Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Гаара vs Джи Р...
Написал: Pirozhochek
Дата: 2024-06-22
Ответов в теме: 147
Тема: Уровни Шиноби:...
Написал: Pirozhochek
Дата: 2024-06-22
Ответов в теме: 387
Тема: Лучший антагон...
Написал: Pirozhochek
Дата: 2024-06-22
Ответов в теме: 179
Статистика

В деревне: 219
Учеников: 208
Шиноби: 11

WhitePrince, Rikudo_SenninLOL, timetraxt, egle742, rekoda, K_A_Z_E_K_A_G_E, Mr_Oink, IkariSolo, Shuric, vitekkl

Незабытая любовь. Глава 7, 8.

Раздался громкий стук и слова:
- Тшшш! Здесь люди спят, не видишь?
- Да помолчи ты, лучше б помог!
Снова стук, но на этот раз не такой громкий.
- Что ты туда положила? Кирпичи?
- Заткнись и помоги!
Раздался щелчок, и купе осветила небольшая лампочка на потолке. Сакура нервно дернулась и укрылась одеялом с головой.
«Что вы там шумите? Дайте поспать немного!»
- Са-а-аш? – спросил чей-то мужской голос.
- Чего тебе? – ответила девушка.
- Да нет, ничего…
- Хватит задавать глупые вопросы! Ты же сейчас её разбудишь. Совесть надо иметь, - не очень тихо сказала эта самая Саша.
«И вправду, где у вас обоих совесть? Я весь день поспать нормально не могла!»
Сакура прижалась к стенке и натянула одеяло ещё сильней.
- Сашка, с ума сошла? – сказал кто-то над головой девушки.
- А что?
- Ты книгу собралась читать? Да сейчас около шести утра.
- А тебе-то что? Спать ложись!
- Со светом-то?!
- Да вот она же спит!
«Ну, всё! Я так не усну».
Сакура скинула одеяло и опустила ноги на пол. Напротив неё была пустая кровать, значит, соседи устроились наверху.
- Молодец! Разбудил нашу соседку! – воскликнула девушка.
- Это я-то? Сама хороша!
Сакура протёрла глаза и осмотрела купе. Вокруг были телесного цвета стены, кровати, сделанные из дерева неизвестной породы, две кровати снизу, две сверху над ними, небольшой столик, стоящий около окна и розовато-рыжие шторы с рисунком разных птиц. Тусклая лампочка придавала всему ещё более желтоватый вид, никак не красивший обстановку.
Девушка подняла голову и посмотрела на своих соседей. На верхней кровати, напротив, лежала девушка лет семнадцати со светлыми русыми волосами, множеством веснушек на носу и красивыми ярко-синими глазами. У неё были короткие, торчащие в разные стороны волосы, придающие ей вид «пацанки». Она была одета в серую футболку и в слегка коротковатые для неё джинсы. Парень, сидящий на кровати над Харуно, выглядел чуть постарше Сакуры. Это был симпатичный рыжеволосый голубоглазый юноша с такими же, как и у, по-видимому, сестры, веснушками. На нём была голубая футболка в полоску, тёмно-синие штаны и серая кофта с капюшоном.
- Привет, прости, мы тебя разбудили? – сказала девушка, пододвинувшись к самому краю кровати.
- Хм, нет, - не очень дружелюбно ответила Сакура. Ей всё ещё хотелось спать.
- Я – Костя, а это моя ненормальная сестра – Саша, - представился юноша, спрыгнув вниз.
- Кто это тут ненормальный? – возмутилась девушка, картинно пригрозив брату кулаком.
- Тихо ты! – шикнул на неё брат.
- Сакура, - представилась Харуно и пожала юноше руку.
- Ты ведь не здешняя, да? – спросила девушка, предварительно дав брату подзатыльник.
- Саша! – воскликнул тот и сел на кровать напротив Сакуры, чтоб сестра не смогла достать до него.
- Да, я из Америки… точнее из Киото, - ответила девушка. Она уже сама толком не знала, откуда она. Она жила и в Америке, и в Киото, а теперь будет жить и в Москве – столице России.
- Круто! А мы из Москвы. Мы с братом ездили к бабушке на каникулы, она живёт в Питере. Ну, правда, это у меня были каникулы, а Костя прогулял пары!
- Я отпросился! – возмутился юноша.
- Ну, да! Сказал, что заболел ветрянкой! Плохо обманывать, - она покрутила указательным пальцем, как бы говоря «Плохой мальчик!».
- И кто мне это говорит? - усмехнулся Костя.
Сакуре не слишком интересно было слушать пререкания брата и сестры. Пререканием, конечно, это нельзя было назвать, так как они говорили это друг другу не со злобой и презрением, а с весельем и смешками.
- А сама сколько раз обманывала? – возмутился Костя.
- Это было сделано для высших целей! – оправдалась Саша.
- Неужели? Для каких? На вроде тех, когда вместо биологии ты пошла в зоомагазин и купила собаку?
- Если б я пришла позже, то наш вредный сосед купил бы её первым, и собака уже давно была бы на том свете! – воскликнула Саша. – И что ты жалуешься? Сойка служит нам верой и правдой!
- Саске? – переспросила Сакура, сразу же окончательно проснувшись.
«Она сказала Саске? Откуда она знает его?», - в голове сразу же мелькнула мысль, возникшая при встрече с Итачи, на счёт мамаши Саске, живущей в Москве у неё по соседству.
- Саске? Нет, Сойка! – возразил Костя. – Ну, скажи, как можно было назвать щенка немецкой овчарки – Сойкой? А?
- Сойка, - машинально повторила девушка и опустила голову.
«Всё-таки Саске всё никак не вылезет у меня из головы. Теперь я ещё и слышу всё не так. Вместо сойки послышался Саске… да уж».
- Слушай, Сакура, а ты куда едешь? До Москвы или до Новосибирска? – оторвав её от мыслей, спросила Саша.
- До Москвы, - ответила она.
- Мы тоже, - кивнул Костя.
Все неожиданно замолчали. Сакура вытащила из-под кровати сумку и достала из неё воду. Ей почему-то стало жарко. Костя забрался обратно на свою кровать, а Саша принялась читать свою книгу. Харуно убрала бутылку обратно и легла на кровать. Она попыталась заснуть, но сон никак не шёл. Ей снова и снова вспоминался Саске. Его глаза, его взгляд, его ухмылка. В голове пролетали обрывки их последнего разговора. Ей то и дело слышалось, как Саске кричал ей.
«Разве для тебя ничего не стоит то, что я приехал за тобой?!»
Его разъяренное, но всё такое же прекрасное лицо, глаза цвета оникса, в которых она ничего не могла понять, слегка взъерошенные чёрные волосы…
Он был для неё идеалом, богом, ставшим человеком, её принцем на белом коне. Вот только принц был лишь снаружи, а внутри был непонятный ей человек… неизведанный загадочный мир, но лишь малую часть этого мира она смогла узнать…
Она вспоминала, как пролетали те мгновения, в которых он и вправду выказывал ей хоть какое-то внимание. Как однажды он ободряюще легонько похлопал её по спине, когда Сакуре предстояло пройти собеседование для работы в одной очень успешной компании. Как улыбнулся ей искренней и такой прекрасной улыбкой. Пусть эта улыбка и длилась не больше двух секунд, но она осталась в её памяти навсегда. Как однажды зимой дал ей свою куртку, чтоб она не замёрзла, хотя сам остался в прохладной летней футболке. Как купил ей дорогой красивый браслет, на который она много месяцев заглядывалась, проходя мимо витрин магазина. Как однажды они поцеловались после День Рожденья Наруто, хоть это и было, когда оба они были до ужаса пьяными…
Всё это говорило ей о том, что Саске к ней не безразличен, но и в то же время, он причинил ей куда больше боли. Нанёс больше ран, чем залечил. А самая глубокая рана, что сочилась кровью в её сердце, всё никак не заживала. Она всё болела и болела, напоминая ей о человеке, нанёсшем эту рану, да ещё и присыпавшем туда соли…
Эта боль отдавалась во все участки тела. От неё болело не только сердце, но и душа, и разум. Вспоминая о нём, она не могла сконцентрироваться, держать себя в руках, не трястись от страха… от страха потерять его…
Но сейчас, когда она дала ему отпор, когда забрала у него своё же окровавленное сердце, когда крикнула ему – не люблю! – она всё больше и больше начинала привыкать к одиночеству, к тому, что его нет рядом. Она начинала принимать тот факт, что сделала шаг ни к нему, а от него, не смотря на то, что он сам пошёл к ней навстречу.
Нет, любовь не проходила, её не становилось меньше. Она была всё такой же безграничной и безумной. Но если раньше она выливалась наружу, то сейчас Сакура пыталась запрятать её назад. Она пыталась контролировать свои эмоции, свои чувства, которые так рьяно кричали и вырывались не только при виде Саске, но и даже если она просто начинала думать о нём. А сейчас она закрывалась от мира, от людей, от всего живого, окружающего её. Лишь этим способом она могла сдержать свои слёзы, с каждым днём наполняющие чашу её эмоций до краёв. Она пыталась сломить саму себя, только чтобы достичь одного – забыть его, не мучиться больше, не страдать и не плакать.
Её боль была самой ужасной и невыносимой. Боль из-за безответной любви. Боль из-за фальши и лжи того, кого она любила. Боль девушки, которую никогда никто не любил так, как любила она его. Эта боль была всепоглощающей и заразительной. Все страдания и мучения были написаны на её лице, в её походке, в её изумрудных глазах, увидевших столько неприязни и ненависти.
Ей было плевать, что она пыталась превратить саму себя в робота, ничего не чувствующего и не умеющего любить. Пусть бы все так и подумали, ей было всё равно. Только бы избавиться от его образа, от его прекрасных, завораживающих ониксовых глаз. Только б забыть его! Ей хотелось быть для всех уверенной, смелой и сильной девушкой, не плачущей каждый день в подушку. Успешной во всём: в работе, в учёбе, в любви…
Сакура встала с кровати и посмотрела на своих соседей. Костя лежал на кровати и тихо посапывал, по пояс укрывшись одеялом, Саша лежала «звездой», а возле неё всё ещё лежала её книга. Сакура выключила свет и подошла к столику. Купе погрузилось в темноту, освещаемое лишь блеском тонкого месяца и нескольких утренних звёзд. В окне мелькали чёрные силуэты деревьев, кустов, ночных птиц, готовящихся ко сну.
Девушка облокотилась на столик и начала наблюдать за тёмным небом, постепенно светлеющем на горизонте. Пока не появившееся солнце отбрасывало от себя тонкие тёплые лучики, говорящие о том, что начинается рассвет. Этих лучиков становилось всё больше и больше, пока не появился маленький кусочек солнца, выглянувший из-за маленьких домиков, что стояли вдали. Небо начало приобретать великолепные оттенки, начиная от нежно-розового и заканчивая тёмно-фиолетовым.
Сакура стояла и наблюдала за всем этим чудом, представшим перед её взором. Был вот уже второй раз, как она видела такой прекрасный рассвет. Это было одним из тех явлений, которые способствовали заживлению ран в её сердце. Первые лучи солнца были самыми заживляющими. Они проникали глубоко в сердце, придавая девушке сил и энергии. Эти тёплые лучи разливались по телу тёплыми струйками, успокаивающими душу и разум. Что-то невероятное и волшебное было в этих рассветах. Что-то завораживающее и в тоже время успокаивающее. Столько оттенков цветов: и голубой, и розовый, и оранжевый, и синий, и фиолетовый, и лазурный, и жёлтый, и даже зелёный, и красный, и ультрамариновый, и лиловый и множество самых невообразимых цветов, каких нет даже в палитре самого Сальвадора Дали. Этот рассвет был словно началом жизни. Он говорил всем живым существам «Вставайте! Новый день пришёл!». Это волшебство, тонкая граница между днём и ночью, тьмой и светом. Выдуманный и созданный природой, этот рассвет придавал красок в жизнь Сакуры, заставляя её улыбнуться хотя бы на секунду…
Глава 8
Саша зевнула и открыла глаза. Она свесила вниз ноги и посмотрела на соседку, которая стояла, облокотившись на столик, и смотрела в окно.
- Привет, - поприветствовала она Сакуру.
Та вздрогнула и повернула голову.
- Привет.
- Ты рано проснулась. Встала с рассветом? – спросила она.
Девушка кивнула и снова посмотрела в окно.
«На самом деле я и не засыпала…»
- Костя, вставай! – воскликнула Саша и кинула в него скомканную кофту.
- Ммм… дай поспать, отстань, - пробурчал юноша и отвернулся к стенке.
- Вот, соня! – возмутилась сестра и спрыгнула вниз. – Сакура, не хочешь позавтракать?
- Не знаю, я...
- Пошли, здесь должен быть ресторан! Идём, поищем! – она потянула Харуно к двери.
- Саша, я…, - опешила девушка.
- Идём, идём! – она вытолкнула соседку из купе, закрыла дверь и пошла вперёд по узкому коридору. – Разве ты не хочешь поесть?
- Ну, немного…
Сакура вспомнила, что ела только в самолёте.
- Постой, я не взяла деньги! – вспомнила девушка.
- Пустяки, - отмахнулась Саша. – Я взяла. Я одолжу тебе!
Девушки недолго искали место для завтрака и, с помощью одной старенькой, но милой бабушки добрались до ресторана очень быстро.
- Спасибо большое! – поблагодарила Саша и шагнула в небольшую уютную комнатку.
- Не за что, внученька! Обращайся, если надо, - она помахала им рукой и пошла обратно к своему купе.
Сакура и Саша оказались в комнате с бежевыми стенами и шоколадного цвета шторами, закрывающими окна. Люстр здесь не было, но зато рядом с каждым столиком стояли симпатичные светильники с абажурами, на которых были нарисованы красивые цветы тёмно-коричневого цвета. Столики были сделаны из тёмного дерева, а стулья были украшены простой, но красивой резьбой. На стенах висели картины художников-абстракционистов, но все они были выдержаны в бежевом тоне. Эта обстановка напоминала обстановку небольшой, но уютной кофейни. Сакуре даже показалось, что запахло какао.
Девушки сели за столик, стоящий около окна. К ним сразу же подошла светловолосая официантка с меню в руках.
- Доброе утро, - поприветствовала она и удалилась к другим, только что вошедшим посетителям.
- Ты что будешь? – спросила Саша, перелистывая странички меню.
- Не знаю, а ты? – в свою очередь спросила Сакура.
- Я буду бифштекс с яйцом, фри, ну, и, конечно же, чай.
Харуно удивлённо посмотрела на соседку. Видимо, та давно не ела, ибо для завтрака заказала немало.
- А я, пожалуй, воздержусь глазуньей и какао, - девушка уже несколько месяцев не пила свой любимый напиток.
Через пять минут подошла официантка и приняла заказ. От нечего делать Сакура начала смотреть новости, показывающие по телевизору, который стоял в самом углу комнаты.
- Сегодня ровно в три семнадцать ночи был угнан автомобиль ВМW с номером РА325459Y. Он была угнана у таксиста, когда тот отказался отвезти пассажира. Водитель не смог разглядеть угонщика, так как тот был в кепке и капюшоне, - сказала светловолосая приятная на вид женщина в белой рубашке и тёмно-синем костюме. - Таксист – Василий Грошкин, рассказал, что угонщик требовал отвезти его в Москву на станцию за два часа, что совершенно невозможно. После того, как он отказал, юноша выпихнул его из машины, сел за руль и уехал. Также Василий рассказал нам о том, что парень был очень подозрительным с самого начала. Он уверяет, что манера разговора и голос угонщика были очень похожи с известным преступником – Григорием Фарловым.
Тут официантка принесла еду, и Сакура уже не слышала, о чём говорили далее. Девушки позавтракали довольно быстро, заказали одну порцию сосисок, купили сок в бутылке и направились к своему купе.
- Наверняка, Костя проснулся и сейчас сидит голодный, - предположила Саша за секунду до открытия двери.
Но она ошиблась. Её брат до сих пор лежал и тихо посапывал во сне.
- Костя, подъём! – возмутилась девушка, кинула еду на свободную кровать и залезла наверх, к брату. – Костя! Вставай, сколько можно спать?!
Она скинула с него одеяло (благо, он заснул не переодеваясь) и толкнула в бок.
- Саша, отстань! – сказал он и пошарил рукой в поисках одеяла. Не найдя его, он сжался в комочек и накрыл голову подушкой, чтоб не слышать криков сестры.
- Костя! – возмутилась она и забрала у него подушку, скинув её вниз.
- Саш, да ладно, дай ему поспать, - сказала Сакура, поймав эту подушку.
- Послушайся старших, - пробурчал юноша, достав носком ноги одеяло и пододвинув его к себе.
- Всё равно через десять минут встанешь! – сказала Саша и перепрыгнула на свою кровать.
Сакура кинула подушку обратно парню и села на столик.
- Спасибо, - прохрипел парень и укутался в одеяло.
- Соня соней! Смотри, Костя, Сакура тоже проснулась! – болтая ногами в воздухе, сказала Саша. – Да, и кстати! Мы принесли тебе завтрак.
Юноша еле заметно дёрнулся, но, вероятно, решил, что уж лучше выспится, прежде чем будет кушать.
Сакура посмотрела на время. В Москву они должны были приехать через полчаса, от силы через час. Девушка легла на свою кровать и закрыла глаза. Она и не думала спать, просто ей захотелось немного подумать о том, что она будет делать дальше.
«Для начала нужно устроиться в гостинице. Потом найти работу, денег у меня не так уж и много. Возьму в аренду квартиру, а потом…»
Тут вдруг Сакура осознала, что поехала в Москву вслепую. Если же в Америке всё было куда проще из-за достаточного количества средств, то тут дело обстояло иначе. Большое количество денег ушло на перелёты, покупку её небольшого домика, а также на разные мелочи, вроде шопинга.
«Надо было раньше об этом думать», - корила она себя, но раньше думать она бы и не могла. До этого её мысли были заняты лишь Учихой. Она вспоминала его, вспоминала дни, проведённые с ним, предполагала, где он сейчас.
«Может до сих пор в Америке, а может уехал в Киото…»
Она пыталась не допускать в себе даже мысли о том, что Саске поедет за ней.
«Нет, он не такой идиот, чтобы поехать за мной. Он наверняка уже поехал в Киото. Он выбросил меня из головы, как выбрасывает всех своих типичных фанаток…»
Лишь сейчас она поняла, что неосознанно отрезала себя от реального мира, погрузившись в невообразимый мир, касающийся лишь её и Саске.
«Хватит! Я всё время на него отвлекаюсь! Пора уже очнуться и взять себя в руки. Мне предстоит ужиться в новом и совершенно неизвестном мне городе. Я должна сосредоточиться и забыть о нём. Наши пути разошлись! Мы больше не связаны. Всё, я должна смириться. Я сама его отшила, так? Значит, он мне не нужен. Ну, вот, так что меня он не должен волновать».
Сакура открыла глаза и посмотрела на Сашу. Та тихо сидела и читала свою любимую книгу.
Послышалось шуршание, чьё-то «Ммм…», а через секунду около девушки оказался Костя, только что спрыгнувший вниз.
- Доброе утро, - поприветствовал он.
- Доброе, - кивнула Харуно, так и не вставая с постели.
- Ага, проснулся, соня? – убрав книгу, сказала Саша. – А когда я тебя будила пятнадцать минут назад, встать нельзя было?
- Нет, - отрицательно закачав головой, сказал юноша. – Так, где там мой завтрак?
- А я вот не скажу! – прищурив глаза, сказала его сестра.
- Уже не надо, - произнёс Костя, взяв с пустой кровати контейнер с едой.
- А я туда яд подсыпала, - не унималась Саша.
- А кто тебя домой довезёт тогда? – спокойным тоном спросил парень, открывая пластмассовые чашки.
- Таксист, я ему адрес скажу!
- Ну, давай, давай, - ответил он, закинув кусок сосиски в рот. Сакура тихо усмехнулась. Такие разные, но такие похожие. Брат и сестра, вроде вечно препираются, но как-то по-дружески, не обидно. Весело им жить, наверное. С такими не соскучишься.
Костя - вроде такой спокойный, уравновешенный, но с сестрой будто становится младше. Готов с ней дурью помаяться и побесится.
Саша – вроде такая бешенная, шебутная, энергия льётся через край, ан нет, порой сядет в уголке с книгой и притихнет, как мышка.
Сакура печально улыбнулась. Ей не дано было полностью понять их. У неё никогда не было родных братьев и сестёр, с которыми она жила бы много лет бок о бок. Она была единственной дочкой в своей небольшой семье. Нет, она не жаловалась, ей нравилась та жизнь, нравились те годы, проведённые с родителями. Но в семнадцать лет она уехала, чтобы учиться в Киото. Родители остались в её родном городе. Сакуре повезло, что большинство её друзей тоже поехали с ней в Киото. Университет, в котором училась Харуно, был очень популярен, и туда съезжались множество юношей и девушек со всей Японии. Хоть все они и были на разных факультетах, но встречались очень часто. Ещё с восьмого класса у них было заведено встречаться раз в две недели в воскресенье у кого-нибудь дома или в какой-нибудь кафешке.
Многие друзья стали друг для друга кем-то гораздо больше, как, к примеру, Наруто и Хината, и множество из них поженились или собирались пожениться.
Сакура помнила, как однажды Ино позвонила ей и с радостными воплями сообщила «Я выхожу замуж!». Конечно, Ино тогда было всего восемнадцать, но она встречалась с Саем уже около семи лет. Свадьба у них была шикарная, на ней собралось пол-института, все гуляли и веселились до шести утра и, благо это было в субботу и на пары не нужно было ходить, пьяные и еле держащиеся на ногах, поехали по домам.
Сакура мечтательно заулыбалась, вспоминая праздники, проведённые с её друзьями. Она даже подзабыла, что они не сдержали слово и рассказали всё Саске.
«Как же было круто! А как мы справили Новый год? Сняли двухэтажный дом, собрались все вместе, наготовили еды, пели в караоке, запускали петарды – в общем, оттягивались по полной».
Но тут неожиданно на неё нахлынуло какое-то неприятное чувство. Такое же чувство, как за минуту до того, как ей позвонили и сообщили, что у её матери был приступ и её отвезли в больницу. Это было года четыре назад, но это ощущение запомнилось у неё навсегда. Какое-то вязкое чувство ужаса и отчаяния, смешанное со страхом, безвыходностью и тяжёлой ноющей болью, словно ты кого-то потерял. Было такое ощущение, словно она была свидетельницей чьей-то смерти или масштабной авиакатастрофы. Стало как-то тяжело и дурно, казалось, что мир потерял все краски и стал, как в старом кино, чёрно-белым. Вдруг стало тяжело дышать, в голове стали проноситься чьи-то образы, почему-то всплыло лицо дикторши из телевизора.
Сакуре показалось, что снова что-то случилось.
«Неужели у мамы был снова приступ? Но с чего бы? Она ведь давно здорова. Ну, а если мама, то… то она может и не выдержать. Маме уже давно не двадцать, а вдруг она…»
От этих мыслей ей стало дурно, а руки затряслись от страха.
«Нет, нет, это не может быть мама. Это кто-то другой…»
- Сакура, - вдруг услышала она чей-то заботливый голос.
Она повернула голову и, как в тумане, увидела лицо своего соседа – Кости.
- Сакура, что с тобой? – голос у него был взволнованный.
- Что со мной? – как-то неосознанно перефразировала она.
- Ты вся бледная… что такое?
Услышав перепуганный голос брата, Саша спрыгнула вниз.
- Ох, Сакура, что случилось? – сказала она, увидев её лицо.
Девушка встряхнула головой, как бы приходя в себя.
- А что со мной?
- Посмотри в зеркало, ты… как мёртвая…
Харуно удивлённо посмотрела на них, а потом начала рыскать в сумочке в поисках своего маленького зеркальца. Наконец найдя его, она увидела в отражении бледную, почти белую девушку. Даже глаза стали менее зелёными.
- Господи, - прошептала она.
- Ты чего-то испугалась? – спросил Костя, пристально наблюдая за девушкой, словно она с минуты на минуту должна будет упасть в обморок.
- Нет… точнее да… ну, в общем… это не объяснить. Это было какое-то предчувствие… или нет, какое-то ощущение чего-то плохого, - попыталась объяснить она. – Но сейчас всё в порядке, не беспокойтесь! Всё хорошо.
Недоверчиво посмотрев на неё, Саша запрыгнула обратно наверх.
- Ты уверена? – удостоверился юноша, посмотрев ей прямо в её изумрудные большие глаза.
- Да, да, я уверена. Не беспокойся, - сказала она как можно спокойней, так как в её душе всё ещё творилось что-то невообразимое.
- Ну, смотри… если что, ты говори… не стесняйся, - сказал он, сев напротив неё и положив контейнер с едой себе на колени.
Сакура кивнула и легла на свою кровать.
Что-то происходило, что-то страшное и опасное, касающееся кого-то, кто был ей дорог. Что-то, чего девушка не знала и боялась. Она была уверена, что-то случилось. Но всё никак не могла понять, с кем же? Сейчас позвонить она не могла, так как денег на балансе у неё не было и тем более нужно было купить новую SIM-карту. Поэтому сейчас она могла лишь гадать.
* * * *
Как только Сакура зашла в свой номер, она сразу же набрала номер своей мамы. Её сердце стучало как бешенное, а руки тряслись от страха.
В телефоне раздавались гудки, от которых девушке становилось всё хуже и хуже.
«Нет, только не мама! Пожалуйста! Она ведь может и не выдержать нового приступа. Пожалуйста, только не она!» - мысленно молилась Харуно.
После ещё нескольких гудков раздался чей-то голос.
- Абонент недоступен или находится вне зоны доступа. Пожалуйста, перезвоните позднее.
- Нет, нет, нет! – в слезах восклицала Сакура. – Только не мама, только не мама!
Дрожа, она снова начала набирать номер, но получилось только с четвёртой попытки, так как дрожащие пальцы Харуно всё никак не могли попасть в нужную кнопку.
Снова раздались гудки, разрывающие сердце, а потом вдруг спасительный голос… её отца…
- Алло, - раздалось в телефоне.
- П-п-папа? – еле произнесла девушка.
- Сакура? – услышала она. – Доченька, это ты?
- П-пап… папа, а где…
- Сакура, привет! Я тебя не узнал. А что с твоим голосом?
- Отец, - сказала девушка, немного успокоившись его обычным весёлым голосом.
«Уф, раз папа ведёт себя, как ни в чём не бывало, значит, с мамой всё в порядке. Или… или он ещё не знает, что с мамой что-то случилось…»
- А где мама? – спросила она, как можно спокойнее.
- Мама? Да, она возится в огороде с гортензией, ты же знаешь, как она её любит. Да я сам сейчас ей помогал. А что? Что-то случилось?
Сакура облегчённо вздохнула.
- Нет, пап. Всё хорошо. Просто звонила узнать, как там у вас. Ну, раз всё в порядке, я спокойна.
- А что у нас может быть не в порядке? Всё хорошо. А у тебя как?
- Отлично, всё отлично, - сказала она, вспомнив, что у неё как-раз-таки не всё в порядке, но не стоило беспокоить родителей. Пусть они думают, что их дочка преспокойненько учится в своём университете в Киото. Её проблемы – это её проблемы, родители не смогут ей помочь в этом.
- Как учёба? Когда приедешь проведать нас? – спросил отец, улыбаясь. Сакура почему-то была уверенна, что он сейчас улыбается.
- Всё хорошо. Когда приеду? Не знаю, пока никак нет времени. Наверное, не скоро. Но вы с мамой не беспокойтесь, я в порядке, - девушка вдруг поняла, насколько приятно ей слышать до боли родной голос отца.
- Понятно. Ну, я, наверное, не буду тебя беспокоить. А ты нам звони почаще, мы по тебе скучаем.
- И я по вам, - улыбнувшись, в свою очередь сказала Харуно. – Я буду звонить. И вы звоните.
- Хорошо, будем.
- Ладно… пока, пап. Передавай маме привет.
- Передам. Пока, родная.
Сакура отключила телефон и улыбнулась. Как давно она не слышала голоса отца и матери. Со всеми этими проблемами с Саске, она совсем позабыла о своих родителях. Она уже давно не приезжала к ним, не звонила. Ей вдруг так сильно захотелось побыть рядом с папой и мамой. Стать маленькой, чтоб не решать все эти многочисленные трудные проблемы, чтоб быть с теми, кто готов всегда закрыть тебя грудью, кто растил тебя совсем недавно, с кем жила большую часть жизни. Такие родные, но так далеко. Ей хотелось прижаться к маме, закрыть глаза, почувствовать на своей спине сильную и оберегающую руку отца.
Девушке вспомнились слова из книги «Иногда я хочу опять быть ребёнком, потому что разбитые коленки заживают быстрее, чем разбитое сердце».
«Да, так и есть. Порой так и хочется…»
Сакура тяжело вздохнула и легла на кровать. В голову лезли всякие печальные мысли, поэтому, чтоб хоть немного расслабиться, она включила телевизор. В экране показывали две разбитых, столкнувшихся машины.
- Автокатастрофа произошла на улице Некрасова, ведущей к станции «Закатная». В одной из машин находились два человека – Кромченко Дарья и Кутузова Анна, а в другой – гражданин Японии, Учиха Саске, - сказала дикторша.
Сакура вздрогнула и встала с постели.
« Мне послышалось? Учиха Саске?»
- Пострадавших было двое – Учиха Саске и Кутузова Анна. Сейчас они находятся в районной больнице имени Свертова. Кромченко Дарья получила лишь несколько порезов и синяков, а выше сказанный Учиха Саске – тяжёлую травму. Он лишился обеих почек, у него сломаны два ребра и правая рука. Ему требуется пересадка и срочная операция…
Сакура не слушала, что произошло дальше. Она быстро взяла свою маленькую сумочку, одела куртку и выбежала из номера.
«Учиха! Идиот… и зачем ты гнал на такой скорости? Ненормальный… Что за напасть? Мне опять суждено встретиться с тобой…»
Но в душе она была рада, что снова встретится с ним. Ей давно хватало его любимого «хм» и его ониксовых глаз, таких холодных и равнодушных, но таких родных и любимых…
Категория: Романтика | @L@ffa | Просмотров: 1617 | Добавлено: 2011-04-04
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]