Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Граней серо ге...
Написал: Rikudo_SenninLOL
Дата: 2024-03-03
Ответов в теме: 3
Тема: Джирая vs Кабу...
Написал: Ulquiorra004
Дата: 2024-03-03
Ответов в теме: 119
Тема: Ичиго vs Ямамо...
Написал: sekas_sama
Дата: 2024-03-03
Ответов в теме: 4
Статистика

В деревне: 229
Учеников: 222
Шиноби: 7

iljuxa, Relizz, Razed, papyrus, Dantist1, Korvin91, Emil15

Два мира. Арка 4. Глава 14

- По итогам этого месяца нашими шиноби было выполнено…

Цунаде сидела во главе длинного стола в зале собраний своей резиденции, с трудом удерживая себя от того, чтобы положить голову на столешницу и закрыть глаза. Традиционное ежемесячное совещание джонинов шло уже второй час, и пока ровным счётом ничего занимательного никто из присутствующих не сказал.

На противоположном конце стола Данзо недобро щурился и пристально вглядывался в лицо Хокаге, словно старался придумать способ, как бы так поизощрённее ей досадить, на что Пятая отвечала ему крайне недружелюбным взглядом. Сидевший по правую руку от неё Шикаку слушал доклад отдела статистики внимательно, прекрасно понимая, что потом ему придётся вкратце пересказывать его начальнице. Слева же от женщины Шизуне недовольно косилась на учительницу – явно готовила очередные жалобы на отсутствие у Хокаге интереса к важным делам. Примерно такими же взглядами пилили главу деревни Хомура и Кохару, расположившиеся по бокам от Данзо. Входившие в совет джонины тихо переговаривались, директор Академии вполголоса перешучивался с главой госпиталя, Хиаши Хьюга индифферентно разглядывал стены, а Ибики откровенно спал, откинувшись на спинку жёсткого стула и скрестив на груди руки. Но ничто из этого не смущало престарелого главу отдела статистики, продолжавшего неумолимо и на одном дыхании свой муторный доклад.

В общем, собрание проходило, как всегда.

Ещё минут десять спустя почтенный счетовод, наконец, замолчал и занял своё место. Украдкой вздохнув с облегчением, Пятая встала.

- Благодарю всех за проделанную работу. Этот месяц был не из лёгких, но мы достигли хороших результатов в большинстве сфер…

- За исключением внешней политики, - негромко перебил её Данзо, уже давно ждавший возможность встрять.

Женщина злобно зыркнула на него, но глава Корня невозмутимо продолжил:

- Цучикаге продолжает высказывать своё недовольство касательно присутствия наших шиноби в Стране Водопада. Он по-прежнему собирает войска у южных границ, однако вы, принцесса Цунаде, не считаете нужным показать ему, что нас не запугать его демонстрациями силы, а всего лишь отписываетесь красивыми посланиями. В глазах прочих стран это выставляет нас слабыми.

- Старик Ооноки всегда чем-то недоволен и всегда двигает войска, - решительно ответила Хокаге. - Но он не дурак и никогда не нападает первым без веской на то причины; сейчас же, когда Лист и Песок объединяет союз, положение его далеко не самое выгодное. Так что пускай делает на своей земле, что заблагорассудится, на нашу он сунуться не рискнёт.

- Разведка сообщает, что Цучикаге направил посланников в Кумо, - сказала Кохару, шелестя бумагами.

- Они с Райкаге не ладят, - отрезала Цунаде, опираясь ладонями на столешницу. - Они не смогут договориться.

- А если смогут? - проговорил Хомура, хмурясь. - На данный момент Кумо обладает наибольшей военной силой и двумя джинчурики. У Ивы войско также больше нашего, и джинчурики у них тоже два.

- Даже с учётом союза с Суной мы проигрываем их возможной коалиции по количеству шиноби, - заявила Кохару. - К тому же, и мы, и Скрытый Песок лишились своих бидзю по вине Акацуки.

- А кто сказал, что все джинчурики Ивы и Кумо целы? - Пятая уже начинала постепенно злиться. - Мы не знаем, может Акацуки захватили и их хвостатых.

- А если нет? - вновь подал голос Данзо. - Вы ради прихоти развяжете конфликт с заведомо более сильным противником?

- Прихоти?! - яростно воскликнула женщина, резко подаваясь вперёд; Шизуне тихо охнула и зашептала что-то, однако Пятая её не слушала. - Коноха нуждается в своём джинчурики!

- Возвращение джинчурики, как и борьба с Акацуки, является нашим приоритетом, - в разговор вступил Шикаку, приходя начальнице на помощь, пока она не вышла из себя окончательно. - Это принципиальная позиция Конохи, и слабостью покажется, если мы от неё отступим. К тому же, Райкаге и Цучикаге, как верно заметила Цунаде-сама, совершенно не ладят между собой; маловероятно, что Райкаге вступил в союз со Скрытым Камнем.

- Тогда, возможно, стоит и нам отправить к нему посла, - быстро предложил Хомура. - Воспользовавшись нелюбовью Райкаге к Акацуки, мы сможем привлечь его на свою сторону.

- Это сомнительно, - хмыкнула Цунаде; она уже немного успокоилась и опустилась в своё кресло. - Эй не доверяет никому из Великих Стран, в частности потому что у каждой из них, кроме его, есть свои «представители» в Акацуки.

- К тому же, Кумо не лучший для нас союзник, ведь она столько предпринимала против Конохи прежде, - негромко произнёс Хиаши. - В прошлом именно шиноби Скрытого Облака неоднократно делали попытки выкрасть джинчурики Кьюби. Кроме того, они совершали и другие тайные операции, ничуть не укрепившие любви и доверия между нами.

- Вы до сих пор не простили им гибели вашего брата? - довольно едко осведомилась Кохару.

- То была наглая и дерзкая попытка захвата Бьякугана, - ровно ответил мужчина, прямо глядя на старейшину. - Такое мой клан не прощает.

- Оставим Кумо в покое, - сказала Цунаде, пока никто не успел ответить Хьюге. - С этой стороны ни Ооноки, ни нам ничего не светит.

- Но остаётся ещё Кири, - заметил Хомура.

- Только сумасшедший станет обращаться к ним с предложением объединиться, - процедил Ибики, и все повернулись к нему; на собраниях глава отдела допросов АНБУ говорил нечасто, но всегда по делу. - Киригакура – изолированный мир, никто не знает, что там творится и какие планы вынашиваются. Более того, ходят упорные слухи, что именно там зародилась Акацуки.

- Эта информация поступила от вашего пленного?

- Из других источников.

- А что же этот Хидан? - продолжала наседать Кохару. - Мы удерживаем его уже три месяца.

- Особо никакой полезной информации от него не получено, - вынужден был признать шиноби.

Старая женщина пренебрежительно хмыкнула.

- Теряете хватку, Морино. Возможно, было бы лучше передать пленного Данзо.

- Нет, - отрезала Хокаге. - Этим делом занимается мой АНБУ, пусть Корень не вмешивается.

- Как угодно, принцесса, - по тону Шимуры совершенно непонятно было, какие чувства он испытывает.

- Вот и отлично, - Пятая обвела всех грозным взглядом и поднялась вновь. - Собрание завершено.

По двое по трое шиноби стали удаляться. Старые советники Третьего ушли вместе, не забыв напоследок смерить главу деревни недовольными взглядами. Сразу за ними вышел Данзо; за дверями его ждали двое бойцов Корня, которые тут же встали по бокам от своего предводителя. Большинство джонинов, поклонившись Хокаге, тоже покинули зал, но кое-кто остался.

- Сегодня старейшины выступали на редкость ожесточённо, - заметил Шикаку, поглаживая бородку.

Цунаде устало вздохнула.

- Готова спорить, они сговорились с Данзо.

- Он старается подлить масла в огонь, сделать ваше положение неустойчивым. Вам следует быть осторожней.

- Не стоит, Шикаку, я прекрасно знаю, чего добивается старик, - отозвалась женщина. - Он бесится с тех пор, как Сарутоби-сенсей был назначен Третьим Хокаге. Ему так и не удалось скинуть с поста Третьего, теперь он пытается провернуть это со мной.

- Вам необходима максимальная поддержка как внутри деревни, так и за её пределами, - сказал Нара серьёзно.

- Мой дед заключил с вашим дедом договор, - с достоинством произнёс Хиаши. - Я чту волю предков, а потому кланы Хьюга и Сенджу союзники, что бы ни произошло. Вы можете рассчитывать на нас, Цунаде-сама.

- Благодарю, - искренне кивнула Пятая. - Я ценю вашу поддержку, Хиаши-сан.

Хьюга вежливо поклонился и продолжил:

- В нынешней ситуации, на мой взгляд, вам стоит опереться на кланы Конохи. Для этого имеет смысл собрать отдельный совет, в который бы вошли главы ведущих кланов.

- Но не вызовет ли это недовольство у прочих джонинов? - с сомнением уточнила Шизуне.

- Их совет уже давно превратился в фарс, - хмыкнул Ибики, засовывая руки в карманы пальто. - Джонины здесь ничего не решают, просто делают свои доклады, а затем выслушивают пререкания старейшин и Данзо с Пятой. Я поддерживаю предложение.

Цунаде задумчиво наморщила лоб.

- Что скажешь, Шикаку?

- В этом определённо есть резон, - произнёс мужчина, хотя и без особого энтузиазма. - Можно попробовать.

- Тогда я в ближайшее время подготовлю официальное распоряжение, - сказала Хокаге. - Своих делегатов должны предоставить кланы Хьюга, Нара, Яманака, Акимичи, Инузука, Абураме, Сарутоби, Хатаке. Я войду в совет как представитель клана Сенджу. Хиаши-сан, возглавить комитет я прошу вас.

- Почту за честь.

Кивнув ему и Ибики, Цунаде жестом приказала Шикаку следовать за собой и покинула зал собраний. Подхватив бумаги, Шизуне поспешила за ними, но вскоре свернула в другой коридор, ведущий к архиву резиденции. Войдя в свой кабинет, Хокаге заняла место за рабочим столом.

- Что тебя беспокоит? - прямо спросила она у своего верного советника.

Мужчина ответил не сразу; плотно прикрыв дверь, он приблизился и остановился перед столом, только после чего сказал:

- Старейшинам и Данзо не понравится идея с советом кланов. Они сочтут это грубой попыткой перетянуть одеяло на себя.

- Пускай подавятся, - буркнула Пятая, которой уже опротивело изображать вежливость. - Когда деревня только основывалась, всё стояло на кланах, и было, между прочим, не так уж плохо.

Нара пристально посмотрел на неё.

- Надеюсь, вы не собираетесь возрождать такой порядок.

- Нет, разумеется, - отмахнулась женщина и вздохнула. - Без Учих это уже не получится, - она помолчала немного, после чего добавила совсем негромко: - Знаешь, мой дедушка Хаширама любил повторять, что если бы Коноха была человеком, то Сенджу были бы её телом, а Учихи – душой. Я тогда была маленькой и только смеялась и спрашивала, как деревня может быть человеком, не понимая главной мысли деда. Но сейчас, когда от нашего клана осталась одна я, а от Учих всего двое мальчишек-нукенинов, я осознала, наконец, что Первый имел в виду.

Если джонин и имел, что ответить, ничего произнести вслух он так и не успел: резко распахнулась дверь, и в комнату прямо-таки влетела запыхавшаяся и взволнованная Шизуне.

- Цунаде-сама! - хрипло воскликнула она. - Там!.. Там!..

- Что там? - спросила Хокаге, подаваясь вперёд.

- Письмо! - девушка, наконец, смогла отдышаться и заговорила более внятно. - Его уже проверили по высшему уровню и расшифровали. Это старый код Конохи, времён Третьей мировой.

- От кого оно?

Шизуне нервно сглотнула.

- От Лидера Акацуки.

Сердце Цунаде пропустило удар. Нахмурившись, женщина протянула руку, и помощница подала ей послание. Свиток был чёрным с узкими красными полосами по краям. Шикаку подошёл ближе.

- Цунаде-сама, возможно, стоит мне…

- Шизуне сказала, его проверили, - отрезала Пятая; она сама раскрыла свиток и принялась за чтение.

Хокаге Конохи,

Я догадываюсь, что это письмо покажется вам дерзким и провокационным, но всё же настоятельно рекомендую вам по крайней мере дочитать его до конца.

В настоящий момент мы удерживаем в плену Хатаке Какаши, в то время как вы – Хидана. Такое положение вещей не устраивает меня, как, полагаю, и вас, поэтому я хочу предложить обмен пленными, который мы можем провести в указанном вами месте двадцать девятого февраля. Даю вам время на размышления, однако если я не получу ответ до двадцатого числа включительно, то решать участь Копирующего Ниндзя буду сам. Свой ответ отправьте с той же птицей, которая доставила послание. Также в случае согласия на обмен вы получите возможность узнать о судьбе вашего товарища, Джирайи.

Данная акция является лишь первым шагом; следующим, я рассчитываю, станет заключение перемирия между Акацуки и Конохой. Сейчас в политике организации происходят серьёзные изменения, и у меня нет намерения продолжать войну с вами. Кроме того, я объявляю о прекращении нашей охоты на джинчурики и советую, если вам, конечно, будет не зазорно принять совет нукенина, сосредоточить своё внимание, как сделали мы, на действиях шиноби в маске, повинного в нападении на Коноху Кьюби шестнадцать лет назад, и Якуши Кабуто, бывшего подручного Орочимару.

Должно быть, вы не поверите в искренность моих намерений, однако всё же надеюсь, что вы согласитесь на предложение об обмене: в своё время вы показались мне женщиной рассудительной и здравомыслящей.

Лидер Акацуки

- Что там? - осторожно спросила Шизуне, заметив, что взгляд начальницы остановился.

Всё ещё под впечатлением от прочитанного, Цунаде протянула свиток Шикаку, после чего поднялась и отошла к окну. Нара переглянулся с Шизуне, и вместе с ней склонился над посланием.

- Это, должно быть, шутка, - тихо проговорил джонин, закончив читать. - Невозможно, чтобы глава Акацуки написал подобное.

- Неужели Джирайя-сама тоже схвачен ими? - как-то сдавлено пискнула девушка, что было совершенно ей не свойственно. - Ужас какой…

- Послание наверняка подложное, - сказал Шикаку. - Кто угодно мог его прислать.

- Но откуда он знает? - негромко, отстранённо произнесла Хокаге, по-прежнему не глядя на советника и помощницу. - Про шиноби в маске, замешанного в нападении Кьюби. Эта информация сверхсекретная, к ней доступ имеют всего-то человек десять.

- Возможно, это попытка Данзо вас скомпрометировать и обвинить в сотрудничестве с врагом.

- Старик не стал бы так открыто ссылаться на сведения, знающих которые можно по пальцам пересчитать: это бы слишком явно указало на него.

- Значит, вы думаете, что это и в самом деле прислал Лидер Акацуки? - спросила Шизуне.

Пятая кивнула. В кабинете повисла напряжённая пауза.

- Эта информация не должна выйти за пределы этой комнаты, - серьёзно сказала Цунаде, поворачиваясь к своим собеседникам. - Шизуне, найди дешифровщика, который работал с письмом, и всех, кто хотя бы видел свиток, и отправь их к АНБУ на блокировку памяти, но только тихо.

- Есть, - сосредоточенно ответила девушка и спешно вышла.

- Нужно детально проанализировать письмо, - обратилась Хокаге к советнику. - Выжать из него всё, до мельчайшей подробности.

- Я займусь, Цунаде-сама, - произнёс Нара и принял у неё свиток.

- Жду тебя завтра утром с докладом, причём чем раньше, тем лучше.

- Есть.

Оставшись одна, Пятая без сил упала в своё кресло и спрятала лицо в ладонях.

Они схватили Джирайю. Эта мысль, конечно, уже приходила ей в голову, но её подтверждение всё равно стало для женщины громом среди ясного неба. Ведь, получается, Саннин в плену у них уже больше полугода; что успели эти изуверы сделать с ним за такой долгий срок?..

И Какаши. Очередное испытание, очередная рана на нём. Цунаде искренне беспокоилась за Хатаке, отчаянно хотела помочь, вызволить из плена одного из лучших своих шиноби, однако… Почему этот Лидер готов отдать его, обменять столь ценного пленного на бесполезного пустозвона Хидана? Тут лишь два варианта: либо глава Акацуки полный идиот, либо он задумал какую-то весьма хитрую и опасную многоходовку. Причём склонялась Хокаге скорее к последнему варианту.

Но бросить своего ниндзя в беде Хокаге Конохи не могла. Вот только что предпринять?..

В своё время вы показались мне женщиной рассудительной и здравомыслящей.

Может ли это значить, что она, Цунаде, уже пересекалась прежде с этим человеком? Да ну, навряд ли. Или всё же? Но тогда где? И при каких обстоятельствах?..

Должно быть, вы не поверите в искренность моих намерений, однако всё же надеюсь, что вы согласитесь на предложение…

Искренность? Поверить? Надежда? Как может этот нукенин использовать такие слова? Почему он использует их?..

Сейчас в политике организации происходят серьёзные изменения…

Но почему сейчас? Это как-то связано с пропажей почти половины состава Акацуки?..

У меня нет намерения продолжать войну с вами…

После стольких стычек и жертв, откуда это внезапное миролюбие?..

- Не понимаю, - прошептала Цунаде сдавленным голосом. - Я ничего не понимаю…

Она и не заметила, как рабочий день подошёл к концу. Уже давно стемнело, однако Хокаге не зажигала свет. Когда в кабинет заглянула Шизуне и осторожно сказала, что все уже ушли, Цунаде поднялась из кресла и медленно побрела в жилую часть резиденции. Здесь обитали только она и её верная помощница; в принципе, Шизуне могла бы жить и в селении, но она решительно отказалась от квартиры на одной из центральных улиц, чтобы постоянно оставаться рядом с учительницей, иметь возможность помочь ей в случае любой необходимости.

- Вам что-нибудь нужно, Цунаде-сама? - участливо спросила девушка в маске АНБУ, стоявшая на посту слева от двери.

- Нет, Акира, спасибо, - устало отозвалась Пятая. - Как только в резиденцию придёт Шикаку, немедленно сообщите мне, - добавила она, повернувшись ко второму своему телохранителю этой ночью. - В любое время, Ясуо.

- Есть, - коротко кивнул Хьюга.

Отперев ключом дверь, женщина вошла в свою квартиру; сняв обувь, она медленно двинулась по коридору. Щёлкнул выключатель, и зажглась потолочная лампа, осветив довольно большую, хотя и захламлённую гостиную. Пробравшись между сваленными прямо на полу вещами, Цунаде без сил упала на диван, так и не дойдя до спальни, надеясь только, что ей удастся быстро забыться сном.

Всю ночь Хокаге спала беспокойно. Ей снился Джирайя, уходящий прочь из Конохи, направляясь в какое-то очередное путешествие; вроде, всё было как обычно, но женщина чувствовала, что из этого похода друг уже не вернётся. А потому она бежала за ним, кричала, стараясь отговорить, звала, произносила искренние, хотя и запоздалые фразы… Но он всё равно уходил, шаг за шагом, пока земля под ногами не кончилась, и Саннин не упал в вязкую, всё и всех поглощающую тьму.

Проснулась Пятая в холодном поту. Сердце бешено колотилось, виски сдавило, словно невидимым прессом, а в дверь квартиры кто-то уже явно не первую минуту настойчиво стучал.

Проведя ладонями по лицу, словно стряхивая с себя остатки кошмара, Хокаге быстро встала с дивана и пошла открывать. За дверью помимо двух АНБУ обнаружился также Шикаку; махнув рукой, Цунаде пригласила мужчину следовать за ней в квартиру. Добравшись до дивана, этой ночью исполнившего роль кровати, женщина села на него и указала гостю кресло напротив.

- Что удалось узнать? - негромко спросила Пятая, потирая виски.

- Скрытых посланий в письме однозначно нет, - начал говорить Нара. - Исходя из анализа почерка, писал мужчина, не старый, сильный, при этом держать меч ему явно приходилось чаще, чем кисть. В то же время текст без ошибок, предложения грамотно построенные и сложные, что наводит на мысль, что писавших их не простой солдафон, а некто достаточно образованный и если не начитанный, то, по крайней мере, не чурающийся книг. Я бы охарактеризовал этого человека как решительного, энергичного, независимого и гордого.

- А что по содержанию?

- Как я уже сказал, подтекста в письме нет. Требования лаконичные и чёткие, угрозы сдержанные, скорее как фоновая демонстрация силы. Сама структура письма подсознательно располагающая к отправителю: начало весьма жёсткое и ультимативное, в дальнейшем текст становится мягче и человечнее. В последнем предложении намёк на личное знакомство и проявление определённого уважения к вам, - джонин чуть прищурился. - Цунаде-сама, вы не знаете, где могли встречать этого человека?

- Даже не представляю, - вздохнула Хокаге. - Я вчера много думала об этом, но пока без идей.

Шикаку кивнул, принимая такой ответ, и продолжил:

- Лично меня больше всего смущает средняя часть письма. В ней говорится о реорганизации Акацуки, прекращении охоты на джинчурики, надежде на перемирие с Конохой; более того, этот их Лидер пытается давать нам советы.

- Он и в самом деле либо благородный идиот, но тщательно скрывал это последние лет десять, либо хитрый игрок, - вяло усмехнулась женщина.

Взгляд Нары вновь сделался пытливым.

- Как вы намерены поступить?

- Пока не знаю, - отозвалась Цунаде. - Буду думать; времени он нам, к счастью, дал достаточно.

За делами стараясь абстрагироваться хотя бы на время от необходимости принимать решение по поводу предложения Акацук, всю следующую неделю Хокаге потратила на улаживание формальностей для организации нового комитета. Как и ожидалось, старейшины были резко против новой затеи, пеняя на то, что нельзя давать кланам так много власти, но, похоже, угроза полёта из окна их немного убедила.

С Данзо было труднее; как глава клана Шимура, хотя и небольшого, но жившего в Конохе почти со времени её основания, старик заявил, что также хочет присутствовать в новом совете. В разговоре с ним Цунаде пустила в ход всё своё упрямство, унаследованное от Первого Хокаге, и красноречие, доставшееся от бабушки Мито. Добавив ещё пару замечаний (а это уже было скорее в стиле Второго, предпочитавшего не давать одному человеку в руки слишком много карт) относительно того, что Корень АНБУ и так имеет очень много полномочий и его главе греховно жаловаться на недостаток власти, Пятая со спокойной душой спровадила так и не нашедшего, чем ответить, Данзо.

Когда за старым интриганом закрылась дверь, женщина довольно улыбнулась, про себя поблагодарив давно умерших родственников за то, что так хорошо её подготовили. Впрочем, улыбка слетела с губ сама собой, стоило Хокаге вспомнить о письме.

«Это слишком серьёзно, - думала Цунаде. - Принимать такие решения в одиночку даже я не могу. Что ж, похоже, пришла пора проверить на прочность идею с советом».

Претворила в жизнь своё намерение Пятая уже на следующих день.

- Итак, - заговорила она, медленно оглядывая собравшихся в малом зале шиноби, - мы начинаем первое собрание глав кланов Конохи. Хиаши-сан, прошу вас.

- Благодарю вас, Цунаде-сама, - вежливо кивнул Хьюга, занявший место во главе овального стола, рассчитанного не более чем на десять человек. - Начать нынешнюю встречу я хотел бы с того, чтобы присутствующие здесь честно и откровенно высказали своё мнение относительного текущего положения дел.

- Да что тут говорить – плохо всё, - рыкнула Инузука Цуме, как всегда не размениваясь на околичности. - Мы остались без джинчурики, Ива давит, Данзо борзеет, Акацуки распоясались и творят, что в голову взбредёт.

- Цуме-сан, вы как всегда несдержанны, - мягко попенял женщине Иноичи, сидевший между Шикаку и Чозой.

- Будешь тут сдержанной, когда твой сын совсем голову потерял, - хмыкнула джонин. - Мальчишка совершенно с катушек съехал из-за пропажи вашей дочки, Хиаши-сан, всё вьётся в штабе АНБУ, совсем клановые дела забросил.

- Куда приемлемей, чтобы молодёжь официально расследовала это дело, чем чтобы занималась самодеятельностью, как это было до недавнего времени, - сказал Нара. - К тому же, так получилось немного разгрузить и без того занятых АНБУ.

- Однако давайте вернёмся к более серьёзным проблемам, - произнёс Хьюга. - Обсудить детей мы можем и за рамками данного собрания.

Инузука хмыкнула и отвернулась, скрестив на груди руки. Все прекрасно знали, что нрав у неё горячий, но спокойствие Хиаши было непробиваемо даже для её напора.

«Это хорошо, что он согласился возглавить совет, - довольно подумала Цунаде, мысленно потирая руки. - Хиаши сможет призвать их к порядку».

- Относительно действий Цучикаге, - продолжил Хьюга, как ни в чём ни бывало. - Некоторые из вас присутствовали на последнем собрании джонинов и слышали комментарии старейшин на эту тему.

- До остальных также уже дошли слухи, - сказал Сарутоби Кеншин, старший сын Третьего Хокаге. - Считаю, что нам и в самом деле стоит сосредоточить больше сил на северо-западной границе.

- Это может лишь подстегнуть паранойю Ооноки, - покачал головой Акимичи Чоза. - Хотя, разве что немного дополнительных отрядов не повредит.

- Да, это мы можем себе позволить, - согласилась Цунаде, прикинув в уме, сколько незанятых команд есть на данный момент в её распоряжении.

- Также, полагаю, стоит всё же отправить послания в Кири и Кумо, - вступил в обсуждение Хатаке Изао. - Не обязательно с предложениями коалиций, просто что-нибудь для поддержания отношений. Обсуждение приближающегося экзамена на звание чунина как раз подходит.

- В этом есть резон, - негромко согласился Абураме Шиби.

- Хорошо, - одобрил Хиаши. - Что ещё?

- Касательно перекодировки барьера, - сказал Яманака. - Этим преимущественно занимаются шиноби моего клана, и уже сейчас видны несколько проблем.

- Каких же? - уточнила Цунаде.

- В деревне есть четыре места, где наблюдаются аномалии, не дающие как следует закрепить барьер, - поднявшись с места, Иноичи расстелил на столе подробную карту Конохи, на которой разными цветами были обозначены сектора возводимого щита, находящиеся на разных стадиях завершения; остальные шиноби тоже встали и склонились над планом. - Руины квартала Учих, - мужчина указал на одну из ярко-красных областей, - старая резиденция Сенджу, окрестности храма масок Узумаки и район Хьюга. В этих местах что-то происходит с потоками природной чакры, барьерная команда никак не может подстроиться под её сигнатуру.

- Получается, - проговорила Пятая, проводя пальцем по карте, - незащищёнными остаются почти вся юго-западная сторона деревни и островки на севере и северо-востоке.

- Из-за того, что наша территория и принадлежавшая прежде Учихам находятся близко друг к другу, прореха весьма ощутимая, - Хиаши легко нахмурился, чувствовалось, что известие его обеспокоило. - Я сам и мои шиноби улавливали изменение потоков, однако мы не предполагали, что всё настолько серьёзно.

- Скверно то, что большинство из этих мест нежилые, - задумчиво заметил Изао. - Даже если будет проникновение, его не сразу заметят.

- Нужно выставить дополнительную охрану на этих участках, - предложил Сарутоби.

- Разумеется, - кивнула Цунаде. - Я отдам приказ сразу же по окончании собрания.

- Однако нужно также понять, почему происходит так, - негромко произнёс Шиби. - Изменения в течении природной чакры могут иметь весьма неприятные последствия.

- Да, кстати об этом, - Цуме повернулась к Иноичи. - Это что, получается, раньше барьер держался, а теперь вдруг раз – и всё? Неужели это произошло так резко, что никто не успел заметить?

- Никаких действий масштабнее заделки прорех с барьером не производилось уже лет пятнадцать, если не больше, - отозвался Яманака. - Эту его форму установили, если мне память не изменяет, сразу после окончания Третьей мировой и с тех пор не меняли.

- Но почему? - поинтересовалась Инузука.

- Перекодировку барьера запретил Третий, - подал голос Шикаку. - Никто не понимал, чем вызвано такое решение, однако он был твёрд и даже после уничтожения Учих, когда сбежал Итачи – АНБУ, отлично знающий код барьера и все в нём лазейки, Третий распорядился ничего не менять.

- Тогда становится ясным, как несколько лет назад Итачи и его напарник проникли в Коноху, - заметил Изао. - Хотя странно, что Третий-сама не предвидел этого.

- Эти Учихи совсем страх потеряли, - рыкнула Цуме. - Оба нукенины, а в Коноху лазят, словно им тут мёдом намазано.

- Больше мы такого не допустим, - заявила Цунаде. - До конца месяца работа с барьером должна быть завершена. Иноичи, отправишь на это дело всех хотя бы минимально свободных шиноби своего клана, смыслящих в барьерных техниках.

- Мои люди могут изучить эти аномалии, - предложил Хиаши. - Клан Хьюга не специализируется на этом, но с Бьякуганом, возможно, получится собрать больше информации.

- Патрули можете доверить нам, - сказал Кеншин. - У меня многие ребята сейчас сидят без дела.

- Мы подключимся, - добавила Цуме.

- Отлично, - кивнула Хокаге, искренне обрадованная таким единодушным порывом. - Тогда ещё один вопрос, последний, я думаю, на сегодня, - она сделала короткую паузу, а затем продолжила: - Около недели назад мне пришло письмо от Лидера Акацуки.

- Акацуки?! - вскинулась Инузука, не веря самим ушам.

- В самом деле? - Чоза нахмурился. - И что хочет этот человек от вас?

Пятая кивнула Шикаку, и он, достав из кармана жилета свиток, развернул его и принялся читать. Пока его голос звучал, никто не решался говорить; даже когда джонин замолчал, какое-то время в зале висела напряжённая, звенящая тишина.

- Немыслимо, - пробормотал Яманака. - С чего вдруг?

- Это подстава, - прорычала Инузука.

- Не уверен, - покачал головой Нара. - Мы с Цунаде-самой рассмотрели письмо со всех сторон. Похоже, что подвоха нет.

- Что вы думаете об этом? - прямо спросила Пятая у своих советников.

- Лично я считаю, что негоже идти на уступки террористам, - произнёс Хиаши уверенно и спокойно. - Сегодня они предлагают сотрудничество и перемирие, завтра нанесут удар в спину.

- То есть, вы предлагаете бросить Джирайю-саму и Какаши? - прохладно уточнил Хатаке.

- Я понимаю ваше беспокойство за племянника, Изао-сан, ровно как и заинтересованность всех присутствующих в вызволении Джирайи-самы, однако это неоправданный риск.

- Кто не рискует, тот не прав, - мягко заметил Иноичи, вежливо не став употреблять по отношению к главе Хьюг ходящих по казармам народный вариант фразы. - Письмо этого человека кажется мне вполне искренним. Я считаю, стоит попробовать.

- Сложно поверить, что Акацуки так резко сменили свой курс, - проворчал Чоза.

- Однако и такое порой случается, - справедливости ради сказал Яманака.

- А я согласна с Хиаши-саном, - резко объявила Цуме. - С этими нукенинами можно говорить лишь на языке силы.

- Вот уж где верное мнение, - усмехнулся Кеншин.

- Согласен, - сдержанно кивнул Шиби.

Акимичи всё ещё колебался.

- Шикаку?

- Я склонен скорее согласиться на предложение, - медленно ответил Нара. - От удерживания Хидана нам никакой выгоды, он лишь нервы всем мотает.

- Вот именно что, - буркнул Иноичи.

- Обмен пленными – обычная практика в военное время, - продолжил советник Хокаге. - Это не сможет вменить нам в вину никто.

- Верно говоришь, - решительно кивнул Чоза. - Я не люблю Акацук, но Джирайю-саму и Какаши надо выручать.

- Я всё равно останусь при своём, - хмыкнула Инузука.

В итоге, мнения разделились.

«Чёрт, неужто решать придётся всё-таки мне?» - кисло подумала Цунаде, а вслух сказала:

- Давайте возьмём небольшую паузу, а затем через пару дней встретимся и примем окончательное решение по этому делу.

Если бы кто-то её спросил: «Почему?», Пятая не смогла бы внятно ответить, какой чёрт понёс её в тот вечер после работы в старую резиденцию Сенджу, расположенную на окраине деревни. Поместье, в котором Хокаге выросла, теперь стояло заброшенным, ведь никто не жил в нём уже долгие годы: в поколение Цунаде в клане случился серьёзный демографический кризис, на который накладывалось то, что рождались почти одни только девочки, ну а те мальчики, которые появились на свет, вскоре его покинули в годы Второй мировой. Постепенно некогда великий клан угас: мужчины превратились в стариков и умерли, девушки выросли и вышли замуж в другие семьи, а рождённые ими дети почти не становились шиноби из-за запретов родителей, натерпевшихся горя за войну и вовсе не хотевших потерять ещё и детей. Да… вот так и пришёл конец великому некогда клану Леса.

Войдя в дом, Цунаде направилась сразу в главный зал. Когда-то давно она любила играть в этой комнате, дожидаясь возвращения с работы любимого дедушки; едва же в прихожей слышались его уверенные, неспешные шаги, девочка бросала игрушки и бежала навстречу Первому Хокаге, а тот улыбался, хватал внучку на руки и кружил, кружил, смеясь, пока не приходила бабушка Мито и не начинала добродушно ругать его за задержку на работе. Хаширама тогда начинал на ходу сочинять отмазки, но все домочадцы прекрасно знали: он просто не мог уйти, пока оставалась нерешённой хотя бы одна проблема селения. Порой в своём усердии он доходил до того, что его брату, впоследствии сменившему его на посту, приходилось чуть ли не силой уволакивать Бога Шиноби домой, к семье и жене.

От нахлынувших воспоминаний женщина улыбнулась. Старики действительно любили её и Наваки, почти заменили им родителей, погибших на войне. Они многому научили внуков, заботились о них, берегли, как самое дорогое, что было в их жизнях – и Цунаде за это им благодарна. Вспоминая любимых родственников, Пятая даже жалела, что у неё самой никогда не было детей, которых бы она тоже так воспитала, в атмосфере тепла, но в то же время и должной строгости.

Вот интересно, а если бы они с Джирайей всё-таки?..

- Хватит бегать, - негромко проговорила Хокаге, проводя рукой по вырезанному на стене зала гербу клана Сенджу.

«Не беги никогда».

Пятая вздрогнула и отшатнулась, стремительно обернулась, заозиралась, ища того, кому могли бы принадлежать эти слова. Но нет – поняла она – слова были лишь в её голове. Слова, произнесённые голосом Сенджу Хаширамы.

«Не беги, глупышка, - продолжил говорить голос. - Здесь нечего бояться».

«Дедушка?..» - наверное, она с ума сошла, раз разговаривает с собственными галлюцинациями.

«Да, милая, - голос звучал тепло, заботливо – как раньше. - Я очень рад, что наконец удалось установить, хоть и ненадолго, связь».

«Что? Я не понимаю…»

«Ну всё, меня начинают пихать в бок, - перебил её Хаширама. - У меня мало времени, Цуна. Так что просто слушай и запоминай: Орочимару жив, он поднял четвёрку прошлых Хокаге при помощи Эдо Тенсей, теперь мы, а также Учиха Саске и Митараши Анко находимся вместе с другой шестёркой и ещё кое-кем в ином мире… Блин, у него силы кончаются… Короче, Цуна, ключ ко всему – Рикудо Сеннин… Да понял я, Дара!»

Мысленный поток оборвался так же внезапно, как и возник, и Пятая вновь открыла глаза, которые, как оказалось, успела зажмурить, в старом клановом поместье, посреди пустого зала.

- Какого чёрта сейчас было?.. - прошептала куноичи, опираясь руками на колени и тяжело дыша. И вместе с тем понимала: всё случившееся ей не померещилось.

А затем Цунаде резко сорвалась с места, почти бегом бросилась в свою старую комнату. Там на покрытом густым слоем пыли комоде она обнаружила украшенную резьбой недлинную палку и белую фигурку из алебастра.

- Я понимаю, в это сложно поверить, - Хокаге поднесла к губам стакан и, выпив воды, сожалея, что это не саке, продолжила: - но всё было и в самом деле именно так.

Сидевшие напротив неё на подушках в своём кабинете Шикамару и Неджи переглянулись.

- Мы полностью вам верим, Цунаде-сама, - произнёс Хьюга. - Со мной в сентябре приключилось то же самое.

- Серьёзно?! - Пятая нахмурилась. - Почему не доложили?

- Неджи сказал тогда об этом только мне, - отозвался Нара крайне спокойно. - Всё-таки это действительно звучало больше как бред, сомнительно, что вы бы поверили.

Женщина хмыкнула и вновь приложилась к стакану. Всё-таки мальчишка и в самом деле очень похож на Шикаку.

- Значит, наша коллекция пополняется, - проговорил Шикамару, с интересом разглядывая деревянную палочку, пока его товарищ пристально изучал Бьякуганом фигурку, изображавшую явно воина, но только в необычных для шиноби доспехах, с длинным обоюдоострым прямым мечом. - Склонен предположить, что эти вещи являются олицетворениями Первого и Второго Хокаге.

- Скорее всего, - согласился с ним Неджи. - Содержащаяся в них энергия содержит оттенок чакры вашего клана, Цунаде-сама.

На это куноичи лишь отстранённо кивнула, поглощённая собственными размышлениями. Юный Нара пристально посмотрел на неё.

- Что-то ещё?

- Что-то ещё, - призналась Хокаге. - В самом конце Первый сказал – причём это явно уже было не мне, а тому, кто в тот момент был с ним рядом, – «Да понял я, Дара».

- «Дара»? - вскинул бровь Неджи. - Такое сокращение не подходит именам никого из пропавших.

- Разве что Дейдаре, - заметил Шикамару. - Хотя сомнительно, чтобы Первый так к нукенину обращался.

- Я знаю, кого дедушка называл так, - негромко сказала Пятая, - Учиху Мадару.

А затем внутренне напряглась, вспомнив показавшееся ей поначалу незначительным «вместе с другой шестёркой и ещё кое-кем», сказанное Хаширамой.

- Да быть этого не может, - пробормотала Цунаде, чувствуя, как закипает мозг от странности и безумности последних дней.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 97 | Добавлено: 2016-10-31
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]