Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Апгрейд Пейна ...
Написал: Sasai-Kudosai
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 28
Тема: Обсуждение ман...
Написал: Kakashe_Hatake
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 5613
Тема: Спойлеры One P...
Написал: Rikudo_SenninLOL
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 5617
Статистика

В деревне: 301
Учеников: 292
Шиноби: 9

6ITACHI9, FreakyCat, Gray_8, Silent_Horror, SharinganX3, Akuma, StillWater, Johnny_Bravo_Outdoors, Uzumaki_Mars

Орёл, несущий копьё. Арка 1. Глава 2

Ночь была тяжела и не принесла отдыха. Беспокойный сон, полный теней и угроз, мучил Влада до самого рассвета; проснулся же он от того, что почувствовал на своей щеке горячее дыхание. Открыв глаза, холодея, он увидел напротив собственного лица ощеренную пасть.

Спросонья Влад, испугавшись, резко дёрнулся прочь, подальше от твари, но быстро осознал, кто его разбудил, и почти со злобой прикрикнул:

— Прочь, Локи!

Огромный угольно-чёрный дог отстранился, продолжая пристально глядеть на юношу.

— Чёрт тебя дери, Макс, — раздражённо проговорил тот, вставая с кровати и одеваясь. Едва увидев, что он готов, пёс дёрнул хвостом из стороны в сторону и покинул комнату. Влад вышел следом за ним и, прикрыв дверь в свою спальню (запирающими заклятиями в общежитии Семёрки никогда не пользовались), направился вниз, на второй этаж здания. Это просторное помещение, межкомнатные перегородки в котором были снесены в первый же месяц после того, как здесь обосновалась Семёрка, совмещало в себе и столовую, и библиотеку, и просто место, где можно провести время перед камином, делая домашние задания или читая.

Время было ещё довольно раннее, никак не позднее девяти, однако Адлер и Макс уже сидели за большим овальным столом. Гриндевальд, закинув на свободный стул ноги, что-то писал в объёмной тетради, используя книгу в качестве подложки, а Винтерхальтер доканчивал свой завтрак. Впрочем, стоило в комнату вбежать догу, его хозяин поднял взгляд от еды.

— Влад, — насмешливо приветствовал товарища Максимилиан; в его холодных зелёных глазах читалось откровенное пренебрежение.

— Адлер, Макс, — Влад старательно сдерживал недовольство, однако всё же не смог полностью сохранить маску невозмутимости. — Может, ответишь мне, зачем послал Локи разбудить меня?

— А ты ожидал, что я сам приду тебя будить? — Винтерхальтер чуть скривился и вернулся к завтраку. — Много чести для полукровки.

Влад быстро сжал и разжал кулаки, прикусил изнутри щёку. Всего капля, всего одна капля решила бы проблему раз и навсегда… Но Адлер не позволит. Лишь осознание этого в очередной раз остановило Влада, заставило его напустить на себя безразличный вид и сесть за стол напротив Макса, теперь обращавшего на него внимания не больше, чем на мебель вокруг. Грин же, казалось, вовсе не интересовался происходящим, поглощённый своим делом.

— Завтрак.

Тарелка с омлетом, тосты и чай не замедлили появиться на столе — домовые эльфы Дурмстранга всегда работали быстро и качественно.

— Зачем я вам понадобился? — ровно спросил Влад; он прекрасно знал, что если бы причины не было, то его в свободный от занятий день до полудня уж точно бы никто не трогал.

Не соблаговолив ответить, Макс лишь указал вилкой на предводителя Семёрки.

— Адлер?

— М-м? — протянул тот, не отрываясь от записей.

— Что ты хо?..

— Подожди, — перебил его Грин, быстро выводя на бумаге слова. Пару минут спустя он остановился, пробежал глазами по строчкам и, судя по всему, оставшись доволен результатом, отложил в сторону карандаш и тетрадь. — Теперь я весь внимание.

— Скорее уж я должен внимать, — сделав глоток чая, отозвался Влад.

Адлер легко улыбнулся; впрочем, в улыбке его, как и всегда, было мало искренности.

— У меня есть задание для тебя, Влад. Вчера тебе удалось установить определённый контакт с гостями из Британии — сегодня же необходимо этот контакт развить.

— Насколько я помню, по плану Пожирателями должны были заняться Яков и Деян, — заметил, нахмурившись, Влад.

— Ты многое пропустил, пока был на Буяне, — протянул Макс, по-прежнему не глядя на товарища, почёсывая Локи за ухом. — Якова отозвали на несколько дней домой. Вроде как отец хочет представить его каким-то своим важным партнёрам.

— Деян будет участвовать, — продолжил Адлер. — Однако у вас будут несколько разные цели. Видишь ли, после вчерашнего моего общения с Пожирателями наметилась одна небольшая проблема…

— Северус Снегг, — уверенно закончил за него Влад.

Адлер кивнул.

— Да, ты прав. Этот человек слишком подозрителен и осторожен; более того, я ему, судя по всему, не очень-то понравился, а уж Макс — тем более.

— И ты хочешь использовать то, что мы оба занимаемся зельеварением, для поиска точек соприкосновения?

— Тебе всего лишь надо немного усыпить его бдительность, довести его отношение к нам хотя бы до нейтрального. В это время Деян подготовит почву, а я сам вечером вплотную займусь лордом Малфоем и двумя другими его товарищами. Впрочем, как я понимаю, Тёмный Лорд будет учитывать слова лишь Малфоя и Снегга.

— Я понял тебя. Сделаю, что смогу, однако не могу ничего обещать — всё же Северус Снегг не из тех людей, которые легко дадут очаровать себя.

— Но нам это нужно, Влад, — серьёзно сказал Адлер, чуть сузив глаза. — Мне это нужно, чтобы планировать дальнейшие действия.

Едва приметно вздрогнув, Влад опустил голову; порой выносить взгляд Гриндевальда становится просто невозможно.

— Будет сделано.

— Хорошо. И тогда ещё пара слов касательно вечера: я всерьёз намерен поругаться с Эбером.

— Мне казалось, ты решил не трогать его до весны, — проговорил Макс с тенью недовольства в голосе, словно его намеренно обманули.

— Зачем тянуть, если можно разобраться сейчас? — пожал плечами Адлер. — Он давно напрашивается на проблемы — отчего бы не устроить ему их? К тому же, это отличная возможность показать себя, а нам ведь нужно, чтобы Пожиратели спели своему Лорду правильную песню.

— Поступай, как знаешь, — махнул рукой Макс, всё ещё недовольный.

— От нас что-нибудь требуется? — уточнил Влад, опытом наученный, что Адлер редко делится планами, если только не имеет необходимость вовлечь в них товарищей.

— Требуется, — подтвердил Грин, — сыграть небольшие роли в вечернем спектакле: жертва и цепной пёс.

— Нет, — резко выступил против Винтерхальтер.

— Да, Макс, да, — Адлер даже голоса не повысил, но скрытой угрозы в его тоне хватило, чтобы заставить замолчать хотевшего было начать спорить артефактора. — Это необходимо, чтобы довершить сцену.

— Так пускай Штайнер и изображает из себя жертву! — Макс резко поднялся на ноги, опёрся руками на столешницу; чувствуя гнев хозяина, Локи прижал к голове уши и низко зарычал. — Я-то тут при чём?

— Мне нужен контраст, — всё так же ровно ответил Адлер, — и, кроме него, демонстрация верности.

— И почему свою верность не может продемонстрировать Петар или Деян?..

— Потому что это сделаешь ты.

Казалось, в комнате резко похолодало. Какое-то время Макс продолжал сверху вниз яростно смотреть на Адлера, но тот оставался всё так же холоден и собран, не отводил взгляд. В конце концов, Макс тихо хмыкнул и отступил, опустился обратно на стул.

— Влад, у тебя вопросов нет? — спросил Адлер, переводя взгляд на зельевара.

— Нет, — лаконично ответил он. Может, Владу и не нравилась роль, отведённая ему в спектакле, однако оспорить решение лидера он, опять-таки наученный опытом, даже не пытался.

— Тогда подробности я вам напишу чуть позже, когда все разойдутся, и у меня будет возможность спокойно подумать, — сказал Гриндевальд уже более дружелюбно.

Тут Влад почувствовал лёгкое жжение, исходящее от перстня с выгравированной на нём семиконечной звездой. Все трое студентов почти синхронно достали из карманов небольшие записные книжки в кожаных переплётах.

«Директор пригласил британцев на завтрак. Максимум через час можем приступать».

Удовлетворённо кивнув, Адлер взял со стола карандаш.

«Спасибо, Деян, — написал он в своём блокноте, и тут же слова появились в остальных шести. — Когда будут заканчивать, дай знать».

«Хорошо».

— Тогда, господа, я вас на время покину, — захлопнув записную книжку, произнёс Адлер, поднимаясь. — Необходимо закончить составление плана. Но всё равно держите меня в курсе событий.

Когда он вышел, повисла тяжёлая тишина.

— Полагаю, нам необходимо согласовать действия, — негромко заметил Влад.

— Полагаю, обойдёмся, — Макс последним глотком осушил чашку, встал и вновь бросил на вынужденного напарника уничижительный взгляд. — Моя часть работы — не твоего ума дело. Занимайся своими пробирками и котлами.

Когда Макс вышел, Влад, больше не сдерживаясь, бросил ему вслед ненавидящий взгляд и вернулся к своему уже порядком остывшему завтраку.

Час спустя выйдя на галерею, идущую по верху стены, опоясывавшей двор у ворот, Влад был спокоен и собран.

— Доброе утро, господа, — приветствовал он магов из Британии и обменялся кивками с Деяном Джукичем.

— А, мистер Штайнер, — Люциус Малфой чуть кивнул, глядя вроде бы с расположением, но в глубине его глаз был лёд и даже толика пренебрежения. — Вы решили присоединиться к нам?

— Если вы не возражаете, — вежливо ответил Влад.

— Не возражаем, — сказал за спутника Северус Снегг, внимательно разглядывая лицо юноши. Помня о своей задаче, Влад обратился к нему:

— Как вы находите Дурмстранг?

— Пока мы ещё мало видели, — лаконично ответил профессор и перевёл взгляд на горы и ущелье, хорошо видные отсюда, со стены.

— И надеемся, что вы и ваш товарищ восполните наши пробелы в знаниях, — произнёс Малфой. — Насколько я понял, вы оба принадлежите к Семёрке?

— Это так, — подтвердил Деян; он всегда отвечал чётко и коротко, а тут ещё сказывалось его далеко не идеальное знание английского.

Подождав немного, рассчитывая, что юноши нечто добавят сами, Малфой заговорил вновь:

— Удивительно, насколько интернациональна ваша группа, — вкрадчиво произнёс он. — Вы, мистер Штайнер, ваш предводитель и мистер Винтерхальтер — немцы…

— Максимилиан швейцарец, — поправил его Влад, — и очень гордится этим.

— А мистер Джукич, как я понял, серб.

— Да, — кивнул немногословный Деян.

— А мистер Тодлер?..

— Немец.

— Есть также хорват и болгарин, вы с ними ещё не знакомы, — дополнил Влад.

— Тогда не могу не спросить, — сказал Малфой, — по правде сказать, я задался этим вопросом ещё вчера: как все вы в этой школе общаетесь? Студенты, насколько я понял, собраны из Центральной и Восточной Европы, а также Балкан.

— В Дурмстранге собраны аристократы Центральной и Восточной Европы, России и Балкан,— Влад нарочно сделал ударение на слове «аристократы», чтобы понаблюдать за реакцией; Малфой на это заявление одобрительно кивнул, а вот Снегг несколько помрачнел. Другие двое Пожирателей продолжали проявлять полное равнодушие к беседе, переговариваясь между собой чуть в стороне от компании.— Для прочих — менее знатных магов и маглорождённых — есть другие школы.

Судя по всему, существование к востоку от Британии нескольких магических учебных заведений было для гостей новостью. Для Малфоя, по крайней мере.

— Так на каком языке здесь ведётся преподавание? — спросил Снегг.

— Возможно, вам, выпускникам Хогвартса, будет несколько сложно это принять, — ответил Влад, — но в Дурмстранге занятия идут на трёх языках: немецком, русском и болгарском, как наиболее распространённых среди студентов. Более того, именно по языковому принципу студенты разделены на отделения. Впрочем, никто не запрещает, к примеру, русским, выучившим немецкий, ходить на занятия с их классом — это не принципиально, ведь программа едина для всех. Так что те старшеклассники, кто владеет не только родным языком, зная, какие именно темы им нужно отработать, могут подстраивать расписание под себя.

— Занятная система, — проговорил Снегг. Влад читал, что в Хогвартсе по четырём факультетам новичков делит Распределяющая шляпа, руководствуясь личными качествами и склонностями ребёнка, однако ему казалось не совсем правильным объединять относительно похожих учеников, ведь это неизбежно влекло за собой возникновение стереотипов о каждом определённом Доме и навешивание ярлыков.

— Практичная, — заметил Малфой задумчиво. — Учит студентов с максимальной выгодой использовать своё время и грамотно строить день.

— А такая система разделения не приводит к тому, что представители разных отделений между собой не общаются? — с определённым сомнением спросил Снегг.

— Нет, — покачал головой Влад. — Желание изучать языки прививается нам с самого детства ещё в семьях, причём именно учить, а не осваивать с помощью языковых чар. Кроме того, в отличие от Хогвартса, у Дурмстранга есть начальная школа (она расположена на другой стороне горы и ниже). Дети поступают в неё с шести-семи лет и четыре класса проходят обучение чтению и письму, этикету, им закладываются основы как минимум одного иностранного языка, а единственным магическим предметом являются тренировки по контролю спонтанных выбросов магии. Так что уже к пятому классу — это соответствует вашему первому курсу — абсолютное большинство из нас может худо-бедно общаться не только с ребятами со своего отделения, но и хотя бы одного другого, однако многие на этом не останавливаются. У выпускников есть выражение «собрать тройку» — это значит говорить на всех трёх официальных языках школы.

— И много у вас таких полиглотов? — поинтересовался Снегг.

— Много, — кивнул Деян, на протяжении рассказа молчавший. — Больше половины.

— У нас знающие три языка не считаются полиглотами, — добавил Влад. — Адлер, к примеру, помимо официальных языков школы и английского знает сербский и хорватский, кроме того неплохо понимает по-французски.

— Весьма разносторонне развитый юноша, я смотрю, — протянул Малфой, на которого Гриндевальд явно произвёл накануне большое впечатление.

«Адлер может быть собой доволен», — подумал Влад и быстро взглянул на Снегга; тот был непроницаем, и угадать, о чём он думает, не представлялось возможным. Впрочем, Адлер не приемлет заявлений о невозможности чего-либо, так что необходимо добиться результата во что бы то ни стало.

В воцарившемся молчании маги неспешно зашагали в направлении левого крыла замка. Переход на стене был крытый, и начавший падать снег не коснулся группы; открыв деревянную, окованную железом дверь, Деян с каменным лицом жестом пригласил всех внутрь замка.

— Этот корпус учебный, — сказал Влад, становясь сбоку от Снегга, шедшего рядом с Малфоем. — Здесь расположены все аудитории, а также библиотека и две башни. Одна, к которой ведёт вот этот коридор, отдана учителям; на первом этаже учительская, а над ней — покои преподавателей. В другой башне, Директорской, вы уже были. В правом крыле, соответственно, находятся студенческие общежития, Гостевая башня, медпункт и Дуэльный зал. На участке между корпусами расположен холл, за ним — Зал собраний. Как видите, замок намного меньше вашего Хогвартса, всё расположено компактнее.

— Но у нас территория больше, — заметил Деян. — Все леса вокруг, озеро и горы — всё принадлежит школе.

— Пожалуй, от экскурсии по ней мы откажемся, — произнёс в ответ Малфой. — Расскажите лучше о вашем дуэльном клубе.

— Мы стараемся устраивать ночи сражений часто, — заговорил Деян. — Хотя бы раз в пару недель, по пятницам. Так есть возможность тренироваться…

Пока прочие Пожиратели внимали рассказчику, хогвартский профессор отошёл к окну.

— Вас не интересуют дуэли? — спросил у него Влад, подойдя.

— Крайне мало, — ответил Снегг. — Куда больше меня, как преподавателя, занимают отношения студентов, в первую очередь между собой. Вы говорили, что отделения не держатся обособленно и не конфликтуют друг с другом.

— Так и есть.

— Однако в любой школе неминуемо присутствуют разногласия.

— У нас они носят несколько иной характер, — медленно, словно нехотя, произнёс Влад, показывая, что не слишком любит обсуждение этой темы. — С одной стороны, противостояние имеет место между объединениями учеников, вроде нашего, а с другой… Видите ли, маги чистых кровей не слишком-то любят водиться с прочими.

— Не спорю, наследники древних родов порой бывают нетерпимы к простым смертным, — проговорил Снегг, чуть хмурясь, — но неужели в Дурмстранге не жалуют даже полукровок?

— В Дурмстранге нет ни одного маглорождённого, — негромко сказал Влад и отвернулся.

Какое-то время они помолчали, а затем тема закрылась сама собой, когда группа двинулась дальше. Ещё около часа маги употребили на то, чтобы обойти школу, после чего распрощались до вечера — британцы отправились на обед в покои директора. Деян вызвался их проводить, и Влад, оставшись один, развернулся на каблуках и неспешно пошёл обратно в общежитие Семёрки. Хотя теперь и подходила к концу первая неделя зимних каникул, в школе всё равно оставалось много учеников, однако они предпочитали сидеть по тёплым комнатам и общим залам отделений, и продуваемые всеми ветрами коридоры были пусты. Именно в такие моменты Влад любил Дурмстранг: в моменты тишины, покоя и одиночества.

Однако в этом замке расслабляться не стоило никогда, опасность могла таиться где угодно. Вот и сейчас на ровном, казалось бы, месте Влад запнулся о мгновенно сгустившийся воздух и чуть не упал; устоять ему помогла лишь сноровка и выработавшаяся за годы бытия жертвой магических подножек привычка не ходить быстро. Пока он ловил почти утраченное равновесие, из смежного хода навстречу ему вышли трое парней — скандинавов с крайне недобрыми выражениями на лицах.

— Что-то не так, Штайнер? — издевательски поинтересовался один из них, Ларсен — высокий детина с кривым носом. — Даже пол дыбится, не желая носить грязнокровку?

— Возможно, однажды ты сможешь придумать нечто более остроумное, — отчеканил Влад, украдкой ища пути для отступления. — Хотя сомневаюсь, что столь сложная мыслительная операция тебе по силам.

— Сомневаешься, да? — процедил Ларсен, надвигаясь на него. — Ну так я тебя отучу, червь, сомневаться в словах чистокровного!

От первого выпущенного заклинания Влад ещё увернулся — но тут же пропустил второе, рассёкшее бровь. Из-под разбитой кожи заструилась кровь, Влад потерял ориентацию; его толкнули на стену и прижали к ней лицом.

— Знай своё место, грязнокровка, — жёстко проговорил Ларсен, вжимая его в холодный камень щекой под глумливый гогот дружков. — Не смей выступать, иначе в следующий раз…

Магическая волна отбросила парня прочь, не дав закончить, и Влад, наконец, смог нормально вздохнуть. Повернувшись, он увидел в нескольких метрах от себя Макса с палочкой в руке. Отброшенный на пол Ларсен тоже поглядел на него; поднявшись на ноги, он скривился.

— А-а, защитник пожаловал, — парень брезгливо сплюнул на пол. — Что, Грин послал? Или сам проникся любовью к убогим?

— Выбирай выражения, — Макс поднял палочку выше, стоило противникам потянуться к собственным. — Даже не думайте. Не хотите встретить закат в образе петухов? Тогда исчезните.

Повисла опасная пауза. Все пятеро юношей не двигались с мест, напряжённо следя друг за другом, однако никто шевелиться не рисковал. Затем, наконец, Ларсен фыркнул и, махнув товарищам, отступил. Только тогда Влад позволил себе полностью убрать обратно в держатель на предплечье палочку, которую уже наполовину извлёк, хотя и понимал, что большого толка от него с бою всё равно не будет.

— Благодарю, — флегматично произнёс он.

— Не за что, — не менее хладнокровно отозвался Макс.

До общежития Семёрки юноши не обменялись больше ни словом. Миновав полутёмное помещение на первом этаже, они поднялись в студию и там сразу разделились: Макс занял своё любимое кресло у камина, возле которого на коврике лежал Локи, а Влад подошёл к вернувшемуся за обеденный стол Адлеру, у которого на коленях вновь была тетрадь. Напротив него расположился Петар Марков, уже принявшийся за жареные колбаски и картошку.

— Как прошло? — не подняв головы, спросил Адлер.

— Лучшим образом, — ответил Влад, опустившись на соседний стул. — Малфою ты нравишься, со Снеггом я, пока Деян занимал его спутников, побеседовал — полагаю, он теперь настроен менее скептично на наш счёт. Двое других Пожирателей мало интересовались происходящим, однако, как ты сам говорил, это особой роли не играет.

— Верно, — согласился Адлер, покусывая кончик пера. — Хорошая работа. А что по второму делу?

— Всё прошло так, как ты и планировал, — лаконично ответил Влад.

— Не беспокойся, отыграли безупречно, — бросил со своего места Макс. — У Влада талант к изображению жертвы насилия.

— Не скалься, Макс, всё равно ведь не укусишь, — пробасил Петар, покосившись на Винтерхальтера. Тот хмыкнул и, взяв с невысокого столика книгу, открыл её на заложенном месте и погрузился в чтение.

Дописав до конца особо большой абзац и поставив точку, Адлер поднял голову и внимательно посмотрел на Влада, задержав взгляд на свежей ране. Взяв его лицо за подбородок, Грин повернул к свету, чтобы лучше видеть.

— Кто? — только и спросил он.

— Судьба-злодейка, — уклончиво сказал Влад, но вырываться не рискнул, терпеливо замерев, пока Адлер не удовлетворит своё любопытство. — А всё из-за деда. Если бы он не пошёл в своё время за твоим прадедом, мой отец вряд ли бы женился на маглорождённой, и у меня бы сейчас не было таких проблем.

— Хочешь сказать, косвенно я виноват? — отпустив его, Адлер чуть прищурился, но на сей раз скорее шутливо.

— Нет, разумеется, — покачал головой Влад. — Говорю же — судьба.

— Дурак ты, Штайнер, — проворчал Петар, запустив пальцы во всклоченную гриву чёрных волос, ещё больше их растрепав. — Сказал бы, кто тебя разукрасил — мы бы его отучили палкой махать.

— Всё было согласно замыслу. К тому же, полагаю, внушений Макса тем парням вполне хватило.

— Будем надеяться — ради самих этих парней, — произнёс Адлер, закрывая тетрадь и поднимаясь. — Последуйте примеру Петара и пообедайте без меня — Аларикус изъявил желание обсудить некоторые детали его эксперимента. После вы свободны, однако вечером жду всех в Дуэльном зале; задания, уверен, вы помните. И Влад, убери рану.

— Как угодно, — безразлично отозвался Влад и заказал у эльфов обед. Настойка бадьяна и немного магии легко устранят следы недавней стычки.

После трапезы он удалился к себе и посвятил время разбору ингредиентов, привезённых им с Буяна — частью не совсем легальных, но необходимых для различных исследований. К счастью, финансы на покупку всего имелись.

Вниз Влад спустился лишь ближе к половине девятого, однако спутника ему всё равно пришлось ждать — то ли Макс и сам ушёл в свои занятия с головой и забыл о времени, то ли просто считал себя выше того, чтобы приходить первым на встречу с полукровкой. Когда же Винтерхальтер, наконец, изволил явиться, Влад не укорил его, да и Макс не сказал ни слова, и в Дуэльный зал они направились в традиционном для них молчании.

Дуэльный зал находился на втором этаже правого крыла; когда отворились его массивные двери, молодые маги оказались на верхнем ряду большого амфитеатра, каменные ступени которого спускались к просторной квадратной арене, отгороженной магическим барьером. Ровно над ней под самым высоким потолком висела огромная люстра из нескольких квадратных металлических каркасов разного размера с закреплёнными в углублениях на них свечами. Ни окон, ни других источников света в помещении не было.

Влад и Макс подоспели как раз в тот момент, когда на арене кто-то из болгар мастерски сразил Оглушающим заклятием своего оппонента, на что собравшиеся зрители отреагировали одобрительным рёвом. Пройдя сквозь толпу, юноши спустились почти до самого низа, свернули налево и вошли в ложу, выдававшуюся вперёд, от остальной трибуны второго ряда отделённую бордюром до колена. Располагавшаяся напротив учительская ложа была как всегда полупуста. Директора в зале не было.

— А вот и ещё два рыцаря моего Круглого стола, — объявил Адлер магам из Британии.

— Добрый вечер, — приветствовал Влад собравшихся.

Ограничившись коротким кивком, Макс опустился в строгое деревянное кресло по правую руку от Адлера и стал демонстративно следить за сражением — наверняка всё ещё раздражён из-за плана. Скользнув взглядом по компании — Адлер усадил Малфоя слева от себя и теперь вернулся к оживлённой беседе с ним, а Деян что-то объяснял двум другим Пожирателям, — Влад занял место рядом со Снеггом.

Тем временем на арене закончился очередной бой — публика взорвалась аплодисментами. Недавние противники вежливо поклонились друг другу; магический барьер исчез, и они вернулись на свои места среди зрителей. Когда собравшиеся немного поутихли, вперёд вышел Тим — немец-семиклассник, в последний год всё время на дуэльных собраниях бравший на себя роль конферансье.

— Грин! — выкрикнул он, и студенты заорали так громко, что, казалось, содрогнулись стены.

— Пожелайте мне удачи! — весело попросил Адлер и, подмигнув хмурому Максу, легко спрыгнул из ложи прямо на арену. — Ну что?! — задорно крикнул он, поворачиваясь на месте, обводя вызывающим взглядом зал. — Кто-нибудь хочет сразиться со мной?

— Да! — донеслось откуда-то с верхних рядов. На ноги поднялся и спустился на арену крепкий парень с русыми волосами.

— Всегда к твоим услугам, Илья, — Адлер достал из специального крепления на поясе, сходного с ножнами, волшебную палочку. — Прошлая наша дуэль доставила мне массу удовольствия.

— О чём они говорят? — спросил Снегг.

— Ничего интересного, — ответил соседу Влад. — Адлер любезничает.

— Значит, знаете русский?

— Это мой второй язык после немецкого.

Противники тем временем встали напротив друг друга и легко поклонились; в тот же миг магический барьер поднялся вновь, отгородив арену от зрителей. Парни на площадке развернулись, двинулись прочь друг от друга, но через десять шагов остановились, резко развернулись на каблуках — а дальше происходило то, что, судя по лицам, безмерно потрясло Пожирателей Смерти. Палочки сражающихся студентов двигались так быстро, расчерчивая воздух, выпуская заклятия одно за одним, что за ними было почти не уследить. Юноши кружили по площадке, обмениваясь магическими выпадами, выставляя щиты, всё, конечно же, невербально.

Дуэль длилась довольно долго, но в конце концов Адлеру удалось зацепить чем-то противника — и тот тяжело упал на одно колено, схватившись за повреждённую руку.

— Хватит, — пробормотал Илья сквозь зубы. — Достаточно на сегодня.

— Победитель — Грин! — восторженно выкрикнул Тим.

Зрители заорали пуще прежнего, приветствуя своего любимца. Ореховые глаза Адлера засверкали; не без самодовольства улыбнувшись, он подошёл к Илье, колдовавшему над своей висевшей плетью рукой.

— Давай сниму, — Адлер совершил несколько движений палочкой, а затем протянул недавнему оппоненту руку и помог ему подняться на ноги.

— Илья — один из лучших бойцов у русских, — сообщил тем временем Деян Пожирателям Смерти. — Он и Грин уважают один одного.

— Друг друга, — ворчливо поправил его вошедший в ложу Петар. — Надо говорить: друг друга.

— Петар Марков, наш специалист по тварям, — представил его Деян, приняв замечание товарища к сведению.

— Приятно, господа британцы.

— Я думал, ты уже не придёшь, — протянул Макс.

— Не могу же я пропустить, как сцепятся Орёл и Боров, — усмехнулся Петар и занял место рядом с Деяном.

За время, пока они разговаривали, Илья ушёл с арены, а Адлер, убрав палочку обратно в «ножны», вновь принялся расхаживать взад-вперёд, подзадоривая публику.

— Ну же, ну же! — говорил он, весело улыбаясь. — Подайте мне второе блюдо!..

— Как насчёт со мной сразиться, Гриндевальд?!

— Понеслось, — довольно рыкнул Петар, наклоняясь вперёд, словно хотел быть ближе к разворачивавшемуся действу.

— Эберт! — Адлер повернулся к поднявшемуся с места сурового вида юноше; тот был очень высок, никак не меньше двух метров, мускулист, широкоплеч. — Тебя я думал приберечь на десерт, но раз настаиваешь…

Ничего не ответив, парень спрыгнул на арену и приблизился к Грину.

— Эбер! Эбер! — скандировали его приятели, с силой топая ногами.

— Это Эберт Оллард, но все его зовут Эбер — по-немецки Боров, — пояснил Петар Пожирателям. — Глава Викингов — второй по силе группировки в школе. И Грина он терпеть не может.

— Знаешь, Эберт, — Адлер чуть склонил голову набок, не спеша доставать палочку, — я безмерно рад, что ты, наконец, решился бросить мне вызов лично.

— Прекрати паясничать, Гриндевальд, — гневно проговорил Оллард, возвышаясь над противником подобно тому, как Дурмстранг возвышается над находящимся у подножия гор озером.— Я хочу, чтобы ты держал ответ за то, что творит твоя Семёрка.

— И в чём же мы провинились перед тобой на этот раз? — закатил глаза Адлер, откровенно выводя из себя оппонента собственной показной беспечностью.

— Нападения на моих людей ты считаешь недостаточно серьёзным проступком? — уже прорычал Оллард.

— Забавно, я хотел спросить то же самое у тебя, — Адлер прищурился. — Буквально сегодня твои ребята крайне некрасиво повели себя с Владом.

— Полукровка должен знать своё место, — Оллард повернулся к ложе Семёрки и посмотрел прямо на Влада. — Может, по имени он и аристократ, но сил у этого… — он скривился, — аристократа хватает только на то, чтобы жаловаться тебе, Грин, — не дождавшись со стороны жертвы оскорблений никакой реакции, Оллард сплюнул. — Жалкий трус! Мог бы и сам выйти на бой, а не прятаться за спиной хозяина!

Откинувшись на спинку кресла, Влад плотнее сжал губы, прожигая противника взглядом, — но упорно продолжал молчать.

— Влад у меня зельевар, если ты забыл, — вежливо вмешался Адлер в их переглядки. — Зельевару вовсе не надо размахивать палочкой — не его профиль.

— Так ты поэтому для охраны приставил к нему своего цепного пса, да?

В своём кресле Макс резко подался вперёд.

— Я не Штайнер, я могу и выйти на арену, — угрожающе процедил он и в самом деле начал подниматься с места.

— Нет, — Адлер не повысил голоса, но опалил товарища таким взглядом, что тот вынужден был вновь сесть. — Давай не будем делать наши недопонимания достоянием общественности, хорошо, Эберт? Мы здесь, чтобы сразиться — давай же этим и решим вставшую проблему.

Он выхватил волшебную палочку так быстро, что Влад даже не уловил его движение. Впрочем, противник Грина не сплоховал и выставил щит прежде, чем заклятие достигло его. Проворно отбежав назад и в сторону, Адлер сделал изящное движение палочкой — и вот уже во врага летит сгусток пламени, в воздухе принявший форму орла. Оллард быстро наколдовал толстую стену воды, а затем, когда атака была отражена, направил жидкость на противника, однако Адлер превратил её в лёд и, неожиданно выскочив из-за образовавшийся на полпути между ними стены, прицельно выпустил в противника какое-то проклятие. На своё счастье Оллард успел увернуться, и чары, просвистев буквально в нескольких сантиметрах от него, ударились в заградительный барьер — тот засветился в месте столкновения и издал тонкий, тревожный звук.

— Гриндевальд, замечание! — грозно крикнул герр Казаков, преподаватель боевой магии. — Слишком Темно.

— Пардон, случайно вырвалось! — отозвался Адлер и увернулся от атаки противника. Они продолжили обмениваться заклятиями, Грин — с весёлой улыбкой на губах, Эбер — сосредоточенный, решительный. Студенты Дурмстранга нестройным хором выкрикивали имена тех, кого поддерживали, топали ногами, просто орали; складывалось впечатление, что во всём зале молчат только преподаватели — и Семёрка. Петар и Деян следили за боем с такими выражениями, словно находились на матче по квиддичу; в противоположность им, Макс всё так же хмурился и крайне гневно глядел на противника Адлера, а сам Влад продолжал держать себя напряжённо.

Но вот Адлер, воспользовавшись тем, что Оллард принял его отвлекающий выпад за полноценную атаку, улучил момент и выпустил проклятие прямо в грудь врага. Его чары были так мощны, что Олларда отбросило назад, он врезался спиной в барьер, заметно вздрогнувший при этом, и грузно упал на каменные плиты площадки, не в силах подняться.

Зал затаил дыхание. Все молчали, и посреди этой звенящей тишины раздавался лишь стук каблуков Гриндевальда, когда юноша медленно приблизился ко врагу. Заметив это, Оллард потянулся было дрожащей рукой к лежавшей неподалёку палочке, но Адлер предупредил его движение и носком сапога отшвырнул магический инструмент прочь. Несколько томительно долгих мгновений Гриндевальд молча стоял над поверженным противником, сверху вниз взирая на него с таким выражением, с каким мог бы смотреть на грязь, приставшую к обуви; затем он опустился на корточки рядом с Оллардом и что-то сказал ему, но так тихо, что никто не разобрал слов.

— Победитель — Грин! — крикнул Тим, нарушая тревожную паузу.

Зал вновь взорвался криками: частью гневными, но в большинстве своём — радостными. Поднявшись на ноги, Адлер принял как должное овации товарищей по обучению, после чего быстро поднялся по ступеням амфитеатра, даже ни разу не обернувшись при этом на потерявшего сознания оппонента, которого теперь уносили из зала приятели, и вошёл в ложу.

— Ну, как-то так, — пожал он плечами, обращаясь одновременно ко всем, и уселся.

— Странно ваши учителя реагировали на откровенные разборки между школьными группировками, — заметил Малфой.

— А точнее, практически не реагировали вообще, — вставил один из его молчаливых спутников.

— Приказ директора Лихачевича, — как всегда коротко ответил Деян.

— Понимаете ли, — продолжил его мысль Петар, — при Каркарове это дело было пущено на самотёк: школьные группы сражались где и когда хотели, пару раз почти доходило до драк прямо во время занятий. И никому ничего за это не было, потому что все прекрасно знали: пока не трогаешь Виктора Крама — директорского любимца — Каркарову до происходящего дела нет. Однако с тех пор, как у нас поменялся директор, всё изменилось; Лихачевич чуть ли не первым делом ввёл очень жёсткие наказания за потасовки в школе, но взамен разрешил нам выяснять отношения вот на этой арене, причём без каких-либо наказаний и последствий. Сейчас, конечно, тоже без периодических стычек в коридорах не обходится, но если кого поймают за подобным — последствия очень серьёзные. Куда проще прийти сюда и открыто вызвать обидчика на бой, чем пытаться отомстить ему из-за угла.

— Мерлин, вот же практичный мужик ваш директор! — усмехнулся Пожиратель, одобрительно кивая.

— Не без этого, — бодро рыкнул в ответ Петар.

Дуэли продолжились и дальше, но после сражений Адлера большая часть из них казалась скучной, неинтересной. Постепенно зрители стали расходиться; противники всё мельчали и мельчали, а когда на арену вышли мальчишки лет четырнадцати, Адлер поднялся с места.

— Всё, тут смотреть больше не на что, — сообщил он. — Когда вы, говорите, уезжаете, лорд Малфой?

— Завтра с утра, — отозвался Малфой, лениво поигрывая тростью. — Однако профессор Снегг останется здесь, чтобы подобрать для Тёмного Лорда ещё потенциальных новобранцев.

— Если вам будет угодно, могу дать некоторые рекомендации.

— Пожалуй, я воспользуюсь вашим предложением, — кивнул Снегг.

— Тогда позвольте на этом откланяться; Деян проводит вас. Лорд Малфой, мистер Крэбб, мистер Гойл, хорошего путешествия. Профессор Снегг, я завтра же свяжусь с вами и предоставлю обещанные рекомендации.

На том и простились, после чего юноши вчетвером вернулись в общежитие. Хотя время и приближалось к полуночи, расходиться не спешили — здесь никто не ложился спать рано; товарищи расположились у камина, а когда к ним присоединился Деян, заказали чай.

— Все великолепно справились, — вынес свой вердикт Адлер. — И ведь оказалось всё не так жутко унизительно, как ты опасался, верно, Макс?

— Всё равно бы предпочёл, чтобы ты меня больше не впутывал в подобное, — проронил тот, поглаживавший положившего ему голову на колени Локи.

— Только если не возникнет в этом необходимости, — строго сказал Адлер.

— Зная тебя и твои планы — возникнет, — проворчал Петар и спросил: — Что дальше?

— Не торопись, — протянул Адлер, сделав глоток чая. — Давайте сегодня просто насладимся хорошо выполненной работой и спокойным вечером. Захватывать мир будем завтра.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 168 | Добавлено: 2016-11-15
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]