Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Обсуждение ман...
Написал: Rikudo_SenninLOL
Дата: 2024-04-21
Ответов в теме: 5699
Тема: 3КК против Джи...
Написал: KURAMATopBidzu
Дата: 2024-04-21
Ответов в теме: 12
Тема: Сасори против ...
Написал: K_A_Z_E_K_A_G_E
Дата: 2024-04-21
Ответов в теме: 4
Статистика

В деревне: 342
Учеников: 322
Шиноби: 20

alik_rx7, Evgen66, liki, CerCerber, Cikоnio, MaDeZi, NeZNaL30012, Kakuzu, alesha96, Four-to-Eight, Fokfaul_Kitsune, KuVik, Giro, nicefilm, Stadiya, hoodride, Antonyo3085, Luffytaro, Kos9k, nanac5

Два мира 2. Арка 2. Глава 4. Часть 1

Дейдара углубил поцелуй. Нависая над девушкой, он провёл пальцами по её щеке, шее, ключице, задержал руку на груди, огладил и несильно сжал через майку и бельё. Хината тихо застонала сквозь поцелуй; теперь она позволяла своему парню такие вольности, и они ей явно нравились. Подстёгнутый реакцией — не только ей, но и желанием, что зрело в нём уже давно, — Дейдара скользнул рукой ниже, по плоскому животу девушки к поясу джинсов, но стоило ему чуть оттянуть ткань, Хината вдруг дёрнулась и отстранилась.

— Ты чего? — Дейдара поразился тому, как неестественно хрипло и низко прозвучал его голос. Нельзя винить Хинату, что она вновь вздрогнула от его слов.

— Дейдара, я… я понимаю, чего ты хочешь, — смущённо проговорила Хината, глядя куда-то мимо него. — Но я не уверена, что готова к этому…

Несколько секунд Дейдара молча смотрел на лежащую под ним девушку. Такая прекрасная, полная волнующих изгибов, такая очаровательная с румянцем смущения на щеках, такая желанная — Ками, какая желанная!.. Казалось бы, протяни руку — и возьми… но так нельзя.

— Как скажешь, — произнёс Дейдара, пожимая плечами. Но, несмотря на попытку говорить ровно, он сам слышал в собственном тоне досаду.

— Если хочешь, — Хината тоже уловила его интонацию и теперь явно чувствовала себя виноватой, — я м-могу попробовать сделать тебе приятно д-другим способом. Куноичи учат в теории, как доставлять мужчинам у-удовольствие… — она залилась краской до корней волос и замолчала.

От такого предложения у Дейдары перехватило дыхание. Стоило только на миг представить, как она опускается перед ним на колени… Он уже открыл рот, чтобы согласиться, но остановился, поймав её взгляд. Увидев страх, почти ужас перед собственным предложением в её глазах.

— Не предлагай такое, пока сама не захочешь попробовать, — прошептал он; так проще было справиться с голосом. — Не нужно заставлять себя.

Хината повернулась к нему.

— Но я просто…

— Знаю я твоё «просто», — Дейдара с затаённой грустью улыбнулся, но тут же мягко поцеловал её в лоб. — Хватит винить себя по каждому поводу, мм.

— Прости, — всё-таки не удержавшись, извинилась Хината. — Тебе, наверное, нелегко…

— Не боись, переживу, — с напускной беспечностью отмахнулся он и перекатился на спину, заложил руки за голову.

Хината покосилась на него, а затем перевернулась на бок и осторожно придвинулась ближе.

— Ты точно не злишься? — тихо спросила она.

— Продолжишь задавать такие вопросы — начну, мм, — отозвался он наполовину шутливо, наполовину серьёзно и широко зевнул. — Иди мыться, нам завтра рано вставать.

— Да, конечно, — поколебавшись немного, Хината быстро поцеловала его и ушла в ванную.

Дейдара проводил её взглядом, приподняв голову, но стоило закрыться двери, вновь откинулся на матрас, зажмурился и протяжно вздохнул. Возбуждение было слишком сильно, чтобы полностью абстрагироваться от него; Дейдара оптимистично надеялся, что Хината в силу своей непорочности не имеет понятия, как именно ему приходится справляться с желанием, которое она вызывает, и верит, что парню просто нравится после непростого дня подольше постоять под душем.

Пытаясь отвлечься от собственных мыслей, сегодня особенно близких к общепринятому значению понятия «грязные», Дейдара стал вслушиваться в окружающие звуки. Теперь, когда кровь в ушах стучала не так громко, он уловил доносившиеся из-за стенки скрипы, стоны и бессвязные вскрики.

— Чёртова Митараши, — сквозь зубы прорычал Дейдара.

После той перепалки возле пещеры они по немому уговору не возвращались к щекотливой теме… Но, Кьюби её дери, это случалось каждый раз, каждый грёбаный раз, когда они останавливались на ночлег в каком-нибудь вшивом отеле! Требовала от Дейдары и Хинаты селиться вместе, причём непременно в номере с одной кроватью — потому что это, видите ли, выглядит естественнее! — а сама находила в ближайшем баре какого-нибудь мудака и скакала потом на нём полночи!..

«Ладно, хорошо, это всё потому, что она была раньше с Данной!» — не выдержав, признался он себе. Лучше признать этот, чем другой вариант причины собственного бешенства по данному поводу.

За стенкой мужчина крикнул особенно громко, а затем раздался такой звук, словно что-то тяжёлое упало с небольшой высоты на пол. Взяв с прикроватной тумбы палочку, Дейдара поставил заглушку и раздражённо швырнул магический инструмент обратно; упав на гостиничный блокнот, палочка выплюнула пару искр — была недовольна таким обращением.

Он сидел на кровати, невидяще глядя перед собой, стараясь ни о чём не думать и размеренно дыша, пока в лицо не пахнуло горячим паром из открывшейся двери ванной. Стараясь не смотреть на Хинату, вытиравшую мокрые волосы, он заскочил в ванную и, поморщившись, заперся.

Когда Дейдара, наконец, вышел, спокойный и умиротворённый на время, Хината уже спала, свернувшись клубком на своей половине кровати, закутавшись в одеяло по уши и подвернув его часть под себя. Спящая, улыбающаяся снам, она казалась младше, совсем ребёнком… «Двадцать седьмого ей исполнится семнадцать, — тут же напомнил себе Дейдара. — Не такая уж она и маленькая».

Сна не было ни в одном глазу, и он, одевшись, вышел на балкон подышать свежим воздухом. Ночь давно перевалила за середину, и в ближайших домах свет почти не горел; в дальнем конце парковки отеля около мотоцикла возился одинокий мужчина.

Стоило выйти, как в нос ударил сигаретный дым. Искать его источник долго не пришлось: Анко, завёрнутая в одно лишь полотенце, босиком стояла на бетонном полу балкона, опираясь локтями на бортик, медленно и глубоко затягиваясь.

— Оделась бы, больная, простудишься ведь.

Анко вяло хмыкнула и через невысокую перегородку, разделявшую балконы чисто формально, протянула ему пачку, но Дейдара отвёл её руку, покачав головой. Как-то раз он выкурил на спор с Хиданом «особую» сигаретку… с тех пор желание попробовать снова так и не появилось.

— Видишь того детину в косухе с клёпками? — джонин дёрнула подбородком в сторону мужика возле мотоцикла. — Только что от меня. Убега-а-ал — только пятки сверкали, — её язык немного заплетался, но в тоне не было и тени эмоций.

— Ты пьяна? — уточнил Дейдара.

— Не без этого, — признала Анко, буквально улёгшись на ограждение балкона, прогнувшись в пояснице так, что полотенце поднялось неприлично высоко. — Крепкий парень, всё при нём…

— Митараши, мне плевать, — искренне сказал Дейдара, но девушку было не остановить.

— Я ему, знаешь, сказала, чтобы ударил меня — со всей дури так, по-честному… но предупредила, что ударю в ответ, — она хмыкнула и повернулась в подрывнику полностью, чтобы он мог увидеть и правую половину её лица; щека у неё припухла, а под глазом зрел синяк. — Слабак, даже сломать мне ничего не смог, а уж когда я повыбивала ему зубы и нос сломала…

Словно почуяв, что речь о нём, мужчина на парковке обернулся, поднял голову и, увидев куноичи, разразился потоком брани, не слишком внятной, но однозначно агрессивной. Анко расхохоталась и сделала в его сторону незамысловатый жест.

— Ты на всю голову больная, — проговорил Дейдара, наблюдая за тем, как мотоцикл выезжает на улицу. — Тебе лечиться пора, ты знаешь это?

— Как вернёмся, сдамся сенсею на полный медосмотр, — фыркнула Анко и смерила его придирчивым взглядом. — Хей, какой-то ты слишком удовлетворённый! Неужто наша маленькая скромница созрела?.. Хотя, о чём это я? — она рассмеялась почти издевательски. — Скажи, вот зачем иметь пару, если не можешь её поиметь?

— Чтобы ты знала, существует любовь, — раздражённо бросил Дейдара.

— Не-а, не существует, — Анко прикурила новую сигарету и опять облокотилась на бортик. — Готова спорить, ещё немного такой жизни — и ты от Хинаты сбежишь. Я вас, мужиков, знаю.

— Даже слишком многих.

— Опять начнёшь свои проповеди о воздержании? — Митараши мгновенно перешла от апатии к злобе.

— Нет, — твёрдо ответил Дейдара, хотя некая часть его этого и требовала. — Мне плевать, чем ты занимаешься — меня с тобой не связывает ничего, кроме миссии. Раньше связывало, а теперь…

Сигарета согнулась между её пальцами, плечи джонина напряглись. Из-за облаков, наконец, вышла луна, и Дейдара заметил на левой лопатке Анко странной формы шрам, похожий на иероглиф. Нет, это был иероглиф — вырезанный на коже, точно на дереве, символ «Драгоценность». Твою мать.

— И к лучшему, — буркнула Анко и, швырнув испорченную сигарету вниз, на улицу, скрылась в своём номере, напоследок с силой хлопнув дверью.

Дейдара невольно коснулся кольца Акацуки, которое не снимал никогда; на нём в центре поля стоял иероглиф «Синий». «Драгоценность» — символ, принадлежавший кольцу напарника, после расставания у арки так и оставшемуся у Дейдары: он не смог заставить себя отдать кольцо Яхико, даже не сказал Лидеру, что оно у него. Сантименты? Ксо, нет, конечно! После того боя в Отделе Дейдара сохранил кольцо, чтобы при следующей встрече швырнуть его кукловоду так же, как он сам швырнул ему тогда, а затем вернуть напарника — неважно, как, хоть избить до полусмерти, связать и притащить! — в организацию. Ну а теперь, когда Сасори мёртв… «Просто нафиг мне не сдался новый напарник, да. Одному отлично работается».

Но то, что кукольник — а кто ж ещё? — вырезал этот символ прямо на Анко… Дейдара прекрасно знал, что Сасори любил помечать свои вещи: всегда ставил клейма на новые марионетки, если они его полностью устраивали; свои свитки, если они всё-таки попадали на общую полку, помечал маленьким скорпионом в углу. И то, что Сасори отметил этим знаком Анко…

«Что между ними на самом деле было? — впервые задумался Дейдара — но тут же напустился на самого себя: — Ксо, что за сопли распустил сегодня?! Данна — мёртв, Митараши — просто капитан на время миссии, Хината… всё у нас с ней будет, и к Мерлину и Рикудо все эти тупые мысли!»

Утром после того, как вся команда собралась в номере Дейдары и Хинаты и девушка настояла на том, чтобы помочь капитану и залечить её повреждения, шиноби занялись серьёзным обсуждением.

— Теперь, когда со всеми посторонними занятиями покончено, вернёмся к проблеме крестражей, — сказала Анко, с ногами забравшись в кресло, держа на колене чашку с чаем. — Их осталось всего четыре, но Альбус сказал, что один возьмёт на себя, так что нам надо позаботиться о трёх. Змея, понятное дело, остаётся напоследок, до того момента, когда кто-то из наших столкнётся с Лордом. Два других крестража, предположительно, — вещи, принадлежавшие раньше Кандиде Когтевран и Пенелопе Пуффендуй. Прятать же кусочки души Лорд предпочитает в местах, которые для него что-то да значат.

— В таком случае, возможно, стоит посетить Годрикову Впадину, — предложила Хината. — Насколько я понимаю, Лорд предполагал, что там уничтожит последнее препятствие на своём пути к власти, поэтому перед тем, как пойти в дом Поттеров, мог что-то спрятать.

— Звучит неплохо, — отозвалась Анко и потёрла лоб, чуть поморщившись.

Дейдара задумчиво посмотрел в окно.

— Есть ещё одна идея, мм, — медленно произнёс он. — Родина родителей Лорда.

— Почему? — спросила Анко. — Альбус уже был там и забрал кольцо.

— Если мы отталкиваемся от того, что Лорд помечает важные для него места и события, происходившие там… Выходит ведь, что в тех краях он обрубил две нити: и семьи отца, и семьи матери. То есть, по сути, это было два знаковых действия. Плюс, это же гениально — спрятать два крестража поблизости друг от друга; если один найдут, второй рядом искать вряд ли кто станет, — он замолчал, не уверенный, стоит ли делиться до конца, но решил, что Митараши его поймёт. — Да и потом, у меня предчувствие, что мы там что-то найдём, мм.

— Предчувствие, значит… — Анко внимательно посмотрела на него. О да, она, опытная разведчица, действительно понимала, как важно в такие моменты доверять предчувствиям. — Хорошо, тогда поступим так: сначала смотаемся на родину предков Лорда, а потом — в Годрикову Впадину.

— Есть, — сосредоточенно откликнулась Хината. Дейдара же только отстранённо кивнул; он всё ещё пытался понять, чем именно было вызвано странное ощущение, что им в Литтл-Хэнглтон надо.

Старый автобус с маршрутом «по всем деревням» (Хината как-то заметила, что с этой миссией они неплохо так попутешествуют по Британии) за несколько часов довёз их до нужной. Литтл-Хэнглтон оказался совсем небольшим поселением, расположившимся между двумя холмами, на вершине одного из которых высился когда-то, должно быть, красивый, но сейчас пришедший в запустение особняк.

Припорошённая снегом, деревня была украшена светящимися гирляндами и фигурками оленей, на центральной площади была установлена не очень высокая, но пушистая ёлка, наряженная по-праздничному. Дух приближающегося Рождества витал на улицах, в магазинчиках, в которых толпились возбуждённо переговаривающиеся люди, возле небольшой церкви, в которой полным ходом шла подготовка к вечерней праздничной службе.

Дейдара переглянулся с Хинатой и не мог не улыбнуться в ответ на её искреннюю улыбку. Звук чиркнувшей зажигалки испортил момент.

— Ну, и что говорит твоя интуиция теперь? — спросила Анко, затянувшись.

— Что было бы неплохо забраться в дом на холме, мм, — Дейдара поднял взгляд на особняк. — Как я понимаю, это и есть дом Реддлов.

— Может быть, отложим это до вечера? — предложила Хината, оглядываясь по сторонам. — Не хотелось бы привлекать внимание.

— Сейчас четыре, так что темнеть начнёт скоро, — заметила Анко, сверившись с часами, висевшими на угловом доме площади. — Пока можем прогуляться на кладбище, посмотреть на место, где Лорд возрождался.

Возражений не последовало, и шиноби двинулись к церкви. Местные жители останавливали друг друга, собирались в группки и обсуждали планы на Сочельник. Какой-то усталый мужчина тащил большую ёлку в сторону боковой улицы и чуть не был сбит с ног детьми, с визгом носившимися туда-сюда. Вдруг один из мальчишек отделился от компании и подбежал к шиноби.

— Леди и джентльмен! Средняя школа Грейт-Хэнглтона приглашает вас на рождественский спектакль! — он протянул им три листовки, заразительно улыбаясь. — Он состоится сегодня в нашей школе, начало в семь вечера. Обязательно приходите, вы не пожалеете! — снова улыбнувшись, мальчишка побежал дальше, на ходу высматривая тех, у кого ещё не было листовок.

— Ну, вот и планы на вечер появились, мм, — усмехнулся Дейдара, мельком взглянув на бумажку.

Анко скривилась и бросила свой лист в ближайшую урну.

Детей они нагнали возле церкви. Сейчас, правда, мелкие не шумели, а, сбившись в кучку, внимательно слушали, что говорила им блондинка лет двадцати пяти, не старше.

— Вы были вежливы, когда приглашали гостей?

— Да, мисс Уилсон!

— Молодцы! Тогда бегите по домам готовиться, а к шести собирайтесь в школе. Пускай родители вас привезут, а то вы не успеете.

— А заставлять других вас ждать, как вы знаете, некрасиво, — добавил стоявший рядом с блондинкой мужчина.

Дейдара, уже почти прошедший мимо группы, замер. Этот голос… нет, ему точно померещилось. Чтобы в этом убедиться, подрывник оглянулся, но видеть он мог только спину мужчины. Хината тоже остановилась и удивлённо окликнула парня — Дейдара не отреагировал, но вот мужчина обернулся. Короткие каштановые волосы, откровенно дурацкий свитер с оленями под расстёгнутым пальто, шутливо-строгое выражение на лице… Маска была хороша, но глаза за стёклами прямоугольных очков с головой выдавали его. Они всегда его выдавали.

Как бы глупо это ни звучало, но Дейдаре действительно показалось, что время замедлило свой ход. Словно издалека он слышал голос Хинаты, голос блондинки, радостные крики отбегающих детей — а сам не мог выдавить ни слова, способен был лишь смотреть на напарника под канонаду вопросов, вспыхивающих в голове: «Что?!.. Почему?!.. Как?!..».

Наконец, он моргнул и заставил себя сделать шаг вперёд.

Его опередила Анко, подскочив к кукловоду в мгновение ока, вся красная, разъярённая.

— Ах ты сволочь!..

— Я тоже рад встрече.

Это разозлило Митараши ещё больше, хотя казалось, что больше уже некуда, — она залепила ему звонкую пощёчину, чуть не сбив очки. Первый удар Сасори принял, но второй не допустил, перехватив руку девушки. Тут же вырвавшись, Анко круто развернулась и размашисто зашагала прочь, источая такие пары гнева и ненависти, что прохожие шарахались от неё.

— О Господи! — воскликнула блондинка, бросившись к Сасори. — Джим, вы в порядке?!

— Конечно! — он улыбнулся одними губами; в глазах были холод и настороженность. — Она сегодня не в ударе, так что всё в норме.

— Но как же так?.. — блондинка всплеснула руками и, слепив снежок, протянула кукловоду. — Приложите к щеке…

— Не беспокойтесь, Кристина, всё хорошо, — мягко отстранил её Сасори и повернулся к пристально за ним наблюдавшему напарнику. — Мне стоит подставить вторую щёку?

Дейдара стиснул кулаки.

— Было б можно, Данна, я бы вас прямо здесь подорвал, — прорычал он на родном языке.

Сасори прищурился.

— А что мешает? — тихо, на грани слышимости спросил он.

— Здравый смысл. Но это не значит, что я не предприму такую попытку в другом месте и в другое время, мм.

— Я это учту.

Между ними повисла опасная пауза. Хината, застывшая рядом с Дейдарой, боялась, казалось, вздохнуть лишний раз, с опаской переводя взгляд с одного нукенина на другого, но вместе с тем понимая, что их лучше не трогать. Блондинка же молча постоять и не вмешаться не смогла.

— Прошу вас, не ссорьтесь! Я уверена, что бы ни произошло, всё можно решить мирным путём, — проговорила она отрепетировано-успокаивающим тоном. — Но давайте сначала познакомимся. Я — Кристина Уилсон, коллега Джима… мистера Картера. А вы?..

— Хитоми Лэйн, — ответила Хината и взяла Дейдару за руку. — Это Рей Саммерс, а девушка, которая ушла, — Анна Мортон. Мы…

— Работали вместе, — спокойно закончил за неё Сасори. — Помните, Кристина, я вам рассказывал про исследовательскую группу?

— О-о! — судя по этому «О-о!», кукловод ей много чего рассказывал. — Очень приятно познакомиться с вами, мисс Лэйн, мистер Саммерс, — девушка протянула руку, Хината пожала её, и Дейдара нехотя последовал примеру. — Вы приехали к нам, чтобы повидать коллегу?

— На самом деле, мы просто хотели полюбоваться местными пейзажами, мм, — сказал Дейдара, следя за реакцией напарника.

Вежливо улыбнувшись, Кристина перевела взгляд на Сасори, словно спрашивая, что дальше.

— Почему бы вам не вернуться в Грейт-Хэнглтон? — предложил он. — Кажется, в школе как раз должны были закончить возводить декорации к спектаклю.

— Вы правы, стоит проверить, как всё установлено, — спохватилась Кристина и принялась рыться в сумочке. — Вы точно потом нормально доберётесь? Шесть миль по этой ужасной дороге… трактор, конечно, проехал, но всё равно… — всё-таки выудив ключи, она озабоченно посмотрела на него.

— Не беспокойтесь, я успею к началу, — пообещал Сасори. — Только, если вам не сложно, захватите Хитоми с собой — ей-то точно нечего ноги ломать, а мы с Реем пройдёмся.

— Да, конечно, мне совершенно не трудно! — вновь улыбнулась девушка и направилась к припаркованному чуть в стороне у тротуара автомобилю.

— Умоляю, не делай глупостей, — обняв подрывника, прошептала Хината ему на ухо.

— Не буду, — заверил её Дейдара и, коротко поцеловав, отпустил.

Сасори проводил девушку внимательным взглядом, но ничего не сказал. Когда же он вновь посмотрел на напарника, это был прежний Скорпион Красных Песков — без напускного веселья, дружелюбия и шутливости.

Они молча отошли в безлюдный проулок, и Дейдара создал портал из завалявшейся в кармане монеты — оба коснулись его и секунду спустя оказались в Шотландии в окружении гор. Не делая резких движений, неотрывно следя друг за другом, нукенины извлекли из печатей каждый своё оружие. Скинув куртку, бросив на неё сверху в зачарованный ларец перчатки, Дейдара вернул его в печать и, закрепив на поясе сумки с глиной, опустил в них обе руки, принялся смешивать глину с чакрой. Метрах в десяти от него Сасори уже развернул свиток и призвал сразу три марионетки.

Сасори никогда не любил ждать, поэтому сделал свой ход первым — две марионетки метнулись к Дейдаре, заходя с разных сторон, направляя на него клинки. Дождавшись, когда они окажутся близко, Дейдара бросил себе под ноги бомбу и высоко подпрыгнул, оказавшись на спине только что созданной глиняной птицы, которую направил круто вверх, и сложил печати. Внизу громыхнул взрыв, но куклы, Дейдара видел, успели замереть и выставить щиты и не получили ощутимых повреждений. Парень цыкнул, но тут же усмехнулся — и вдруг заметил блик в правом верхнем углу зрения. Инстинктивно он спрыгнул с птицы, в которую через миг точно в том месте, где он стоял, вонзилась катана.

— Кац! — крикнул Дейдара в падении, и птица с оглушительным грохотом взорвалась. Взрыв едва не настиг его самого, но парень, выхватив палочку, невербально сотворил Протего — волна жара и мощи вместе с кусками разрушенной куклы ударилась в магический барьер, но не сокрушила. Дейдара, приземлившись на три точки, мгновенно вернул палочку в держатель и отскочил в сторону, спасаясь из-под удара, нанесённого марионеткой, сжимавшей теперь вместо катаны длинную косу из тёмно-бордового металла. «Это же та, которую мы прошлым летом нашли у Сириуса на чердаке», — вспомнил Дейдара, но уйти в воспоминания о весёлых деньках ему не позволила атака второй марионетки. Уклонившись и от неё, Дейдара был вынужден мгновенно блокировать косу, нацеленную ему в бок. «Нужно срочно разрывать дистанцию, мм». Марионетка дёрнула косу назад, чтобы замахнуться для нового удара, и Дейдара, воспользовавшись этим, достал дымовую шашку с порошком мгновенной тьмы в основе — близнецы снабдили им шиноби в достатке, и Дейдара сделал гранаты для всей команды и Ордена. Кромешная тьма вмиг поглотила пространство, и он ретировался за её пределы, отгороженный ею от Сасори.

«Не больше минуты до того, как Данна придумает, что с ней сделать», — и то, это был оптимистичный прогноз. Не теряя ни секунды, Дейдара создал клона и птицу, тут же взлетевшую, а сам спрятался под землю, выжидая. «Марионетки погонятся за клоном, и тогда можно будет…»

В считанных сантиметрах от его головы прошло острое лезвие, срезав прядь волос. Дейдара спешно выскочил из убежища — по телу разлилась волна чистого адреналина — и резко обернулся, наблюдая, как коса, не удерживаемая ничем и никем, самостоятельно вырвала лезвие из земли и зависла на миг, готовая вновь атаковать. «Ксо, уже и забыл, что эта хрень самонаводящаяся», — с досадой подумал Дейдара и выхватил кунай и волшебную палочку. Коса полетела на него, и парень, заблокировав её кунаем, проговорил магическую формулу прежде, чем оружие отступило. «Выкуси, мм!» — мстительно подумал он, сделав завершающее движение палочкой. В тот же момент коса превратилась в узловатую ветку и с тихим стуком упала на каменистую землю, а Дейдара, быстро оглядевшись, отметил, что куклы Сасори и в самом деле погнались за клоном на птице. Впрочем, завеса тьмы между ними уже пала, и Сасори видел настоящего.

Волна замедляющих чар прокатилась по плато в направлении Дейдары — такие когда-то давным-давно стали полной неожиданностью для него, Сасори и Итачи, когда они в самом начале прошлого пребывания в этом мире вошли на территорию «Норы» и были атакованы волшебниками Ордена Феникса. Но теперь эта магия была знакома ему, и Дейдара без труда отбил волну и бросил в сторону Сасори несколько шустрых четырёхкрылых птичек. Впрочем, Сасори мгновенно прикрылся марионеткой, выстрелившей ливнем сен-бонов — они вонзились в птиц, но не смогли сбить их с курса.

Победоносно оскалившись, Дейдара сложил печать — но бомбы не взорвались, и кукла легко от них отмахнулась, когда они оказались близко. «Какого чёрта?! — мысленно воскликнул парень, спасаясь от новых сен-бонов, направленных теперь в него самого. — Дезактивировать их мог только Райтон, но Данна не… — его осенило. — Магия! Он пропустил магические молнии через сен-боны! Сасори-но-Данна, вот ведь!..» Было очевидно, что кукловод времени не терял, пока таился, и тоже, как и Дейдара с Итачи, тренировался внедрять в свой бой волшебство.

Дейдара улыбнулся. Меньшего от Сасори он и не ожидал.

Над их головами прогремел взрыв, разметав оружие и щепки — всё, что осталось от марионетки, гонявшейся за клоном. Однако Сасори, казалось, ничуть не был расстроен тем, что уже две его куклы уничтожены. «Видимо, старые, — решил Дейдара. — Он только из-за старых не особо переживает…»

Вдруг он вздрогнул, задохнувшись, — боль пронзила всё тело. Скрутило так сильно, что Дейдара едва устоял на ногах, чувствуя, как сводит мышцы дикая судорога. «Яд!.. — мелькнула тревожная мысль. — Но когда он?..»

Сасори как всегда отгадал его вопрос по глазам. Он неспешно подошёл ближе — последняя оставшаяся марионетка покорно летела за ним — и, остановившись в нескольких метрах, продемонстрировал на раскрытой ладони что-то маленькое, серебристое. Проморгавшись, борясь с начавшей застилать глаза алой пеленой, Дейдара пригляделся; на ладони Сасори стоял, выгнув хвост с тонким жалом, металлический скорпион.

— Новый тип марионеток, — произнёс Сасори, неотрывно глядя на подрывника. — Порой компактизация бывает крайне эффективна.

«Такая хрень могла сидеть на любой кукле во время атаки, — понял Дейдара. — Игла настолько тонкая, что я в бою даже не почувствовал укола».

— Хитро, Сасори-но-Данна, — проговорил он хрипло. — Очень хитро.

На горном плато просвистел ветер. Боль делалась всё сильнее, но Дейдара пока ещё мог держаться, терпеть её — и вместе с тем гадал, каков будет следующий ход кукловода. «Ну, не бросит ведь он меня умирать, мм… Не бросит ведь?»

Сасори чуть склонил голову набок, прищурился — кажется, он размышлял о том же. А затем без слов подошёл ещё ближе и вколол в плечо парню противоядие. Дейдара вздохнул с облегчением.

Всё было так же, как обычно бывало после тренировочного боя напарников. Разве что сегодня Сасори отчего-то не язвил.

Когда снадобье подействовало, и он вновь смог двигаться без боли, Дейдара первым делом распечатал ларец.

— У меня тоже кое-что для вас есть, Данна, — проговорил он и, достав кольцо с иероглифом «Драгоценность», кинул напарнику. — Ваше кольцо.

Поймав и посмотрев на него, Сасори усмехнулся.

— И точно, — протянул он, — Акацуки ведь прямо как кольценосные призраки под властью Кольца Всевластия… Не бери в голову, — отмахнулся он, видя непонимающий взгляд Дейдары.

Дейдара и не стал — важно для него в данный момент было лишь то, что напарник принял кольцо и вновь надел его на палец. Что напарник вернулся.

Опустившись на землю и улёгшись на спину, Дейдара раскинул в стороны руки, глядя в высокое серое небо, — и вдруг широко заулыбался, словно ненормальный. Все эти месяцы, все долбанные полгода он скучал по этому самому чувству.

— Сасори-но-Данна?

— Что?

— Мне вас не хватало, да, — он не рассчитывал на ответ, просто делился с напарником мыслями. Поэтому так удивился, когда услышал негромкое:

— Взаимно.

И Дейдара расхохотался.

Приведя себя в приличный вид и залечив раны, напарники переместились (на сей раз портал создавал Сасори) в Грейт-Хэнглтон — городок побольше, но так же, как и его сосед, пропитанный праздничной атмосферой. Пока они шли по улицам, Дейдара не спрашивал ничего — ему достаточно было и того факта, что напарник вновь рядом. Невольно шли на ум долгие годы совместной работы, все их миссии, как важные и тяжёлые, так и несерьёзные, все перепалки, ссоры, сражения, после них — неизменные примирения, хотя зачастую извинения приходилось приносить, пересилив себя.

Некоторые попадавшиеся навстречу прохожие здоровались с Сасори, особенно часто — дети. Дейдара задумался, почему так, — и тут его осенило.

— Погодите, Данна, вы что… учитель?!

Сасори покосился на него, вскинув бровь.

— И это твой первый вопрос ко мне?

— А почему бы и нет, мм?! — мгновенно нахохлился Дейдара. — Для того чтобы выяснять, что за спектакль вы устроили, логичнее подождать, когда соберётся вся команда, да!

— Ой-ой, поразительно, ты начал рассуждать логически, — насмешливо хмыкнул Сасори. — Неужели вслед за физическим взрослением у тебя наконец-таки началось умственное?

— Между прочим!.. — начал было Дейдара, но резко оборвал себя и засмеялся. — Э нет, Данна, теперь я на это не поведусь. Больше вы меня своими подколками из себя не выведете!

— Неужто и вправду поумнел? — удивление Сасори звучало почти искренне. — С чего вдруг?

— Пришлось поработать одному, — вдруг посерьёзнев, ответил Дейдара. — Ну а иногда… в общем, меня порой Лидер в пару с Орочимару ставил, мм. Так что я теперь прекрасно понимаю вашу безудержную к Змею любовь.

Сасори нахмурился.

— Орочимару приняли обратно в Акацуки?

Дейдара кивнул.

— У нас вообще много чего поменялось. Да и не только у нас.

Сасори задумчиво посмотрел на него, но требовать подробностей пока не стал — они подошли к зданию школы. Пройдя под растяжкой, приглашавшей всех на спектакль, нукенины вошли в здание, и Сасори провёл напарника в большой зал со сценой и рядами кресел. Там суетились подростки разных возрастов, в последний раз что-то обсуждали с Кристиной. Хината скромно пристроилась на краю первого ряда, но стоило шиноби войти через дверь возле сцены, быстро поднялась — в её глазах светилось искреннее облегчение.

— Джим, вы можете подойти? — тоже заметив нукенинов, крикнула Кристина.

Сасори отошёл, а Дейдара вполголоса спросил у Хинаты:

— А где Анко, мм?

— Я подумала, что пока лучше оставить её одну. Анко-сан нужно дать время, чтобы свыкнуться.

— Как знаешь, — Дейдара не стал спорить, хотя подозревал, что оставленная без присмотра в таком состоянии Митараши точно сотворит какую-нибудь хрень. Но какое его дело?

Повернув голову к сцене, Хината стала наблюдать за детьми в костюмах для рождественской сценки, столпившихся теперь вокруг Сасори. Странная картина для глаз шиноби… впрочем, самой странной её частью был кукловод, имя которого на родине до сих пор произносили со страхом и ненавистью, нукенин, причастный к убийствам двух Казекаге, — в этот самый момент он бодро жестикулировал и улыбался, что-то объясняя юным актёрам, а те оживлённо и радостно ему отвечали, некоторые даже подпрыгивали на месте или пританцовывали от нетерпения. Увидь такое кто-нибудь в Странах Шиноби… хм, как минимум бы не поверили глазам.

— Сасори-сан очень изменился, — негромко заметила Хината. — Он и в Хогвартсе был замечательным преподавателем, но я не знала, что он так хорошо ладит с детьми.

Дейдара только пожал плечами и не стал её разочаровывать, но сам не обманывался насчёт напарника — Сасори всегда был великолепным актёром.

Спектакль, длившийся почти полтора часа, Дейдара не запомнил — он был поглощён тем, что, пользуясь возможностями связи колец, делился с напарником новостями из дома. Сасори почти его не прерывал, только иногда уточнял что-то.

«Чего я не понимаю, — протянул кукловод в самом конце, — это как Яхико — обычный, судя по твоему рассказу, шиноби — смог, с одной стороны, подчинить себе Акацуки, а с другой, убедить Хокаге и Казекаге заключить с организацией союз».

«Касательно первого — так он никого особо и не подчинял, мм. Разве что Орочимару, но он же бывший предатель, так что Яхико поставил его перед выбором: присоединяйся или уничтожим. Конан его любит, Кисаме в восторге от того, что Лидер у нас такой вот простой, понятный парень из низов, без всяких там Кекке Генкай и заморочек, а с Итачи они сошлись на почве честности и желания мира в мире».

«Ну а ты?»

«Меня радует, что с ним не надо гадать, что же там у организации за курс на самом деле — дражайший Лидер не просто делится всем, что придумал, но ещё и нередко общие собрания с обсуждениями устраивает… Да и как-то, знаете, после стольких лет нукенином даже приятно почувствовать себя обычным шиноби, мм. Появилась какая-то уверенность в завтрашнем дне, что ли».

Сасори взглянул на него, чуть склонив голову набок.

«Похоже, ты в самом деле повзрослел».

После спектакля Сасори отлучился минут на двадцать — Дейдара с Хинатой в это время побродили по школе, — после чего встретился с шиноби во дворе.

— Ладно, я понимаю, преподавание — конспирация, — когда они вышли за ворота, вернулся к давешней теме подрывник. — Кстати, вы что тут ведёте?

— Биологию.

— А, ну да, логично… Но, Данна, как вы на театр-то подписались, мм?!

— Дополнительная конспирация, — отмахнулся от него Сасори. — Здесь контингент учителей мало чем, по сути, отличается от того, что был в Хогвартсе, и всех точно так же волнует, чем в свободное от работы время занимается молодой, неженатый мужчина.

— Детским театром, ага, просто супер, — едко прокомментировал Дейдара. — Вы в своё время точно с Орочимару переобщались!

«Ты, как видно, тоже», — Сасори выразительно покосился на Хинату, с интересом рассматривавшую витрины, мимо которых они шли.

«А вот это обидно, Данна, мм, — Дейдара нахмурился. — Давайте вы не будете лезть в мои отношения, а я не буду в ваши, идёт?»

Поняв, что на сей раз напарник действительно не шутит, Сасори не стал продолжать язвить.

— Сасори-сан, а куда мы идём? — заметив паузу в их разговоре, тактично поинтересовалась Хината.

— Ко мне домой, — буднично отозвался кукольник.

— Куда?! — Дейдара сам не знал, почему эта формулировка его так потрясла. Просто… блин, ну не вязался у него в голове напарник с понятиями из серии «дом», «семья», «домашний очаг». И не важно, что речь шла в данный момент только о первом из них.

— Ты думал, что я на улице живу? — закатил глаза Сасори. — Или, быть может, в лесу, в палатке?

Пробормотав что-то невразумительное, Дейдара отвернулся.

Вскоре они добрались до тихой улицы, застроенной жавшимися друг к другу узкими двухэтажными домиками с мансардами под скатами крыш; украшенные к Рождеству, припорошённые снегом, они выглядели словно пряничные. Легко взбежав по ступеням крыльца к двери одного из них, Сасори отпер её и жестом пригласил спутников внутрь. Они оказались в небольшой, можно даже сказать тесной прихожей-коридоре, чем-то напоминавшей таковую на площади Гриммо; через пару метров по правой стороне был проём без двери, ведущий в соседнюю комнату, а дальше по коридору находилась лестница, уводившая на верхние этажи.

— Я снимаю дом полностью, — пояснил Сасори, вешая пальто и горячим воздухом из волшебной палочки высушивая его от налипшего снега. — На первом этаже столовая и кухня, на втором гостиная, дополнительная спальня и ванная комната, а в мансарде — моя комната, одновременно и спальня, и кабинет. Располагайтесь, чувствуйте себя, как дома.

Последняя фраза прозвучала искусственно, и Дейдара прекрасно знал, почему: напарник очень не любил пускать кого-то в свой мир.

— Не беспокойтесь, Данна, мы вас не стесним, да, — искренне пообещал он.

— Благодарим за гостеприимство, Сасори-сан, — Хината вежливо поклонилась.

Кивнув им, кукловод ушёл на кухню, и к тому времени, как Дейдара и Хината присоединились к нему, уже поставил завариваться чай.

— Полагаю, Анко решила проигнорировать компанию и устроиться где-то отдельно? — довольно-таки безразлично уточнил Сасори.

— Не уверен, что у неё вообще есть план, — проворчал Дейдара, усевшись за стол и подперев рукой голову. — Да и удивлюсь, если она сейчас ещё хоть что-то соображать может, мм.

— В смысле? — Сасори высунулся из-за дверцы холодильника, взгляд его стал очень въедливым. Хината вздохнула и начала пояснять:

— У Анко-сан тяжёлый период в жизни…

— В общем, в глубоком загуле она, — коротко и ёмко изложил суть Дейдара — очень уж ему было интересно, как отреагирует напарник.

Выставив на стол еду, Сасори захлопнул холодильник и прислонился к нему боком, скрестив на груди руки.

— Что ж, наверное, надо её найти, пока не наделала глупостей, — произнёс он бесстрастно. — Хината, твой Бьякуган её видит?

Девушка активировала додзюцу и пару минут молчала.

— Нет, Сасори-сан, извините. В Грейт-Хэнглтоне её нет, а большая часть Литтл-Хэнглтона лежит за пределами моего обзора.

— Готов спорить, она в каком-нибудь баре, причём наверняка в самом стрёмном, мм, — ввернул Дейдара.

Сасори кивнул и направился к выходу.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 132 | Добавлено: 2016-11-01
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]