Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Апгрейд Пейна ...
Написал: Sasai-Kudosai
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 28
Тема: Обсуждение ман...
Написал: Kakashe_Hatake
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 5613
Тема: Спойлеры One P...
Написал: Rikudo_SenninLOL
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 5617
Статистика

В деревне: 273
Учеников: 257
Шиноби: 16

Darkel, Fuva21, raingo, ADEPTYS, Alex_i99, TpaTaTa, Uzumaki_Mars, novoselyanin, StillWater, DrDrem, KycT56, Koori_chan, Kos9k, Alucard_AT, vasida, one_shot

Старый волк. Часть 1. Глава 6

— Профессор Хагрид.

Рубеус вздрогнул. Его спина напряглась.

— Профессор Грюм? — он развернулся, посмотрел заискивающе.

— Студенты сообщили, будто бы видели, как ваши соплохвосты свободно бегали по опушке Запретного леса, — произнёс Тобирама прохладно. — Это правда?

— А?.. Что?.. Не, профессор Грюм, не могло быть такого! — замахал руками Рубеус, вымучивая улыбку. — Все соплохвосты в вольерах, как вы и сказали…

— На прошлой неделе их было сорок восемь, — Тобирама слегка прищурился. — Что если я сосчитаю их сейчас?

Полувеликан потупился, увлечённо разглядывая что-то у себя под ногами. Тобирама нахмурился.

— Профессор Хагрид, вы понимаете, по какой причине я потребовал ужесточения мер безопасности?

Не поднимая головы, Рубеус кивнул.

— Почему я запретил подпускать к соплохвостам учеников младше шестого курса?

Рубеус кивнул снова.

— Тогда почему вы допустили, чтобы твари сбежали?

Хагрид был ни жив ни мёртв, сжался под его взглядом и что-то бессвязно бормотал. «Поделом, — без жалости подумал Тобирама. — Может, хоть думать научится и не подвергать студентов опасности».

По поводу хагридовых соплохвостов к нему ещё на второй неделе семестра с разницей буквально в пару часов пришли Драко Малфой и Гермиона Грейнджер. Всё пытавшийся перед ним выслужиться Драко, едва получив разрешение высказаться, пустился в пространные описания того, как Хагрид вечно подсовывает ученикам опасных тварей забавы ради. Гермиона же очень осторожно, при этом буквально моля не выдавать, что она об этом с ним говорила, просила профессора Грюма попробовать донести до Рубеуса, что эти твари слишком опасны для того, чтобы давать заниматься с ними детям. Мотивы у каждого из студентов были свои, но проблема, ими поднятая, была в самом деле серьёзной, и Тобирама решительно вмешался. Альбус поначалу попытался было вступиться за Рубеуса, но затем, узнав о соплохвостах больше, ахнул и полностью отдал это дело Тобираме.

— Ваши оправдания не стоят ничего, — жёстко перебил Второй продолжавшего бормотать Рубеуса. — Сегодня вечером прибывают делегации Дурмстранга и Шармбатона, перед которыми Хогвартс не должен опозориться. Так что потрудитесь в будущем не допускать подобных ситуаций, иначе я гарантирую вам большие проблемы.

Он развернулся и направился прочь от хижины лесника, магическим глазом наблюдая, как Хагрид с огромным облегчением вздыхает и скрывается в доме. Остаётся надеяться, что урок будет извлечён, иначе в самом деле придётся принимать меры.

Возвращаясь в замок, Тобирама прошёл мимо площадки, на которой обычно проводились уроки полётов, — сейчас там разминался пуффендуйский и когтевранский третий курс, чтобы потом перейти к более сложным упражнениям. Всё это происходило под чутким надзором Роланды Трюк, преподавательницы полётов, а ныне ещё и тренера по физической подготовке; когда Тобирама предоставлял на рассмотрение директору этот свой проект новых занятий, то отметил, что Роланда всего только ведёт полёты у первокурсников и судит матчи по квиддичу, даже не тренирует команды, однако получает полное жалование профессора. Альбус тогда пожал плечами и сказал: «Ну, Попечительский совет готов платить, почему мы должны отказываться?», на что Тобирама предложил всё же повысить занятость профессора Трюк, чтобы в случае проверки не возникло проблем. В тот момент он, собственно, и заметил, что имеет смысл заняться физическим воспитанием учеников — из них всех достаточный уровень нагрузки для тела имеют разве что члены команд по квиддичу, но это всего по семь человек с факультета. «Здоровее будут, — привёл он тогда аргумент. — А то только и делают, что сидят целыми днями, а от этого какие только болезни не развиваются». Альбус подумал немного, посовещался с Минервой и согласился. Роланда, конечно, была не слишком обрадована новостью, что придётся работать больше за те же деньги, но слово о здоровье студентов её проняло; сами подростки восприняли нововведение с ещё меньшим восторгом, но бунтовать никто не стал — все опасались ответных действий профессора Грюма.

Прежде, как Тобирама знал, самым страшным человеком в Хогвартсе считался профессор зельеварения Северус Снегг, однако в этом году Второй явно потеснил его с пьедестала. От него не то чтобы шарахались в коридорах, но встретиться взглядом лишний раз остерегались точно; за два месяца, прошедших с начала учебного года, новый профессор защиты от Тёмных искусств приобрёл репутацию жестокого, нетерпимого и много требующего садиста, и Тобирама не спешил это опровергать — зачем, если на его занятиях, по крайней мере, всегда царила идеальная дисциплина, а все задания выполнялись неукоснительно? Любовь студентов была ему без надобности, в отличие от освоения ими предмета на высоком уровне.

В холле замка у мраморной лестницы на стенде висело большое объявление, повешенное неделю назад и взбудоражившее учеников:

Турнир Трёх Волшебников. Делегации из Шармбатона и Дурмстранга прибывают в Хогвартс в ближайшую пятницу, 30 октября, в 6 часов вечера. Уроки в этот день закончатся на полчаса раньше. После занятий всем ученикам надлежит отнести сумки с учебниками в спальни и собраться перед замком для встречи гостей.

Разговоры, собственно, теперь были только об этом — даже Дуэльный клуб, захвативший умы студентов после второго занятия, когда началась практика, отошёл на второй план. Всем было интересно, что из себя представляют ученики из других школ и кого выберут чемпионами; старшекурсники потихоньку обсуждали, кто будет выдвигаться, и делали ставки, и пока лидировал Седрик Диггори — половина Хогвартса была уверена, что староста Пуффендуя и школы, отличник и капитан команды по квиддичу более чем достоин представлять Хогвартс на Турнире. Преподаватели, стоит отметить, придерживались того же мнения.

— Уверена, это будет Седрик, — заявила накануне вечером в учительской Помона, глядя на всех с таким видом, словно готова была подложить дьявольские силки в постель тому, кто не согласится. — Мальчик просто молодец и, более того, уже начал готовиться — взял в библиотеке книги о прошлых Турнирах и изучает задания с них.

— Да, мистер Диггори подходил ко мне, — закивал Филиус, — спрашивал о загадке с Турнира тысяча шестьсот восемьдесят второго года. Мы с ним имели очень интересную беседу!..

Большой зал — по случаю приезда гостей так же, как и весь остальной замок, вычищенный до блеска — был украшен огромными полотнищами с гербами факультетов и школы, и голубой фон эмблемы Когтеврана перекликался с цветом неба, которое отражал волшебный потолок. Обед ещё только начался, но Минерва уже отставила опустевшее блюдо и поднялась из-за стола, когда Тобирама подошёл. Они обменялись кивками, и заместитель директора быстро покинула зал — у неё после обеда были ещё уроки, и в то же время ей необходимо было успеть закончить кое-что к вечеру. Собственно, именно Минерва по большей части ведала организационными моментами подготовки школы к Турниру — Альбус был занят какими-то другими важными делами, что не мешало ему, впрочем, сейчас степенно попивать тыквенный сок.

— Аластор, послушай, — стоило Тобираме сесть рядом, обратился к нему директор. — Сегодня мне снова пришло письмо от нашего доброго друга…

— И что?

— Что обычно, — Альбус хитро улыбнулся. — Горело письмо красиво… Но я почитал его прежде, стоит признаться. На сей раз мистер Люциус Малфой отмечал, что конец октября — слишком холодное время для занятий спортом на улице…

«Это он ещё не знает, что у меня в планах практика закаливания».

— Я думаю пойти ему навстречу и перенести эти уроки в школу, — сообщил Альбус. — А то так сильно, как это делаем мы, игнорировать главу Попечительского совета… — он покачал головой, показывая, что то, чем они занимаются, на самом деле очень плохо. Ещё бы лукаво блестеть глазами перестал, тогда бы Второй ему, может быть, и поверил.

— Ты директор — тебе решать, — ответил Тобирама безразлично и придвинул к себе блюдо с запечённой картошкой; проект с тренировками был реализован и переложен на плечи других людей, поэтому Второй не собирался тратить время на решение вопросов, связанных с ним, — только на наблюдение со стороны за тем, чтобы всё исполнялось правильно.

Альбус явно уловил его настроение и отстал, отвлёкшись на десерт.

Из-за приезда гостей весь день никто из студентов на уроках себя особо не утруждал, что раздражало Тобираму. «Как же легко отвлечь их от знаний», — думал он, задавая домашние задания больше обычных — на самостоятельное изучение перешло то, что не успели разобрать в классе. Услышав сию радостную весть, студенты примолкли, и на лицах их отразилось понимание. Кажется, определённый прогресс всё же был достигнут.

Вечером, ближе к шести, деканы вывели своих подопечных на улицу и построили ровными рядами перед дверями замка. Учителя расположились позади остальных, и поверх голов студентов Тобирама наблюдал за местностью, особо пристальное внимание уделив вольеру с соплохвостами: внимательно вгляделся в него магическим глазом и обнаружил, что Рубеус как раз заканчивает укреплять забор пластинами из металла — деревянные были неэффективны против тварей, умевших выстреливать искры. Удостоверившись, что здесь всё пришло в норму, Тобирама перевёл взгляд на небо как раз в тот момент, когда Альбус воодушевлённо выкрикнул:

— Чует моё сердце, делегация Шармбатона недалеко!

Сердце его чуяло верно — в небе над Запретным лесом на фоне бледной луны вначале возникло тёмное очертание чего-то огромного, по мере приближения трансформировавшегося в карету впечатляющих размеров, которую тянули по небу гигантские золотые кони. По рядам студентов прокатился общий восторженный вздох, а Помона, стоявшая рядом с Тобирамой, побормотала себе под нос:

— Не могут обойтись без показухи, петухи французские…

Наконец, карета приземлилась и, прокатившись по земле ещё несколько десятков метров, остановилась окончательно. Из неё тут же выскочил мальчишка, разложивший ступеньки, и отошёл в сторону, давая дорогу директору. Из воспоминаний Аластора Тобирама знал, как выглядит мадам Олимпия Максим, да и к Рубеусу привык, поэтому не испытал удивления, увидев полувеликаншу, а вот подростки вокруг него были явно шокированы её ростом, который, впрочем, ничуть не мешал женщине быть грациозной. Найдя глазами Альбуса, она расплылась в улыбке, подошла к директору и протянула ему руку. Альбус, лишь слегка наклонившись, её поцеловал.

— Дорогая мадам Максим! Добро пожаловать в Хогвартс!

— Дамблёдорр, — произнесла Олимпия грудным голосом. — Надеюсь, вы пребываете в добром зд'гавии?

— Спасибо. Я в превосходной форме…

Пока они обменивались любезностями, Тобирама обратил внимание на учеников Шармбатона, выстроившихся за спиной своего директора. Их было пятнадцать, как и значилось в заявке, и выглядели они как на подбор: разных ростов, но одинаково подтянутые и смотрящиеся крайне неуместно здесь, на севере, в своих тонких голубых мантиях. Многие ученики зябко тряслись, часть поглядывала на замок с удивлением пополам с ужасом. «Как видно, не только наши студенты мало знают о других школах волшебства», — отметил про себя Тобирама.

— Ка'г-ка'гов уже приехал?

— С минуты на минуту ждём, — сказал Альбус. — Вы его будете приветствовать здесь или пойдёте сразу в замок?

— Лучше пойдём в замок, тут у вас холодно, — Олимпия величаво махнула своим ученикам. — Следуйте за мной…

— Холодно им, — продолжала ворчать Помона, пока хогвартцы расступались, чтобы пропустить гостей. — Шубку бы потеплей надела, и было бы хорошо…

— Помона, — укоризненно шикнула на неё Минерва. — Хватит уже.

Женщина не ответила, но как только её подруга отвернулась, мимолётно передразнила её, заставив Аврору и Батшеду, стоявших дальше, хихикнуть. На этот звук обернулись было несколько семикурсников, но одного взгляда Тобирамы хватило, чтобы подростки вновь принялись увлечённо разглядывать небо.

Однако смотреть надо было вовсе не туда, а на озеро; вода на нём вскоре вспенилась, и из глубин поднялся корабль, развернув паруса и флаги с двуглавым орлом. Когда на берег был скинут трап, и по нему стали сходить пассажиры, Тобирама окинул их взглядом и отметил, что дурмстрангцы подготовились однозначно лучше своих коллег из Франции: на всех были тёплые шубы, несколько переоценивающие суровость осени в этих краях, но зимой явно не будущие лишними. Возглавлял же процессию, поднимавшуюся по склону, человек, который заслуживал самого пристального внимания — Игорь Каркаров, директор Дурмстранга, бывший Пожиратель Смерти, дезертир и трус. Пример для подражания студентам, надо признать, сомнительный.

— Дамблдор! — слишком уж радостно, чтобы верилось в искренность, воскликнул Игорь. — Как поживаете, любезный друг?

— Благодарю, прекрасно, профессор Каркаров, — в тон ему отозвался Альбус, отвечая на рукопожатие.

— Старый добрый Хогвартс, — Игорь обвёл замок холодным, проницательным взглядом, при этом продолжая ненатурально улыбаться. — Как хорошо снова быть здесь, как хорошо… Виктор, иди сюда, в тепло. Вы не против, Дамблдор? Виктор немного простыл…

— Виктор Крам?! — зашептались студенты вокруг. — Неужели сам Крам?! Он ещё школьник?..

— Тьфу ты, а этот будет позёр похуже, — хмыкнула Помона, провожая входящего в двери Каркарова презрительным взглядом.

Минерва вновь повернулась.

— Помона!

— Что? — декан Пуффендуя приподняла брови. — Не согласна, что ли?

— Сейчас не до этого, — раздражённо прошипела МакГонагалл и отдала распоряжение студентам Хогвартса возвращаться в замок.

— Дорогая моя, позволю себе согласиться с Минервой, — проговорил Флитвик, с добродушным укором улыбаясь. — Не стоит обижать гостей.

— Ну хоть вы-то со мной согласны, Аластор? — обратилась к нему за поддержкой Помона, и Тобирама, подумав, кивнул:

— В том, что перья они распушили, точно.

Победно глянув на Филиуса, Помона взяла Второго под руку и потянула в замок. Недовольно нахмурившись, Тобирама отдёрнул руку, на что Помона, ничуть не обидевшись, лишь возвела глаза к потолку.

К тому времени как они вошли, все студенты уже заняли места за столами в Большом зале. Дурмстрангцы за столом Слизерина с интересом оглядывались по сторонам, в то время как шармбатонцы, устроившиеся рядом с когтевранцами, продолжали трястись и согревать дыханием ладони.

— Ничуть не холодно, — проходя мимо, услышал Второй сердитый комментарий Гермионы Грейнджер. — Неужели трудно было захватить с собой плащи!

Последними в зал вошли директоры трёх школ. Увидев мадам Максим, её подопечные поспешили встать. За соседними столами раздались смешки, но шармбатонцы невозмутимо оставались на ногах, покуда женщина не опустилась в кресло по левую руку от Альбуса, за что получили первый мысленный плюс от Второго, ценившего проявление уважения.

Дождавшись, когда разговоры стихнут, Альбус, продолжавший стоять, звучно заговорил:

— Добрый вечер, леди, джентльмены и привидения, а главное, наши гости. С превеликим удовольствием приветствую вас в Хогвартсе! Уверен, вы хорошо проведёте у нас время. Не сомневаюсь, вы уже успели оценить удобства нашего замка! — он продолжал улыбаться, несмотря на то, что пара девушек из Шармбатона хмыкнула. — Официальное открытие Турнира состоится сегодня вечером, сразу же после ужина. Угощайтесь, дорогие друзья, на славу. Ешьте, пейте и чувствуйте себя как дома!

Альбус сел, и Игорь Каркаров тотчас же наклонился к нему и принялся вещать:

— Нужно, чтобы ваш школьный целитель… у него хорошая квалификация, я надеюсь?.. так вот, необходимо, чтобы он сегодня же осмотрел Виктора — я, кажется, уже говорил, что он простудился? А ещё нужно…

— Кто этот Виктор? — решил всё же поинтересоваться Тобирама у сидевшей рядом Батшеды, предположив, что это может оказаться важно, раз директор Дурмстранга так именно с этим учеником носится.

— Аластор, вы шутите, правда? — проникновенно уточнила Бабблинг и шокировано раскрыла глаза, когда он отрицательно покачал головой. — Но как же так!.. Виктор Крам — самый известный на сегодняшний день ловец, он участвовал в финале Кубка мира этого года и поймал для Болгарии снитч.

— Разве вы интересуетесь квиддичем? — удивился Филиус, расположившийся по другую сторону от Тобирамы.

— Я интересуюсь игроками… — откликнулась Батшеда и перевела взгляд на молодого болгарина, с которым завёл беседу Драко Малфой.

— Ах, женщины-женщины… — со знанием дела протянул Филиус и вернулся к йоркширскому пудингу.

Тут очень незаметно (по сравнению с обычно производимым им шумом) в зал через заднюю дверь проскользнул Рубеус и пристроился с краю. Тобирама бросил на него вопросительно-суровый взгляд, и лесничий с виноватой улыбкой кивнул и махнул рукой, давая понять, что всё улажено. Это Второй собирался позже проверить, а пока перенёс внимание на вошедших почти сразу за Хагридом людей: Людо Бэгмена, начальника Департамента магических игр и спорта, и Бартемиуса Крауча-старшего, главу Департамента международного магического сотрудничества. Впрочем, Людо его мало заинтересовал; острый взгляд достался Краучу. «Согласно информации Питера, он под Империусом Тёмного Лорда, — подумал Тобирама. — Перебив контроль, можно попробовать выяснить, где Лорд сейчас…»

— Профессор Грюм, — перегнувшись через Флитвика, Минерва подозрительно сощурилась, — что вы замышляете?

— Не понимаю, о чём вы, — отчеканил Тобирама, внутренне напрягшись — он был уверен, что контролировал выражение лица, а окклюменционные барьеры не давали сигналов о попытке проникновения в сознание.

— Тогда не буравьте так взглядом мистера Крауча, пожалуйста, — проговорила в ответ Минерва и отвернулась, но продолжала всё-таки порой бросать на него короткие взгляды.

«В другой раз», — заключил Тобирама, не собираясь распалять подозрительность МакГонагалл. Или тем более Альбуса, который искоса наблюдал за ними, не отрываясь от разговора с коллегами-директорами.

Официальную речь Дамблдора о правилах Турнира и отбора чемпионов, которую тот произнёс по окончании ужина, Тобирама не слушал — он думал о своём. «Итак, при первом же удобном случае необходимо побеседовать с Краучем-старшим — он последний известный мне человек, видевший Лорда. В идеальном варианте Лорд, слишком слабый для самостоятельного перемещения, всё ещё находится в доме Краучей; в чуть худшем — Бартемиус видел, кто из последователей пришёл за Лордом и помог ему… Велика вероятность также того, что к Бартемиусу был применён Обливейт, чтобы он наверняка не выдал тайн; впрочем, способы сломать любые блоки есть, хотя большую их часть будет провернуть непросто из-за того, что Крауч — высокопоставленный министерский сотрудник, которому нельзя исчезать надолго…»

В конце пира, когда иностранные делегации и студенты Хогвартса уже покидали зал, Альбус подошёл к нему.

— И всё же, мой друг, — произнёс он одновременно лукаво и серьёзно, — что ты затеваешь?

— Почему все решили, что я затеваю что-то? — процедил Тобирама, поднимаясь на ноги; протез клацнул по полу.

— Я верю Минерве, — спокойно откликнулся Альбус, поправив очки. — У неё поистине кошачье чутьё.

Он сам усмехнулся своей шутке, Тобирама остался холоден. Впрочем, взгляд директора требовал, и ответить всё же пришлось:

— Пока тебе об этом знать не стоит. Но в своё время я всё расскажу.

— Обещаешь? — взгляд Альбуса стал до невозможности пытливым.

— Обещаю, — преспокойно кивнул Тобирама и похромал прочь. Когда он проходил мимо, Игорь Каркаров одарил его взглядом, полным страха и ненависти, но был проигнорирован напрочь.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 118 | Добавлено: 2016-11-14
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]