Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Наруто vs Саск...
Написал: Эспада
Дата: 2024-05-19
Ответов в теме: 10
Тема: Сильнейший улу...
Написал: Four-to-Eight
Дата: 2024-05-19
Ответов в теме: 9
Тема: Обсуждение ман...
Написал: goodday
Дата: 2024-05-19
Ответов в теме: 6213
Статистика

В деревне: 250
Учеников: 234
Шиноби: 16

InkLooDz, Merlan, Four-to-Eight, one_shot, StillWater, Myst, Mutsu_Inmay, goodday, Get_a_Bike, Denuc, Rikudo_SenninLOL, EmptyKnight, Ablay, zerotul, Heiv, MaDeZi

Два мира 2. Арка 3. Глава 7

Они переместились мгновенно, и тройка джонинов тут же приняла боевые стойки, обводя местность внимательными взглядами, проверяя на предмет угроз. Цунаде и сама прощупала окрестности сенсорной техникой, которой научилась когда-то давно ещё у бабушки Мито; поблизости были лишь четверо АНБУ Конохи, отправившие послание, и глава Киригакуре, чакра которой доносилась из небольшого дома, и бывшего приграничной базой В-26.

— Я пойду одна, — озвучила Цунаде своё решение. — Этот разговор должен быть между нами.

Шикаку пристально посмотрел на неё.

— Вы уверены, Цунаде-сама?

— Уверена, — просто кивнула она. — Следите за периметром.

И она двинулась к дому, чувствуя на спине взгляды, которыми её проводили спутники. Они явно не верили в то, что это безопасно и вовсе целесообразно. Поднявшись по трём ступенькам к порогу, Цунаде постучала и получила краткое приглашение войти.

Внутри было полутемно, горела всего пара свечей, уже наполовину оплывших; они бросали тени на лицо сидевшей за столом Мизукаге, поднявшей голову, когда Цунаде закрыла за собой дверь. Выражение её лица заставило Хокаге на миг замереть, прежде чем сделать шаг к столу — такого затравленного, испуганного выражения ещё никогда не доводилось ей видеть на лице Теруми Мей.

— Вы просили о встрече, Мизукаге-доно.

— Просила, — подтвердила Мей хрипло — долгое молчание сказывалось — и прокашлялась. — Прошу прощения. Да, я просила о встрече.

— Я вся внимание, — Цунаде села напротив неё, сложила на столе руки; одна из свеч зашипела, и капля горячего воска скользнула по стволу в тарелку, служившую подсвечником. — Что привело вас на мои земли?

— То, что произошло в Кири два дня назад… — её голос дрогнул. Мей быстро облизнула губы, на мгновение сжала и вновь разжала кулаки.

«Ками, да она не может взять себя в руки!..»

— Теперь я понимаю, — проговорила Мей, — что вы были правы, когда предупреждали меня, Цучикаге и Райкаге. У нас действительно есть общий враг, которого поодиночке нам не одолеть.

Цунаде выпрямилась на стуле. Значит, он начал действовать.

— Расскажите мне всё.

Мей отрывисто кивнула, вновь скользнула языком по пересохшим губам и заговорила:

— Начало того дня было более чем обычным. Постовые сменились, патрульные на обходе не заметили ничего примечательного, все, кто должен был, отправились на миссии. Около полудня на площади у моей резиденции появился неизвестный — соткался из воздуха, словно был призраком; охрана его увидела, но не заметила, — Мей сделала акцент, впилась взглядом в глаза Хокаге. — Мои лучшие сенсоры заявили, что не чувствуют его чакру, а Ао чуть позже сказал, что не видит даже в его организме активной системы циркуляции. Однако это не помешало вторгшемуся без труда отразить атаку, в которую мои шиноби перешли, когда он отказался сдаться.

Цунаде нахмурилась. У Ао, как она знала, ещё со времён последней войны был Бьякуган, завоёванный шиноби Кири в каком-то бою — трофей, по мнению Хьюг, нечестный, но предпринимать что-то для возвращения глаза клану тогда было запрещено; если же Бьякуган не увидел активных каналов чакры, значит, тот человек был не шиноби, магом. «У Обито в самом деле есть союзник, связанный с тем миром. Или же то вовсе некая новая сторона?..»

— Этот человек потребовал меня, — продолжила говорить Мей, — и я вышла на площадь, хотя Ао и пытался меня остановить.

Несмотря на общую невесёлость ситуации, Цунаде мимолётно усмехнулась — слишком уж знакома ей была ситуация.

— И тогда незнакомец обратился ко мне. Сказал, что его имя Зеро и что он — сын и посланник на нашей земле богини.

— Богини? — переспросила Цунаде.

— Он не уточнял, — пояснила Мей; она слегка успокоилась и теперь говорила ровнее — начинать всегда труднее всего. — Зеро заявил, что эта самая богиня хочет мира для всех нас, чтобы каждый жил в согласии с окружением и самим собой, после чего стал рассуждать о гармонии. Однако мои шиноби не привыкли к таким сладким речам; его перебили, объяснив, куда он может идти со своими проповедями, — теперь и Мей усмехнулась с нескрываемой гордостью; впрочем, её улыбка быстро погасла. — Зеро выслушал их внимательно, а потом сказал, что Кири со всеми её противоречиями является идеальной моделью мира шиноби, который нуждается в помощи его богини; что Кири станет примером того, как сила богини может миру помочь.

Мизукаге опустила голову; чёлка скрыла её глаза, плечи напряглись.

— Я отказалась продолжать слушать его бредни и скомандовала атаку. И тогда произошло нечто странное: все шиноби, готовившиеся к битве, все гражданские, уходившие подальше от места назревавшего боя, вдруг замерли. А секунду спустя они все закачались, двинулись с мест и принялись бродить, шатаясь, как пьяные, не откликаясь на зов, а их лица… Цунаде, на их лицах не было выражений.

Цунаде помрачнела ещё больше. Вдруг вспомнился рассказ Сакуры об одном из типов магических существ, дементорах: «Они высасывают из человека все эмоции и чувства, а применив Поцелуй, лишают его души, оставляя лишь оболочку…» Хотя, маловероятно, что это связано.

— Ты единственная осталась в рассудке? — спросила Пятая; теперь уж точно было не до приличий.

— Насколько могу судить, — негромко проговорила Мей; она начала дрожать, неуютно повела плечами, обычно гордо расправленными — кто бы мог подумать, что дерзкая и едкая, как дым, создаваемый ею, Мизукаге может быть такой. — Я попыталась привести тех, кто стоял рядом, в чувство, пробовала развеять иллюзию — ничего не помогало. Пока же я проделывала всё это, Зеро молча следил за мной; он заговорил, лишь когда увидел, что я иссякла. «Не тревожьте их, Мей-сан, им теперь хорошо, — сказал он. — Они окружены материнской заботой и вряд ли уже захотят идти за ложными идолами вроде Каге, которые лишают их возможности выбора мира, в котором жить». В его понимании я, «ложный идол», явно не заслуживала того, что он «даровал» моим шиноби. Я спросила, значит ли это, что он попытается убить меня, на что последовал ответ: «Не попытался бы — убил. Однако не это моя цель; вы должны жить и донести до сведения других Каге, что их власть над судьбами народов не так велика, как они сами думают. Но мать милосердна, она любит нас всех, поэтому и худшим из тиранов даст шанс, если они не будут противиться ей, когда она вернётся. А пока же пусть крах Киригакуре послужит миру уроком».

Последние слова она буквально выплюнула, стиснув кулаки так сильно, что наверняка впилась ногтями в ладони до крови. И верно — когда Мей разжала пальцы, на их концах и ладонях были красные капли.

— В тот же момент на площади появилась большая группа людей, — справившись с собой, продолжила она. — Часть была в плащах и масках — приспешники Зеро, как я поняла, а остальные были моими шиноби, находившимися на миссиях за пределами деревни. Это сукины дети поймали и вернули в Кири всех.

— В таком же состоянии?

Мей кивнула.

— Затем появился ещё один человек, на сей раз шиноби — тот, судя по всему, о ком ты меня и предупреждала. Он был в маске, а правый глаз являлся Шаринганом.

— Учиха Обито, — сказала Цунаде. Их опасение подтвердилось.

— Зеро сказал, что я должна отправляться и доставить весть, и тогда меня словно бы засосало в воронку, а выбросило уже возле границы. Я далеко не сразу решилась прийти в Страну Огня — всё же у нас всегда были разногласия, а моя история слишком… бредова, чтобы так просто в неё поверить. Кроме того, в прошлый раз расстались мы с вами, скажем так, без особого взаимопонимания, — Мей отвела взгляд, посмотрела на расплавленный воск, плавающий в подсвечнике-тарелке, вздохнула. — Но как ни отвратно, обратиться мне больше не к кому. Ни Эй, ни тем более старый параноик Ооноки не поверили бы в мой рассказ…

«Скорее бы обратили его себе во благо, — понимала Цунаде, как, конечно же, и Мей. — Впервые за долгое время Кири настолько слаба — идеальный момент для удара».

— В то же время было заявлено ещё полгода назад, что ваш Альянс — это оборонительный союз, члены которого помогают друг другу, — она подняла взгляд. — На прошлых переговорах вы предложили Киригакуре нейтралитет и невмешательство; может быть, сейчас не самое удачное время, но я хочу сделать контрпредложение… нет, не предложение — запрос о помощи.

Цунаде откинулась на спинку стула.

— Я не могу принимать такие решения в одиночку, — честно сказала она. — Мне нужно обсудить это с союзниками. Пока же я приглашаю вас, Мизукаге-доно, стать гостем Конохи.

Мей кивнула с достоинством, но в глазах её светилось неподдельное облегчение.

— Благодарю, Хокаге-доно.

— Вот так обстоят дела, — Цунаде закончила рассказ и замолчала, ожидая мнения советников.

Главы кланов молчали, задумавшись. Иноичи обменялся тревожным взглядом с Чозой, после посмотрел на сосредоточенного Шикаку, знавшего о случившемся дольше всех.

— Сложно поверить, что это правда, — проговорил Данзо. Не пустить его на собрание совета на этот раз не представлялось возможным, да и не было правильным, если говорить честно — всё же он далеко не последний человек в руководстве Конохи, хотя и сволочь ещё та. — Киригакуре никогда не слыла честным и достойным веры партнёром.

— Это не та ситуация, — жёстко отрезала Цунаде. — В этот раз Мизукаге не лгала, я абсолютно уверена в этом.

— Мизукаге честна, — подал голос Мадара. — Для того чтобы понять это, хватило одного взгляда.

Молчание в зале, казалось, сделалось ещё более глубоким. Цунаде была в целом благодарна Мадаре за поддержку, но вообще предпочла бы, чтобы его вовсе не было здесь. Он пришёл на совет с непоколебимой уверенностью в своём праве присутствовать; он считал, что клан Учиха может участвовать в жизни деревни, несмотря на свою малую численность (как пример он едко приводил клан Сенджу, от которого живой осталась вовсе одна Цунаде), и сам себя назначил представителем Учих, пока Саске отсутствовал. Спорить с Учихой Мадарой на этот счёт не решился даже Данзо, и Цунаде махнула рукой.

— Незаметное появление, техники без использования чакры, группа шиноби в масках — это очень похоже на недавнее вторжение в Коноху, — заметил Сарутоби Кеншин, новый глава совета. — А также является свидетельством, что у нас с Кири один враг.

— Как и со всем остальным миром, судя по всему, — сказал Иноичи. — Вот только опыт подсказывает, что Ива и Кумо нам как всегда не поверят.

— Так может, не будем пытаться помочь тем, кто не хочет помогать себе сам? — раздражённо предложила Цуме. — Озаботимся лучше собственной безопасностью.

— Здоровый эгоизм полезен, — согласился Мадара, и Инузука напряглась, явно непроизвольно, но вполне заметно. — Нет, конечно, Хокаге стоит послать сообщения в Кумо и Иву — но не более того.

Большая часть глав кланов кивнула, поддерживая его. Не понять их Цунаде не могла — когда опасность угрожала собственной деревне, думать о благополучии соседей мало кто хотел. Плюнуть на судьбу Стран Молнии и Камня было довольно логичным вариантом — они сейчас враги почти такие же, как Обито с его новым другом; помочь Кири так или иначе скорее всего придётся — когда соберутся лидеры Альянса, Яхико наверняка включит всё своё красноречие, чтобы убедить союзников помочь ближнему, а кроме того это будет выгодно с точки зрения перспектив на будущее.

— Прошу прощения, однако я считаю, что вы не правы, Мадара-сан, — неожиданно для всех подала голос Ханаби, всё собрание просидевшая тихо и незаметно; она говорила негромко, но смотрела на Учиху спокойно и твёрдо — невольно вспоминался непоколебимый взгляд Хиаши. — Война, провозглашённая Зеро, была объявлена не конкретным странам, но всему миру шиноби. С учётом того, что этот человек сделал в Киригакуре, мы не можем недооценивать его силу и возможности претворить в жизнь свою угрозу перестроить мир в угоду своей богине, о которой пока нам ничего не известно. И если война объявлена всем нам, все и должны сражаться.

Мадара выслушал девочку с каменным лицом. Цунаде показалось, что он собирается в пух и прах разнести её суждение в не самых изысканных репликах, но ответил Учиха неожиданно вежливо:

— Ханаби-сан, ваша идея относится к идеальному миру, где все враждующие кланы, деревни и страны готовы вмиг объединиться в битве против некого абстрактного общего врага, забыв разногласия. Однако такого мира не существует — поверьте моим знаниям и моему опыту. Единственный шанс, что Райкаге и Цучикаге нам поверят — если Зеро вместе со своими сторонниками придёт к ним на порог, как пришёл в Кири, и они сами увидят его; правда, в таком случае объединяться с ними уже вряд ли будет возможность, — он отвернулся от Ханаби и сказал всем присутствующим: — Никогда не стоит недооценивать человеческую твердолобость. А эти двое, как я мог убедиться по сведениям, дошедшим до меня, чертовски твердолобы.

В его словах была правда, но Цунаде уж очень не хотелось соглашаться — сердцем она была на стороне маленькой Хьюги.

— Не больше, чем я или Яхико, — заявила она. — Мы сможем достучаться до Эя и старика Ооноки, если приложим усилие.

Мадара закатил глаза, всем видом выражая пренебрежение.

— То же вы говорили, когда пытались убедить Цучикаге и Райкаге в существовании Учихи Обито, — заметил Данзо нейтральным тоном, но единственный здоровый глаз старого лиса недобро блестел. — И потерпели поражение. Хотите снова пойти тем же путём?

— Я не хочу, чтобы мир оказался во власти фанатика! — огрызнулась Цунаде, начиная заводиться. Чтобы успокоиться, она прикрыла глаза и глубоко вздохнула, затем произнесла куда ровнее: — Я ценю мнение каждого из вас, однако на сей раз оставляю за собой право принять решение. Если оно окажется провальным, я приму последствия.

Шикаку с неодобрением посмотрел на неё, Мадара усмехнулся — наверное, думал о Первом, который нередко поступал так же, шёл на риск. А вот Данзо такое положение вещей явно более чем устраивало.

Этим вечером Яхико спускался в подвал башни с большой неохотой. Его ждало дело, которое закончить нужно было уже давно, но в то же время было не слишком просто для него.

Конан следовала за ним тихой тенью, как и всегда, и её молчаливая поддержка помогала; они могли иметь сколько угодно разногласий, но отвернуться друг от друга, особенно в трудную минуту, не смогли бы никогда.

— Твоё решение — верное, Яхико, — серьёзно сказала Конан, когда он озвучил впервые свою мысль. — Не сомневайся.

И он не сомневался — просто жалел, что дошло до такого.

Кисаме уже ждал у металлических дверей зала, и по одному взгляду можно было понять, насколько он уверен в целесообразности происходящего. Рядом с ним стоял Орочимару, глядящий задумчиво и одновременно с любопытством.

— Ты готов? — спросил Яхико у Змея.

— Разумеется, — ответил он с лёгкой улыбкой, такой неуместной на общем фоне серьёзных лиц. — Будет интересно опробовать это на бессмертном.

Коротко кивнув, не желая даже пытаться принять его маньячное воодушевление, Яхико толкнул дверь и первым вошёл в зал. Тот был невелик и абсолютно пуст за исключением стола, на котором ремнями была надёжно закреплена голова Хидана — всё, что вернулось в Аме после его предательства. «Практично», — кажется, так охарактеризовал Кисаме поступок напарника, когда они вернулись с задания по поимке Хидана и Какудзу.

— Чего припёрся, хер рыжий? — приветствовал его как обычно Хидан; когда вслед за Лидером вошли остальные, предатель взметнул брови. — Э, а с хуя ли все тут?

— Пришли проститься, Хидан.

Это назревало почти с самого его захвата. Тогда Итачи первым делом проник в разум пленника, чтобы добыть информацию о планах врага… и не обнаружил ничего. Большая часть мозга Хидана была буквально выжжена; осталась, если верить Учихе, лишь малая толика воспоминаний, связанных преимущественно с Акацуки и тем, что формировало личность Хидана: ситуациями, которые привели его к жизни фанатичного нукенина-матершинника. Всё же, что касалось Обито, его планов и того, чем Хидан занимался и что видел после ухода из Акацуки, было начисто стёрто из его памяти.

Само собой, такой пленник — искалеченный физически и морально — не представлял никакой ценности. Избавиться от него, по правде, нужно было уже давно.

В глазах Хидана мелькнула осмысленность — понять, что с ним собираются сделать, он был ещё в состоянии.

— Убивать меня собрался, а? — задиристо уточнил он. — Я бессмертный, дебила ты кусок!

— Хидан, ну а кто сказал, что убивать тебя мы будем традиционными методами? — вперёд выступил Орочимару, по-прежнему улыбаясь, теперь уже почти нежно.

Хидан посмотрел на Змея с опаской. Его инстинкты явно остались нетронутыми.

— Я люблю древние кланы, — продолжил вещать Орочимару, подходя всё ближе к столу; судя по всему, он начал забывать, что находится в комнате не наедине с «подопытным». — В особенности Узумаки — они придумали в своё время множество невероятных вещей. Вот, к примеру, техника, которую я применю сейчас к тебе; с её помощью можно вырвать душу из тела и сразу отправить в Джодо — здорово, согласен?

А вот теперь, кажется, Хидан начал паниковать.

— Эй, Лидер, — проговорил он, нервно косясь на Змея, — ты же типа такой правильный! Неужто ты разрешишь творить с пленным такую херню?!

— Разрешу, — ледяным тоном подтвердил Яхико.

— Более того, это была его идея, — ласково пропел Орочимару, остановившись ровно перед Хиданом, загораживая ему других Акацук, остававшихся у двери. — Ну что ж, Хидан, прощайся с этим миром. Передавай привет более светлому и чистому.

— Сука, не смей! — заорал Хидан. — Только попробуй, я тебя!..

Но Орочимару не слушал его; он складывал сложный комплекс печатей, по-особенному направляя в руки чакру — Яхико читал свиток с описанием техники и был искренне впечатлён тем, какой уровень контроля чакры необходимо было иметь для того, чтобы исполнять её. Всё-таки дать Змею второй шанс было в своё время правильным решением.

Когда Орочимару закончил свои манипуляции, Яхико подошёл к нему.

— Сработало, — констатировал Змей с научной заинтересованностью результатом эксперимента. — Теперь наша бессмертная проблема точно упокоена.

— Проследи за тем, чтобы голова была сожжена, — распорядился Яхико, в последний раз бросив взгляд на то, что осталось от одного из бывших членов Акацуки. «Кисаме, а ты проследи, чтобы Орочимару не утащил голову к себе в лабораторию», — на всякий случай добавил он по связи. Кисаме на это весело хмыкнул в мыслях и заверил, что огненные похороны Хидана пройдут в ближайшее время и в лучшем виде.

Итачи появился на базе Акацуки ближе к утру — рассвет уже занимался, но улицы Аме между высокими башнями пока ещё утопали в тенях. Яхико сразу понял, что что-то конкретно не так — только в самых важных случаях Итачи делал личный доклад, а не использовал связь.

Когда же Учиха передал сообщение от Хокаге, овладевшее Яхико с первого момента предчувствие чего-то плохого было оправдано в полной мере.

— Так… — проговорил он, помассировав переносицу; спросонья соображалось слегка туго, но собраться с мыслями нужно было срочно. — Так, нужно сообщить остальным главам стран Альянса и предложить им как можно скорее собраться в Аме.

— Я займусь этим немедля, — кивнул Итачи с готовностью.

— Подключи к оповещению Шикамару, — сказал Яхико. — Нечего тебе расходовать чакру на клонов, не зря же заимел ученика и научил его создавать порталы.

— Как скажете.

После его ухода Яхико собрал товарищей и обрисовал им ситуацию.

— Мы должны точно знать, что происходит в Кири сейчас, — серьёзно сказал он, когда закончил. — Поэтому, Карин, Суйгецу, вы сегодня же отправляетесь туда.

Напарники мимолётно переглянулись.

— Есть.

— Конан, набросай примерный текст писем к Цучикаге и Райкаге — они должны знать о том, что враг начал действовать.

Акацуки посмотрели на него с совершенно одинаковыми выражениями.

— Яхико, — начала Конан мягко и терпеливо, — это ничего не даст, как не дало когда мы пытались донести до них опасность Обито…

Яхико поднял руку, останавливая её. Ничего слышать о том, чтобы бросить без информации о грозящей всему миру напасти две крупные страны, он не желал.

— И сообщения для малых стран, не входящих в Альянс, тоже должны быть готовы в ближайшее время.

— Я знала, что ты так решишь, — победно сказала Цунаде, когда несколькими часами позже они вдвоём сидели в зале собраний, ожидая прибытия глав остальных деревень.

Яхико пожал плечами.

— В этом плане я ужасно предсказуем, — признал он. — Хотя, и вы тоже.

Цунаде хмыкнула.

— Ты бы видел, какое лицо было у Данзо, когда я сказала, что поступлю так, как сочту нужным. Он словно бы прямо там, на совете отпраздновал моё снятие с поста Хокаге.

— Перестаньте, никто вас не снимет, — махнул рукой Яхико.

— На самом деле вполне могут, — из тона Цунаде пропало веселье. — Данзо считается опасным игроком не просто так — он вполне может надавить на кого нужно, в особенности на нашего лорда-феодала… — она замолчала, а потом продолжила тише: — Пообещай мне, Яхико: если дела примут скверный оборот, ты поможешь не допустить Данзо на пост Хокаге.

Яхико в непонимании посмотрел на неё.

— Вы просите меня вмешаться во внутреннюю политику Страны Огня?

— Только в случае крайней необходимости, — подчеркнула Пятая. — Пойми, мы не можем рисковать и пустить Кьюби под хвост всё, чего добились этим Альянсом, особенно сейчас. А Данзо уничтожит саму суть Альянса, если станет Хокаге.

Она была права, и он серьёзно кивнул — не мог позволить кому-либо разрушить то, что было возведено с таким трудом. А ещё решил для себя: Суна получит обратно Сюкаку. Потому что и это будет правильно.

Дверь зала распахнулась, и Яхико и Цунаде повернулись к ней, рассчитывая увидеть кого-то из прибывших на переговоры союзников. Однако Шикамару стоял на пороге в одиночестве и выглядел чертовски взволнованным.

— Что случилось? — спросила Цунаде, поднявшись со стула. Яхико тоже встал, вновь предчувствуя недоброе.

— Я только что из Ото, — отрапортовал Шикамару. — На Страну Звука напали шиноби Кумо.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 143 | Добавлено: 2016-11-02
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]