Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Апгрейд Пейна ...
Написал: Nakru4u_Pika4u
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 27
Тема: Обсуждение ман...
Написал: Kakashe_Hatake
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 5613
Тема: Спойлеры One P...
Написал: Rikudo_SenninLOL
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 5617
Статистика

В деревне: 253
Учеников: 236
Шиноби: 17

Streu, Koori_chan, Хицугая_Тоусиро, Nakru4u_Pika4u, ChiS, Ihi, AllGood, Kyouraku, -Daiguren_Hyourinmaru-, jOsh, Marcococo, Denchi_k, darkgeymer, Shksider, joeklein, KuVik, loljke

Два мира 2. Глава 4

Этим утром всё было, казалось, так же, как обычно. Сакура встала в пять, расчесалась и умылась, убедилась, что повседневная одежда чиста и выглажена, и прямо в ночнушке, укутавшись в плед, села читать толстый справочник по медицине. Из-за занятости в госпитале и на миссиях времени было мало, однако осваивать новые знания необходимо, и ради того, чтобы успевать прочесть хотя бы главу и как следует разобраться в её содержимом, приходилось вставать пораньше.

Иначе, чем всегда, события утра пошли в тот момент, когда в дверь, ведущую на небольшой балкончик, постучали.

С перепуга Сакура, до того полностью поглощённая описанием способов улучшения зрения, чуть ли не подскочила, — книжка выскользнула из рук и больно ударила краем по бедру. Сквозь зубы ругаясь, Сакура кинула полный злобы взгляд на стеклянную дверь, завешенную шторами, — и резко вскочила с кровати, безошибочно узнав силуэт Саске. Тридцать секунд спустя она, уже в домашнем платье вместо ночнушки, отодвинула створку.

— Доброе утро, Саске-кун.

— Доброе, — проронил тот с такой интонацией, что можно было смело усомниться в заявлении. — Ещё не готова?

— Я… — начала было оправдываться Сакура, но остановилась, вспомнив, что на этот раз точно нигде не ошиблась. — Мы ведь встречаемся у ворот ещё только через полтора часа.

— Ага, — бросил Саске, настроение которого, похоже, ухудшилось.

Желая спасти ситуацию — а также настойчиво пытаясь отогнать вопрос: «Почему он пришёл, если знает, что ещё рано?!» — Сакура сказала:

— Если хочешь, я могу…

— Сакура! Сакура, милая, тебе не пора?.. — вошедшая в комнату, как всегда забыв постучать, мать замерла, только что глаза не выпучив.

— Здравствуйте, — то, как быстро выражение лица Саске с угрюмого сменилось на безэмоциональное, впечатляло.

— Здравствуйте! — отойдя от первого шока, Мебуки упёрла руки в бока. — И чем это вы тут заняты?

— Мам, ну не начинай, — проворчала Сакура, смущённо косясь на парня. — Саске-кун — мой товарищ по команде…

— Что-то Наруто-кун к тебе по ночам не приходил!

— Блин, да уже утро…

— Да ещё и через балкон!

— Если вас это смущает, — неожиданно вмешался в разговор Саске со всё тем же бесстрастием, — в следующий раз воспользуюсь парадной дверью.

На его слова мать хмыкнула, пока Сакура внутренне восклицала: «В следующий раз?!»

— Ну-ну, Саске-кун. И что же привело тебя к моей дочери на балкон в это время?

— Хотел обсудить одну деталь перед миссией.

Может, виноват был ворвавшийся порыв ветра, но в комнате заметно похолодало. Миг назад сердитая, мама резко изменилась в лице; на смену раздражению во взгляде пришла тоска.

— Да, конечно, я понимаю… — проговорила она и отвернулась.

— Мам, — Сакуре стало вдруг ещё более неловко, — дай нам три минуты, и я спущусь вниз…

— Не стоит, — произнёс Саске, глядя на них обеих с каким-то странным чувством, которого ещё никогда Сакура не наблюдала у него. — Мы можем поговорить и по дороге. Я пойду.

— Ах, нет, останься, — взяв себя в руки, сказала Мебуки. — Думаю, вам обоим стоит подкрепиться перед дорогой.

Слабые протесты были проигнорированы, и вскоре все трое сидели на кухне за столом (отец Сакуры два дня назад был вынужден уйти из деревни по делам). Мебуки от души угощала молодых шиноби, стараясь поддерживать непринуждённый разговор, но Сакура видела, как руки матери слегка подрагивают. Когда же они доели, девушка вернулась к себе в комнату, переоделась, повязала бандану с протектором и взяла собранную ещё накануне сумку. Подходя к прихожей, она случайно услышала слова матери:

— …миссия опять может затянуться. Мне будет спокойнее, если буду знать, что о Сакуре позаботятся.

— Даю вам слово, Мебуки-сан, — серьёзно ответил Саске и перевёл взгляд на вышедшую из-за угла девушку. — Идём?

— Да, — кивнула она, стараясь скрыть смущение.

Коротко поклонившись Мебуки, Саске вышел на улицу, чтобы не мешать прощанию. Едва Учиха скрылся за дверью, мать заключила Сакуру в крепких объятиях.

— Мам, полегче, задушишь, — проворчала та, но всё-таки обняла маму в ответ.

— Удачи тебе, моя девочка, — проговорила Мебуки, гладя её по голове. — Будь сильной и храброй, как всегда, и, главное, береги себя.

— Всё будет хорошо. У нас отличная команда, все сильные и умные шиноби, так что не пропадём…

Не слушая её, мама обняла ещё крепче, расцеловала и отпустила.

— Беги, тебе пора.

Слова закончились, поэтому Сакура лишь дёрнула головой и вылетела из дома. Саске ждал её, прислонившись к стене спиной, безразлично глядя на прохожих, многие из которых косились на него.

— Мы отправимся сразу к воротам? — приблизившись, спросила Сакура, стараясь, чтобы голос звучал деловито, а не подавленно.

— Давай пройдёмся, — отозвался Саске, легко отталкиваясь от стены. — Время ещё есть.

Не став спорить, Сакура покорно позволила ему вести и зашагала рядом. Теперь жители деревни, в этот ранний час уже спешившие по своим делам или открывавшие кафе и лавки, буравили взглядами их обоих — от этого Сакуре было ужасно неуютно, а вот Саске, казалось, даже не замечал повышенного внимания к своей персоне. Держа спину прямо, он решительно шагал вперёд, не глядя по сторонам, — создавалось впечатление, будто для него никого вокруг нет и вся дорога — безраздельно его.

Они вскоре покинули центральные улицы и углубились в хитросплетение мелких, безлюдных проулков, по-прежнему не говоря ничего. С каждой минутой прогулка становилась всё страннее.

— Ну, кхм… — проговорила Сакура, чтобы развеять неуютное молчание, — что ты хотел обсудить перед миссией?

— Я хотел, чтобы ты сходила со мной в одно место, — ответил Саске. — Уже почти пришли.

Только сейчас, покрутив по сторонам головой, Сакура поняла, что они направляются к старому кварталу Учиха — теперь пустырю, огороженному стеной. Её пробрала невольная дрожь.

— Саске-кун, зачем?..

Он проигнорировал вопрос.

В сам квартал Саске заходить не стал; пройдя вдоль стены, он повернул вместе с куноичи и встал на выходившую из боковых ворот тропинку. По ней шиноби, миновав рощу, добрались до небольшого кладбища, расположенного на скале на берегу реки.

У невысокой ограды Сакура замерла, не решаясь ступить на территорию мёртвых великого клана, но Саске махнул рукой и требовательно произнёс:

— Идём.

Девушка вновь подчинилась без вопросов; хотела она того или нет, Саске оставался человеком, которому она не могла отказать. Тем более сейчас, когда он неожиданно привёл её, постороннюю, в место упокоения своих родственников.

Старое кладбище вовсе не выглядело заброшенным: надгробия были чистыми и без единого скола, с отчётливо различимыми именами, на дорожках не было травы и сорняков, и даже опавшие листья были редки. Медленно следуя за Саске между могилами, Сакура с интересом читала имена, и многие из них были ей знакомы по урокам истории. Вот лежит Учиха Нао, сын Мадары, возглавивший клан после него; вот Учиха Кагами — верный товарищ Второго Хокаге; рядом с предком — Учиха Шисуи, один из сильнейших шиноби клана периода после Третьей мировой войны…

Саске остановился. Заглянув ему через плечо, Сакура прочла: «Учиха Фугаку». На соседнем надгробии было выгравировано: «Учиха Микото».

— Мои родители, — негромко произнёс Саске.

— Я помню их, — ответила Сакура. — На церемонии поступления в Академию твой отец был таким серьёзным, что мне стало даже стыдно за моего, улыбающегося и чуть ли не смеющегося в голос от радости. Я тогда подумала: «Как здорово быть частью известного клана, как торжественно и красиво»… А твоя мама была настоящей красавицей, она показалась мне уверенной в себе и гордой, но в то же время очень приятной.

Саске внимательно слушал, а затем поднял с земли мелкий камень и протянул Сакуре, заглянул ей в глаза, — перед мысленным взором девушки возникла картинка с его желанием.

— Сможешь создать?

Сакура молча кивнула, не став возмущаться, что он вторгся в её мысли, не спросив даже, почему хочет, чтобы превращение совершила она. Достав из держателя в сумке волшебную палочку, Сакура сосредоточенно взмахнула ею, шепча формулу, — и вот уже на раскрытой ладони Учихи вместо камня была стеклянная сфера, полая внутри. Теперь и Саске извлёк свою палочку; секунда — и внутри сферы загорелся магический ярко-алый огонь. Укрепив стекло несколькими чарами, Саске опустил поделку на землю между могилами.

— Огонь клана Учиха должен гореть всегда.

Когда напарники подошли к воротам, с ними мягко поздоровалась Хината — единственная, кто пока успел прийти. Сакура рассеянно ответила, очень стараясь сдерживаться и не коситься на Саске каждые полминуты. Тот отошёл чуть в сторону и держался традиционно безразлично, в то время как Сакура всё больше недоумевала: что происходит с Учихой в последнее время? То избегает её целыми днями, то вдруг просит о помощи в освоении трансфигурации, то за целую миссию словом не обмолвится, то заявляется чуть свет к ней домой и ведёт на клановое кладбище… Размышления прервал Наруто, материализовавшийся у поста дозорных, — такой счастливый, будто его бесплатно угостили десятком порций рамена в Ичираку. Впрочем, зная, как старик Теучи относится к парню, такое вполне могло быть.

— Всем доброе утро, даттебаё! — радостно воскликнул он. — Ну что, побежали?

— Не торопись, — строго одёрнула его Сакура. — Команда ещё не вся собралась.

Скорчив рожицу, Наруто отошёл к Саске и принялся допытываться, отчего тот так мрачен; судя по односложным ответам сквозь зубы, велика вероятность, что Саске не выдержит, если последний член отряда не появится в ближайшее время.

По счастью, до ссоры не дошло; буквально пять минут спустя к ребятам присоединилась Анко — всклоченная, раздражённая и явно не выспавшаяся.

— Вперёд, — буркнула она вместо приветствия. Трогать Митараши никто не стал — не хотелось накликать на себя грозу; даже Наруто промолчал, хотя и посмотрел на Анко удивлённо — явно не понимал, как у кого-то в такой день может быть плохое настроение.

Шагнув за границу деревни, Сакура невольно обернулась. На этот раз всё происходило не так спонтанно, как в прошлый, у них было время побыть с родными и друзьями и попрощаться — и всё же вновь неясно было, сколько продлится миссия в чужом мире, когда они смогут вернуться в родную Коноху. Сакуре нравилась та вселенная, нравилось быть её частью — но одного воспоминания о почти пролившихся слезах матери хватало, чтобы родилось желание бросить всё и остаться дома, работать в госпитале, помогать учительнице… Но отправиться обратно в мир магов было их долгом: кто, как не бывшие там прежде, смогут быстро и максимально эффективно справиться с поставленной задачей?

Отойдя от Конохи на несколько километров, отряд свернул в лес. Там Анко из ветки создала портал, вокруг которого все сгрудились, и после мига неприятных ощущений шиноби оказались в холле резиденции главы Аме. Навстречу им со ступенек лестницы, где сидел, поднялся Дейдара.

— Ну надо же, вовремя, мм, — протянул он. — Я-то думал, вы специально опоздаете, чтобы не попасть на планёрку Итачи.

— Как мы могли такое пропустить? — закатил глаза Наруто и двинулся вглубь башни, где, видимо, чувствовал чакру тех, с кем нужно было встретиться. Не мешая ему, даже не поспорив приличия ради, Дейдара позволил ему вести и подошёл к Хинате — Сакура не стала наблюдать за их приветствиями и поспешила догнать друга.

Наруто привёл товарищей в просторный тренировочный зал с высоким потолком, где Итачи держал речь перед двенадцатью шиноби: АНБУ Конохи и Суны, джонинами Аме, Кусы, Таки и Ото — по двое из каждой деревни. Полторы недели, минувшие после собрания, они оттачивали совместную работу и изучали уже имевшиеся сведения о мире магов, чтобы отправиться туда для тщательного сбора информации. Неудивительно, что их подготовка была поручена Итачи — такого способного и терпеливого наставника надо ещё поискать.

Когда коноховцы и Дейдара вошли в зал, Яхико, стоявший поодаль вместе с Конан и Пейном, встрепенулся.

— Отлично, все в сборе, — бодро сказал он с полуулыбкой, чем напомнил Сакуре Наруто. — Ты готов начинать, Нагато?

— Да, — ответил Пейн и, выйдя вперёд, остановился у границы круга, начертанного на полу тёмной краской. — Встаньте все в центр.

АНБУ и джонины подчинились тут же, а вот отряд коноховцев задержался.

— Когда прибудете, — сказал Итачи, — непременно опробуйте способы связи, о которых мы говорили, и постарайтесь как можно скорее найти возможность передавать нам послания.

— Конечно, брат, — серьёзно кивнул Саске. — Мы найдём способ связаться.

— Жаль, что вас с нами не будет в этот раз, Итачи-сан, — с искренним сожалением произнесла Хината, заставив Дейдару хмыкнуть:

— Да больно он нам нужен со своим вечным занудством! — впрочем, говорил он беззлобно, скорее шутя.

— Ничего, мы на этот раз быстро — выполним миссию, и сразу домой! — с самоуверенной улыбкой заявил Наруто. — Вернёмся и поможем вам разделаться с этим Обито, даттебаё!..

— Эй, вы там долго ещё прощаться будете?! — прикрикнула Анко, стоявшая в кругу.

— Удачи вам, — просто сказал напоследок Итачи и, обменявшись долгими взглядами с братом, отошёл к Яхико и Конан.

Заняв вместе с товарищами места в центре круга, Сакура посмотрела на Пейна. Риннеган засветился в полутьме, в нём стал проступать сложный рисунок — такой же возник и внутри круга, а затем появился шум, всё заполнил свет — и шиноби рвануло куда-то прочь.

Пришла в себя Сакура в поле, над которым собирались тяжёлые тучи. Воздух в этом месте был совершенно не такой, как в Странах Шиноби, температура была заметно ниже, а вдали виднелась труба, из которой в небо тянулся дым. Они вновь были в Британии.

Сейчас после перемещения Сакура чувствовала себя куда лучше, чем в предыдущие разы: чакры, хотя и стало меньше почти наполовину, было всё-таки вдоволь, от истощения не шатало, и это радовало. Поднявшись с земли, она потянулась и поискала глазами товарищей — тех отбросило довольно далеко друг от друга, но все уже начали собираться; Сакура подошла к остальным.

— Здесь наши пути расходятся, — произнёс АНБУ Конохи — высокий плечистый шиноби с тёмными волосами, которого девушка не знала. — Скорее всего, наши отряды в ближайшее время не выйдут друг с другом на связь.

— Да, понимаю, — отозвалась Анко.

После этого разведывательный отряд сорвался с места и вскоре скрылся в лесу. Проводив их взглядом, Анко жестом подозвала всех ближе.

— Значит так, — сказала капитан команды, — первым делом надо узнать, что творится.

— И переодеться, — заметила Хината. — В своей обычной одежде мы привлечём ненужное внимание.

— Само собой. Когда разберёмся с этим, думаю, надо отправиться сразу в штаб Ордена Феникса, чтобы узнать, что происходит, чем занят Волан-де-Морт, и что Орден…

Поодаль громко хлопнуло — Сакура рефлекторно пригнулась, а над её головой просвистели яркие лучи. От следующего залпа заклятий отряд защитила земляная стена; высунувшись из-за неё, Наруто ловко метнул кунай с меткой Хирайшина, переместился к нему и вырубил двоих противников мощными ударами, в то время как Саске пронзил катаной ещё одного.

— Какого хрена это было, даттебаё?! — воскликнул Наруто.

— Чёрт знает, — рыкнула Анко. — Хината?

— Больше никого.

— Хм, этого я знаю, да, — убрав стену, Дейдара подошёл к поверженным противникам и склонился над одним из них. — Это Роули, один из Пожирателей Смерти, о которых Орденом собиралась информация, мм.

— Остальные двое, видимо, мелкие сошки, — сказал Саске и вонзил катану в сердце второго оглушённого Наруто врага. — Сакура, приведи Роули в чувство.

— Хорошо, — опустившись рядом, она по-особенному впустила чакру в организм Пожирателя — мужчина мгновенно пришёл в себя и заозирался, но прежде, чем он открыл рот, Саске поймал его взгляд. Почти минуту стояла напряжённая тишина, пока Саске не дезактивировал Шаринган.

— Что ты узнал? — спросила Анко, ударив Роули по голове, отчего тот опять потерял сознание.

— Положение весьма скверное, — ответил Саске, хмурясь. — Тёмный Лорд выступил в открытую, начались массовые убийства маглов и охота на его противников среди волшебников. Министерство и Хогвартс держатся, Азкабан пал без боя: дементоры присоединились к нему. Что важно, на имя Тёмного Лорда было наложено Табу — это значит, что его произношение отслеживается, к осмелившемуся тут же трансгрессирует отряд Пожирателей. Так они и нашли нас.

— Офигеть, даттебаё, — проговорил Наруто, окончательно растеряв весёлость. — Значит, тут всё реально плохо…

— Это ничего не меняет, — резко сказала Анко. — Продолжаем действовать согласно плану, только имя Лорда больше не произносим.

— Тогда пора нам двигать, мм, — Дейдара сложил печати, и земля разошлась, образовав глубокую яму. — Только приберёмся.

Анко согласно кивнула и, взмахнув палочкой, левитировала трупы в яму. Саске же склонился над Роули, попросив Сакуру снова привести того в чувство. Несколько секунд воздействия Шаринганом — и Пожиратель поднялся, тупо глядя перед собой, и трансгрессировал.

— Что ты ему внушил? — спросила Анко, пока Дейдара возвращал участок земли в прежнее состояние — его стараниями от захоронения не осталось и следа.

— Что он и товарищи столкнулись с превосходящими силами Ордена Феникса, — бесстрастно ответил Саске. — Даже имена назовёт, если потребуется.

— Значит, поспешим: скоро здесь будет целая свора.

Все согласно кивнули, и портал, созданный Анко, перенёс их на окраину Лондона. Переодевшись в магловскую одежду, которую извлекли из зачарованных шкатулок, — Сакура дополнительно спрятала волосы под вязаной шапкой, чтобы скрыть их цвет, — шиноби разделились на две команды и отправились на площадь Гриммо разными путями, чтобы не привлекать ненужное внимание к своей разношёрстной компании.

Выбравшись на большую улицу, Сакура, Саске и Наруто купили билеты на оставшиеся ещё с прошлого пребывания здесь деньги и наудачу сели в автобус — красную двухэтажную махину, напомнившую девушке «Ночной рыцарь» — единственный, похоже, общественный автобус у магов, на котором довелось покататься на прошлое Рождество. Автобус ехал полупустой: в разгар серого, пасмурного дня взрослые маглы были на работе, а подрастающее поколение — на учёбе. К своему удовольствию, Сакура не видела вокруг паники или следов террора; город жил своей жизнью, и это наводило на мысль, что положение ещё не совсем плохое.

Интуиция не подвела, и после получаса езды Сакура увидела знакомый район. С неожиданным удовольствием она вместе с друзьями шла по направлению к старому, наводящему порой страх дому Блэков, в котором за прошлый год столько всего произошло, так много изменилось. Вспоминалось недоверие, попытки наладить контакт между, фактически, тремя сторонами, первый совместный бой, работа с Сасори над ядом против дементоров в лаборатории на чердаке, возвращение зимой на каникулы и доброе, поистине волшебное Рождество… И Сириус — зачастую мрачный хозяин дома, так радовавшийся, когда в его пустом обиталище появлялись люди. Сириус, который так глупо погиб, после оглушающего заклинания Беллатрисы угодив в дурацкую арку ещё до активации портала. И если поначалу у шиноби была слабая надежда, что Блэк неким образом всё же попал в их мир, то безрезультатные поиски окончательно её разрушили.

Видимо, другая команда прибыла раньше: рядом с оградой дома номер одиннадцать их ждали Анко и Тонкс.

— Привет, ребята! — воскликнула Тонкс и кинулась обнимать Сакуру, а затем и Наруто; Саске трогать она после его красноречивого взгляда не решилась. — А ты — брат Итачи, да? Я тебя мельком видела тогда в Министерстве, ещё подумала, что вы так похожи…

— Потом повосхищаешься, — перебила волшебницу Анко. — Дай ему бумажку.

С укоризной глянув на неё, Тонкс всё-таки протянула Саске кусочек пергамента и доверительно шепнула:

— Это адрес штаб-квартиры, написанный рукой Дамблдора — Хранителя Тайны. Прочти, и сможешь войти.

Саске сделал, как было велено, и вскоре вся компания поднялась по оббитым ступенькам крыльца и проскользнула за дверь в знакомую прихожую, переходящую в длинный коридор, увешанный портретами многочисленных Блэков. Сейчас все они под предводительством мамаши Сириуса, опять-таки знакомо, заходились воплями:

— Паразиты! Грязнокровки! Мрази! Во-о-он!..

— Саске-кун, сделай с ними что-нибудь! — перекрикивая ор, попросила Сакура. — Итачи как-то их усыплял!

— Попробую, — откликнулся Саске и шагнул к ближайшему портрету. У него в самом деле получилось, и через пару минут в коридоре стало, наконец, тихо.

— Фуф, спасибо огромное, — с чувством поблагодарила Тонкс. — Не знали уже, что с ними делать, а не шуметь в коридоре не получается… — словно в доказательство своих слов она задела свою «любимую» подставку для зонтов и виновато улыбнулась.

Члены Орден Феникса, находившиеся в это время в штабе, по традиции собрались в подвальной кухне. Сейчас детей в доме не было, так что дверь оставалась, вопреки обыкновению, открытой, и в гаме голосов, доносившихся из-за неё, громче всего звучали возмущённые выкрики близнецов Уизли:

— …товарищем считали!

— Почти в долю взяли!

— А ты с нами как?!..

— Уймитесь, близняшки, — отмахнулся Дейдара. — Ясное дело, что я бы не сказал вам, кто такой, мм. Это «конспирация» называется.

— Это называется «предательство дружбы»! — возмутился Фред, но тут Анджелина Джонсон, бывшая охотница сборной Гриффиндора по квиддичу, накрыла ладонью его руку — и это неожиданно заставило парня успокоиться.

— С возвращением, дорогие! — поднявшись из-за стола, Молли Уизли тепло улыбнулась вошедшим шиноби. — Ах, какая всё-таки радость!.. Вы, наверное, голодные? А у нас осталось жаркое…

— С удовольствием поедим, даттебаё! — Наруто, приунывший было после столкновения с Пожирателями, воспрял духом.

Украдкой покосившись на Саске, Сакура встревожилась: тот застыл с активированным Шаринганом, почти не дыша, слишком напряжённый. Посмотрев, куда и он, девушка быстро поняла, в чём дело.

— Недурно, Саске, — Мадара моргнул, и его глаза из красных превратились в чёрные. — Почти удержал защиту.

Саске хмыкнул, однако раздражённым выходкой предка он вовсе не выглядел, скорее даже наоборот. Учихи, что уж тут…

— Вам повезло найти нас здесь, — рассказывал Римус Хинате. — Совсем недавно Орден вернулся в этот дом.

— А почему он оставил его? — удивилась Хината. — Это же великолепно укреплённая база.

— После смерти Сириуса были опасения, что дом может перейти к Беллатрисе, но он по завещанию достался Гарри, и всё обошлось…

— Дамблдор прибудет, как только сможет, — говорил тем временем Кингсли Анко. — Он сейчас очень занят.

— Чем это? Неужто за школу всерьёз взялся, а?

— Анко, не надо таких заявлений, — укоризненно покачал головой Римус. — Дамблдор всегда заботится о Хогвартсе, даже когда далеко от него.

— Значит, он всё-таки куда-то свалил?

— Он занят поиском способов одолеть Тёмного Лорда, — расплывчато объяснил Кингсли. Неудовлетворённая ответом, Анко скривилась и резко опустилась на стул рядом с Мадарой.

Приветствия и переговоры не стихали ещё несколько минут. Когда же, наконец, все успокоились и расселись за столом, слово взял Кингсли.

— Ваше возвращение неожиданно, однако пришлось оно как нельзя кстати, — пробасил он, обводя долгим взглядом шестерых прибывших. — Не буду скрывать: положение наше оставляет желать лучшего. Министерство — мы уверены — наводнено сторонниками Лорда и магами, подчинёнными Империусом. Азкабан пал в конце прошлого месяца, и все заключённые вырвались на волю. Помимо них к армии Лорда присоединились дементоры, некоторые великаны и, по слухам, отряды наёмников с континента — кто-то им недурно заплатил за это…

— Какие-нибудь богатеи вроде Малфоев, — буркнула Тонкс, известная своей малой любовью к родне по матери.

— Не важно, кто, — сказал Дейдара; его напряжённость была ощутима, и Хината взволнованно взглянула на своего парня, когда тот продолжил: — Важно, что раньше поступления денег в казну Лорда удавалось перенаправлять, мм.

Сакура нахмурилась. Отслеживанием спонсирования дел Волан-де-Морта прежде занимался кукловод.

Маги, казалось, замялись.

— В последнее время мы понесли много потерь, — проговорил Римус, с жалостью глядя на подрывника. — Эммелина Вэнс мертва, от Стерджиса Подмора больше двух месяцев нет вестей…

— Сасори погиб в бою, — отчеканил Мадара, прервав способного ещё долго ходить вокруг да около Люпина.

Хината вздохнула и сжала руку нахмурившегося ещё больше Дейдары. Анко как-то странно выпрямилась на стуле.

— Вы его так?

— Нет, хотя не могу сказать, что не пытался, — отозвался Мадара. — Узнав, что в Министерстве он сражался на стороне врага, мы отправились на его поиски: предателей в живых оставлять нельзя, тем более знающих так много. Убить его сразу не позволил Хаширама и предложил вначале узнать, почему он переметнулся. Однако говорить Сасори отказывался, пришлось лезть к нему в голову. Оказалось, он тайно встречался с Пожирателями, надеясь незаметно подобраться к Лорду — на том его и подловили. Лорду удалось комплексом мощных чар внушить ему, что истинные враги — шиноби, особенно Учихи: величайший маг, как оказалось, сильно боится наших глаз, — Мадара хмыкнул. — Впрочем, десяток дней в мире Цукиёми сломает любые барьеры в сознании. После реабилитации Сасори окончательно пришёл в себя и стал помогать, с его помощью Орден вычислил и уничтожил несколько группировок Пожирателей Смерти. Ну а затем во время одного из рейдов ему не повезло попасть в окружение и принять на себя Аваду лично от Лорда.

— Достойная смерть для воина, — поспешно сказал Римус, чтобы как-то сгладить бессердечность слов Учихи.

— Смерть есть смерть, — мрачно произнёс Дейдара. — «Героическая», «достойная» — глупые и бесполезные эпитеты, придуманные выжившими.

— Тут не поспоришь, — согласился Мадара.

— Скажите, Мадара-сан, — переводя тему, спросила Хината на родном языке, — а где Хокаге?

— Второй и Четвёртый в Хогвартсе, — ответил Учиха по-английски; значит, маги о них знают. — Минато в отсутствие Дамблдора играет его роль, а Тобирама следит за безопасностью школы. Что же касается остальных, Хирузена мы как раз запечатывали, пока убивали вашего кукольника, а Хаширама в подчинении у врага.

От этой новости у Сакуры стакан с водой выскользнул из руки, но сидевший рядом Саске, к счастью, его вовремя поймал, не сводя взгляда с предка.

— Что?! — воскликнул Наруто. — Как?!

— Его поймали примерно той же дрянью, что прежде — Сасори. Всё бы ничего, я бы скинул, но появился шиноби, взявший его в дополнение под контроль усиленной печатью Эдо Тенсей.

— Кабуто, чтоб его, — прошипела Анко. — Этот змеёныш присоединился к Лорду?

— Да, — вздохнула Тонкс и поёжилась. — В школе мракоборцев нам рассказывали о некромантах и том, насколько они опасны, но то, что творит этот человек…

— И что, выходит, Хаширама-сама… сражается на стороне Лорда? — Сакура от одного подобного предположения вздрогнула.

Но Мадара покачал головой.

— Видимо, у противников хватает сил только на то, чтобы сдерживать его — Хаширама всё-таки чрезвычайно сильный шиноби. Однако чем дольше он находится у них, тем вероятнее, что этот Кабуто или Лорд придумают, как им воспользоваться.

— Плохо, даттебаё, — проговорил Наруто. — Нам только Первого во врагах не хватало!

Мадара передёрнул плечами, однако чувствовалось, что судьба друга его не так уж и не волнует. Пользуясь тем, что шиноби замолчали, вновь заговорили маги.

— В общем, как вы видите, ситуация сложная, — подвёл итог Кингсли. — Тёмный Лорд скоро начнёт наступление по всем фронтам, и нам потребуется любая помощь. Из-за этого мы вынуждены принимать в Орден всех, кто готов биться с силами зла, даже совсем юных волшебников и волшебниц.

— Не надо столько скепсиса, Кингсли! — рассердился Фред. — Мы ещё покажем, чего стоим!

— Или погибнете раньше, — бросила Анко и повысила голос, стоило парню вновь открыть рот: — Не хорохорься, ты не знаешь, что значит сражаться с противником, поднятым Эдо Тенсей. Думаю, хренов Кабуто не брезгует пользоваться трупами?

— До сих пор мы видели на поле боя только семь мечников из Киригакуре, — ответил Мадара, — однако сомневаюсь, что это предел, скорее он просто скрывает козырные карты до поры до времени. Магов он пока не поднимал, но, полагаю, скоро догадается.

— Чудненько, — протянула Анко, откинувшись на спинку стула. — Нет, серьёзно: тут так весело!..

— Хорошо веселье! — Молли недовольно поджала губы. — Того и гляди, мир рухнет!

— Ну, пока не рухнул же, — отмахнулась Митараши, — есть время поразвлечься.

— Мы ему не дадим рухнуть! — горячо пообещал Наруто. — Мы обязательно поможем вам победить Лорда, даттебаё! Завтра же начнём искать Кабуто!..

— Не торопись, — остудил его пыл Кингсли. — Для начала стоит дождаться Дамблдора. Кажется, у него есть план.

— Кажется, — презрительно фыркнул Дейдара и первым вышел из комнаты.

Хината выскочила за ним, ушли и Кингсли с Тонкс — на службу, наверное. Молли же принялась хлопотать на кухне, приговаривая, чтобы развеять повисшую мрачность:

— Ужин, ужин… Не рассчитывала, что будет столько народа, но постараюсь как-нибудь извернуться… Можете занимать свои старые комнаты, Наруто, покажи свою Саске, будете спать там. Хм, а вот где бы мне устроить тебя, Анко? Может, с Анджелиной в бывшей комнате Джинни и Гермионы?..

— Мадара-сан где спит? — перебила её Митараши.

— На верхнем этаже, в комнате брата Сириуса, — автоматически ответила миссис Уизли.

— Отлично, — Анко неспешно проследовала к двери, провожаемая крайне удивлёнными взглядами почти всех, кто оставался на тот момент в комнате. Вскинув бровь, Мадара вышел следом.

«А с Анко-то что творится?» — подивилась Сакура. Митараши, конечно, за рамками профессиональной деятельности слыла в Конохе отвязной любительницей погулять, но подобное было чересчур даже для неё…

— Покажи мне дом, — негромко попросил Саске.

— А… да, хорошо, — согласилась девушка и встала из-за стола. Наруто посмотрел на товарищей с каким-то странным пониманием и принялся расспрашивать о новостях близнецов и Анджелину.

Весь особняк от подвала, где располагался тренировочный зал, до чердака с лабораторией они обошли быстро, минут за пятнадцать, — Саске не занимали ни красоты, ни истории, его заботила лишь практическая составляющая. После они устроились в спальне на третьем этаже, которую в прошлый раз джинчурики делил с другим Учихой, — им необходимо было, как просил Итачи, попробовать установить связь. Первым делом Саске достал из отдельного кармана рюкзака небольшое квадратное зеркало.

— Дейдара.

Ответа не последовало, и Саске повторил вызов ещё раз — изображение в зеркале дрогнуло, и вместо отражения возникло лицо подрывника.

— Я в соседней комнате, если так нужен, ты мог просто в стенку постучать, мм, — проворчал Дейдара.

— Значит, чары, наложенные на зеркала Итачи в нашем мире, сохранились после переноса, — вместо ответа на шпильку произнёс Саске.

— О, вы экспериментируете со связью, да? — Дейдара заинтересовался. — Погодите, сейчас придём.

И в самом деле, не прошло и минуты, как открылась дверь, и к напарникам присоединились Дейдара и Хината. Нукенин, кажется, уже взял себя в руки — по крайней мере, тон у него был такой, как обычно, когда он спросил:

— Вы уже пробовали Патронус?

— Нет ещё, — покачала головой Сакура. — Мы только начали.

— Ну тогда… Экспекто Патронум! — выплывший из кончика его палочки серебристый дракон заполнил собой полкомнаты. — Итачи, проверка связи, — продиктовал Дейдара сообщение, однако Патронус вместо того, чтобы улететь, растаял в воздухе дымкой. — Кажется, схалтурить не получится, мм, — разочарованно констатировал парень.

— Попробуем по-другому, — Саске вновь поднял зеркало на уровень лица и позвал: — Итачи.

На сей раз отражение зарябило практически сразу — видимо, Итачи держал своё зеркало под рукой, ожидая попытки связи. Впрочем, потребовалось больше минуты, чтобы изображение приобрело хоть какую-то чёткость. Сакура не удержалась от радостного возгласа:

— Сработало!

Не без самодовольства усмехнувшись, Саске обратился к брату, внимательно смотревшему на него:

— Итачи, ты меня слышишь?

— Слышу, — его голос доносился тихо и гулко, словно из колодца. — Хотя и плохо.

— Главное, что есть контакт, да, — Дейдара подошёл ближе и остановился перед Саске, скрестив на груди руки. — По крайней мере, не будем на этот раз как слепые котята.

— Вы не могли бы сообщить в Коноху, Итачи-сан? — попросила Хината.

— Разумеется, — кивнул Итачи; по изображению вновь прошла сильная рябь, перебившая и звук. — …надо поговорить с ним.

— Что? — переспросил Саске. — Были помехи.

— Мне необходимо поговорить с Мадарой-саном, — терпеливо повторил Итачи. — Дайте мне знать, когда встретитесь с ним.

— Мы сейчас на площади Гриммо, и он тоже здесь, — сказала Сакура, а Саске, наколдовав Патронуса, отправил его с сообщением к предку. — Он, Четвёртый и Второй теперь работают с Орденом Феникса. Плохая новость заключается в том, что Первого и Третьего подчинил враг при помощи заклинаний и Эдо Тенсей. Третьего удалось запечатать, но вот Хаширама-сама… — она беспомощно развела руками.

— Плохо, — Итачи нахмурился. — Я попробую узнать у Орочимару, как можно справиться с подчинением хотя бы Эдо Тенсей.

— Он должен знать, — кивнул Дейдара.

Итачи поднял глаза, словно надеясь увидеть товарища, к которому зеркало было повёрнуло обратной стороной.

— Дейдара, а что насчёт Сасори?

— Мёртв, — коротко, почти со злобой бросил он и отвернулся.

— Как выяснилось, подчиняющие заклинания Тёмные опробовали сначала на нём, — добавил Саске и заметил: — Что-то долго ответа нет. Хината, можешь найти Мадару?

Отведя обеспокоенный взгляд от Дейдары, Хината кивнула и активировала Бьякуган. Несколько секунд она молчала, а затем вдруг охнула и, покраснев, зажмурилась.

— Что случилось? — забыв обо всём прочем, быстро спросил Дейдара, шагнув к ней.

— М-мадара-сан занят… — Хината убрала Бьякуган и чуть-чуть приоткрыла глаза, потупившись в пол. — С Анко-сан…

— О-о, ну ясно, — хмыкнула Сакура. Она сама не знала, почему, но поведение Митараши её ужасно раздражало — это, называется, специальный джонин, командир отряда!

— Тогда попробуйте связаться со мной ещё раз, когда он освободится, — спокойно попросил Итачи, и изображение исчезло — в зеркале вновь отражался Саске и половина лица сидевшей рядом с ним Сакуры.

Дейдара усмехнулся и приобнял всё ещё румяную Хинату за плечи.

Профессор Дамблдор появился на площади Гриммо удивительно быстро — тем же вечером, когда с ужином было покончено и все устроились в гостиной, наслаждаясь чаем и пирогом с орехами. Он буквально влетел в комнату, сияя улыбкой, и раскинул в стороны руки, словно намеревался стиснуть в объятиях разом всех. Сакура пытливо прищурилась; кисть его правой руки была покрыта тёмной коркой, словно после ожога, но куноичи знала, что таких следов никакой огонь не оставляет.

— Как приятно вновь видеть вас, друзья мои! — воскликнул директор. — После стольких месяцев мы уже почти потеряли надежду получить от вас хотя бы весточку.

— Мы не могли не вернуться, даттебаё, — сказал Наруто, одновременно радостный и серьёзный — и как только у него получается это совмещать? — Мы же обещали помочь вам разобраться с этим Лордом.

— Это так благородно, мой мальчик, — Дамблдор широко улыбнулся, а на глаза его, как всегда скрытые за очками-половинками, кажется, даже навернулись слёзы. — Хотя теперь, познакомившись с твоим отцом, я понял, что благородство — это ваше семейное качество.

Наруто улыбнулся и смущённо потёр затылок.

— Может, перейдём уже к делу? — скучающе протянул Мадара. — Вам многое нужно рассказать им.

— Вы правы, — Дамблдор посерьёзнел и обратился к магам: — Вы не могли бы оставить нас?

— Конечно, Альбус, — миссис Уизли тактично кивнула и подогнала сыновей и Анджелину, которым явно хотелось послушать, что собирается сказать директор. Когда волшебники вышли, Дамблдор наложил на дверь заглушающие чары и повернулся было к шиноби, но Наруто его опередил:

— Что с Гарри? Ребята сказали, что его называют каким-то там «Избранным», даттебаё.

— Согласно пророчеству, Гарри действительно избран, чтобы победить Тома…

— Стойте-ка, это согласно тому пророчеству, которое Орден весь прошлый год охранял? — вклинился Дейдара. — Которое ещё вроде как разбилось во время боя в Министерстве?

— Именно об этом пророчестве я и говорю, — подтвердил Дамблдор. — По счастливой случайности, я был тем, кто слышал, как оно было произнесено, а потому мне известно его содержание.

Дейдара закипел как всегда мгновенно.

— И какого же тогда чёрта надо было его охранять, если это не единственная копия, мм?! Чем не проще было сразу его разбить, раз вы всё равно текст помните, а Лорд не должен его узнать?!.. На кой чёрт это пророчество вообще было нужно?!

— Гарри должен был узнать о своём предназначении, — спокойно пояснил профессор. — А также понять, что не всегда знания будут доставаться ему легко — иногда за них придётся бороться.

— Надо будет закинуть Пятой идею сделать перед входом в библиотеку полосу препятствий, — фыркнула Анко, обращаясь к сидевшему рядом Мадаре. — А что, тут педагог со стажем говорит, что за знания бороться надо!

— Вы неправильно меня поняли, — покачал головой Дамблдор. — Но давайте оставим эту тему на потом, потому что сейчас нам стоит обсудить нечто куда более важное, — он пристально посмотрел на всех по очереди. — Крестражи.

— Что? — удивился Наруто; Сакура тоже понятия не имела, о чём говорит профессор, как, видимо, и остальные её товарищи.

— То, благодаря чему Тёмный Лорд всё ещё жив, — ответил вместо мага Мадара. — Осколки души, заключённые в артефакты, позволяющие ему после смерти возрождаться.

— Ничего себе, даттебаё, — проговорил Наруто, поражённый.

— И сколько этих штук всего? — спросил Саске.

— На основании некоторых свидетельств я склонен предполагать, что всего крестражей семь, — сказал Дамблдор. — И два из них на сегодняшний день уничтожены: дневник, вынудивший Джинни Уизли четыре года назад открыть Тайную комнату, и вот это кольцо, — он достал из кармана и продемонстрировал на раскрытой ладони старомодный перстень с большим чёрным камнем, треснувшим посередине. Сакура вытянула шею, чтобы видеть получше. — Его я уничтожил в июле — тогда-то и получил это увечье, — он указал на травмированную кисть. — Признаюсь, так легко я отделался лишь благодаря усилиям Северуса, который смог запереть проклятие в руке.

— Вы знаете, где находятся другие крестражи? — уточнила Анко, бросив дурачиться. — Насколько я понимаю, вы хотите поручить нам их уничтожение, так?

— Я не могу требовать этого от вас, — произнёс Дамблдор, — однако прошу о помощи: один я не справлюсь, а посвятить Орден Феникса не могу — боюсь, что они не совладают с чарами, которые оберегают крестражи, и погибнут.

— Конечно же мы поможем! — горячо закивал Наруто. — Расскажите нам всё, что знаете, даттебаё.

Рассказ профессора занял почти час. Дамблдор поведал шиноби историю мальчика по имени Том Реддл, ставшего страшнейшим Тёмным магом современности, об убийстве им отца и его родителей, об идее бессмертия, захватившей его разум. Также директор назвал предполагаемые оставшиеся крестражи: три вещи, принадлежавшие основателям Хогвартса — Кандиде Когтевран, Пенелопе Пуффендуй и Салазару Слизерину, — Нагайна — единственное существо, к которому Волан-де-Морт привязан (хотя Сакура такую логику и не совсем понимала, она решила довериться суждению Дамблдора). Насчёт же седьмого крестража он толком ничего уточнять не стал. «Я займусь им, — серьёзно сказал профессор. — Это дело, с которым я должен разобраться сам». Шиноби не стали спорить — фронт работ и так был достаточный.

— Можете со спокойной душой возвращаться в школу, — заверила директора Анко, когда рассказ закончился. — Мы свяжемся с вами, когда появятся новости.

— Благодарю вас, друзья мои, — Дамблдор вновь улыбнулся им. — Даже в этот тёмный час на душе становится легче, когда знаешь, что рядом есть люди, на которых можно положиться… Что ж, я отправляюсь в Хогвартс, а в вашу команду верну Минато и Тобираму — вам пригодится помощь товарищей.

На том и расстались с самым лучшим настроем. Впрочем, стоило Дамблдору уйти, Дейдара фыркнул:

— Отлично, сбагрил на нас эти крестражи, а сам отдыхать в школу пошёл, мм!

— Ты несправедлив к профессору, Дейдара, — мягко укорила его Хината. — Поддерживать порядок в школе, в то время как во внешнем мире фактически идёт война, крайне непросто.

— Чем он тоже не занимается, потому что спихнул на Четвёртого…

— Ничего, теперь отец будет работать с нами, — встрял в ворчание подрывника Наруто, простодушно улыбаясь. Раньше Сакура верила, что Наруто такой и есть: простодушный дурачок; теперь же, с годами, она увидела, сколько на самом деле воли, силы и даже какой-то особенной мудрости скрыто в этом парне.

— Итого, выходит, нас всего девять, — подытожила Анко, поигрывая кулоном в виде красной змеи, болтавшимся у неё на шее. — Сможем отлично разделиться на три команды.

— Меня целенаправленная беготня за крестражами мало интересует, — предупредил Мадара. — Я лучше займусь этим Кабуто.

— Вызволением из плена лучшего друга, вы хотели сказать? — не преминула поддеть его Анко.

— В качестве бонуса, — хмыкнул Мадара. — Заодно могу, так уж и быть, разобраться со змеёй.

— Наверное, Тобирама-сан захочет к вам присоединиться, — предположила Хината. — Всё-таки речь о его брате, к тому же, он — создатель Эдо Тенсей.

— Тогда мы с Хинатой и Дейдарой возьмём на себя разведку и поиск крестражей, — решила Анко. — Для этого большой отряд не нужен, нас троих вполне хватит. Седьмая команда, вы поступите в распоряжение Минато-сана — будете заниматься, чем он скажет. Нам ведь нужно не только крестражи искать.

— Поняли, — кивнул за всех Наруто.

— Моя команда выдвигается завтра на рассвете, — объявила Анко. — Начнём перебирать места, связанные с детством Реддла, — раз он спрятал кольцо в доме, где жила его мать, мог оставить что-то и в одном из них.

— Есть, — сосредоточенно ответила Хината. Дейдара ограничился кивком.

— Минато-сан, я думаю, раньше завтрашнего утра не появится, — сказала Сакура товарищам по команде. — Значит, мы можем пока что отдохнуть и набраться сил перед первой миссией.

— Отлично, — бросил Саске и отошёл к предку — наверняка передать сообщение брата.

— Тогда спокойной ночи, Сакура-чан, — улыбнулся подруге Наруто.

— Спокойной…

Укладываясь спать в своей старой комнате — одна, Хината ещё не вернулась, — Сакура думала: пожалуй, хорошо, что их седьмая команда не будет ни гоняться за крестражами под началом не совсем адекватной в последнее время Митараши, ни пытаться вызволить Первого вместе с Мадарой. Всё будет почти так же, как дома, только вместо Какаши-сенсея — его учитель.

«Всё к лучшему», — уверила себя Сакура, завернувшись в одеяло. Сон накрыл уставшую куноичи очень быстро.

Он неспешно шёл по старому дому мимо картин с бледными надменными людьми, не уделяя внимания ожившим полотнам. Поначалу так занимавшие его, теперь они стали обыденностью, как и странные существа, эльфы, и привидения, и магия в целом.

Он обрёл палочку, ставшую хорошим дополнением к его силе, постиг азы волшебства и углубился в его изучение — с научной точки зрения, как и положено исследователю.

Вывернув из-за угла, навстречу ему двинулась статная блондинка — супруга формального хозяина поместья. Поравнявшись, она мелко кивнула — женщина хорошо владела собой, и её эмоций было практически не различить. Практически.

— Нарцисса, подождите.

Она остановилась и вопросительно приподняла бровь.

— Давно хотел вас спросить, — он взглянул на неё через стёкла очков, — насколько хорошо вы знаете родословную Блэков?

— Идеально, — отчеканила Нарцисса.

Он легко улыбнулся.

— Тогда могу я попросить вас составить для меня список сильнейших магов вашего рода с указанием мест их захоронений?

Ведьма вздрогнула; ледяная маска дала трещину, и за ней проступил страх, практически ужас.

— Полагаюсь на вас, — он улыбнулся шире и продолжил путь, не дожидаясь ответа — отказать ему Нарцисса Малфой не могла… не посмела бы.

Большинство Пожирателей тревожным полушёпотом звало его Некромантом. Сам же он себя предпочитал называть Драконом.

Тёмный Лорд, как и зачастую, находился в зале собраний, размышляя над планами; на столе перед ним лежали пергаменты. Маг не мог слышать шагов шиноби, но вот змея, Нагайна, подняла голову, уставилась на прибывшего внимательными глазами с вертикальными зрачками. Впрочем, змея даже не зашипела на него — признавала своего.

— Вы хотели меня видеть?

Теперь и Тёмный Лорд заметил союзника.

— Да, — тихо подтвердил маг. — Как скоро обещанная армия будет готова?

— Скоро, — спокойно ответил шиноби. Он смело смотрел в глаза Орочимару и Обито — отчего станет трусить перед Волан-де-Мортом? — В этом деле главное не скорость, а качество.

Тёмный Лорд прищурил горящие кровавые глаза; был бы характерный рисунок — можно принять за Шаринган. С Учихами у этого мага в самом деле было нечто общее — непомерность амбиций, к примеру.

— Они нужны мне к концу ноября, — ультимативно, с тихой угрозой поставил в известность Волан-де-Морт. — Не только Зецу, воскрешённые тоже.

— И вы их получите.

— Сколько?

Дракон задумался ненадолго.

— Тысяча Зецу, усиленных энергией Сенджу Хаширамы — уверяю, они будут для магов Света серьёзными противниками. Что касается воскрешённых, я пока не могу назвать число — всё зависит от того, насколько удачна будет моя, мм… охота.

Видимо, Тёмный Лорд удовлетворился таким ответом — он медленно кивнул, поглаживая Нагайну по голове, и вернулся к делам. Дракон не стал его отвлекать и удалился, вернулся в подземелья менора, полностью отданные ему.

Он прошёл мимо лаборатории, мимо камер с пленными — его будущими подопытными, мимо больших залов, где толпились Белые Зецу, подпитываясь силой шиноби, ставшего некогда их прототипом, и остановился перед металлической дверью, открыл окошко. Внутри каменного мешка, пропитанного мощнейшей магией, находился Первый Хокаге, удерживаемый в вертикальном положении цепями, погружённый в анабиоз сложнейшим сплетением подчиняющих техник и заклинаний. Захват Хаширамы был действительно неплохим достижением — но великим станет его полное подчинение.

— Уже скоро, — прошептал ниндзя себе и захлопнул окно.

Шиноби Якуши Кабуто умер, попав в этот мир. Теперь он — Дракон, некромант, который однажды накинет поводок на саму Смерть.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 106 | Добавлено: 2016-11-01
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]