Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Гай vs Кабуто
Написал: Rikudo_SenninLOL
Дата: 2024-04-25
Ответов в теме: 4
Тема: Почему тебе до...
Написал: KURAMATopBidzu
Дата: 2024-04-25
Ответов в теме: 3
Тема: Достойный Седь...
Написал: Nakru4u_Pika4u
Дата: 2024-04-25
Ответов в теме: 16
Статистика

В деревне: 150
Учеников: 144
Шиноби: 6

Rus9I, Marcococo, Vaghar, dragen, SharinganX3, n-t-li

Два мира. Арка 4. Глава 10

— Хорошая работа, — кивнула Пятая, выслушав доклад вернувшейся с миссии десятой команды. — Теперь отдыхайте.

— Есть, Цунаде-сама.

Когда дверь кабинета Хокаге закрылась за ними, Ино позволила себе вздох облегчения.

— Уф, как же я устала! — протянула она, потягиваясь. — Наконец-то домой — в ванну и спать.

— И поесть тоже было бы неплохо, — вставил Чоджи, потирая урчащий живот.

Ино тут же подумала о восхитительно вкусных пирожках с вишней, которые пекла её мама. «Вот бы сейчас один! Но мучное… — под плащом девушка легонько ущипнула себя за бок. — Похоже, за эту миссию ушло ещё миллиметров пять. Ах, ладно, гулять так гулять!»

— …а к свинине рис, — продолжал тем временем говорить Чоджи. — Было бы здорово, если бы ещё были мясные шарики — я их очень люблю.

— Интересно, как там дела у Шикамару? — Ино поспешила перевести тему, прекрасно зная, что о еде друг может говорить часами. — Так непривычно выполнять миссии без него.

— Это точно, — подал голос до того задумчиво молчавший Асума-сенсей. — Но сейчас его мозги нужнее здесь, в Конохе.

— Ага, — кивнул Чоджи с огромной гордостью за лучшего друга. — Здорово, что Цунаде-сама поручила это дело ему.

— Действительно, — с улыбкой согласилась Ино.

Вскоре шиноби расстались: Чоджи пошёл к поместью своего клана, располагавшемуся ближе к окраине, тогда как Ино направилась на одну из центральных улиц. Вот только её удивило, что учитель продолжал идти с ней.

— Асума-сенсей, — обратилась к нему Ино после пары минут молчания, — а разве вы не домой?

— Ну, — он почесал затылок, — мне надо кое-что купить.

«Неужто опять цветы?» — про себя ухмыльнулась Ино, но ничего говорить не стала.

— Добрый день, — когда открылась дверь магазинчика, приветствовала вошедших Яманака Асами. — Ино, дорогая, с возвращением.

— Привет, мама, — улыбнулась Ино и, подойдя к матери, поцеловала её в щёку. — Я пойду наверх, хорошо?

— Иди, конечно, — кивнула та и повернулась к Сарутоби. — Здравствуйте, Асума-сан! Чем могу вам помочь?..

«Как же всё-таки Куренай-сенсей повезло с ним, — подумала Ино, поднимаясь по лестнице в расположенную на втором этаже квартиру. — Эх, вот бы и мне встретился такой же заботливый и внимательный мужчина…»

Снять, наконец, грязную после недельного похода одежду было настоящим счастьем. Кинув её в корзину с вещами на стирку, Ино быстро залезла под душ, смывая с себя грязь и пот.

— Блаженство, — счастливо проговорила она, подставляя лицо под тёплые струи. Настроение девушки только улучшилось, когда около часа спустя она, придя на кухню в поисках какого-нибудь перекуса, застала там мать, накрывающую на стол.

— Вот интересно, для кого Асума-сан постоянно цветы покупает? — полюбопытствовала Асами после того, как дочь в общих чертах рассказала ей, как прошла миссия.

— Кто знает? — отозвалась Ино, с удовольствием принимаясь за рыбу. «Я-то знаю, но обещала Шикамару, что никому не скажу».

Ещё некоторое время ушло на рассказ о последних событиях в деревне, после чего, когда девушка отставила от себя опустевшую тарелку, мать сказала:

— Дорогая, у меня есть к тебе поручение.

— Ну мам! — возмутилась Ино. — Я же только с задания!..

— Это ненадолго, — решительно перебила её Асами. — Просто отнеси обед отцу — он сегодня забыл, а в столовую, уверена, сходить не удосужится, — а также передай от меня эти пирожки маме Сакуры…

«Пирожки!..»

— Ино, ты меня слушаешь?

— Да, да, конечно, — поспешно кивнула девушка, с трудом отрывая взгляд от любимого лакомства, аккуратно уложенного в корзину. — А для меня осталось немного?

— Конечно, — улыбнулась Асами, погладив дочь по голове. — Отнеси это, а потом приходи пить чай.

— А можно?..

— Сначала отнеси.

Спорить с матерью было занятием абсолютно бесполезным, поэтому Ино не осталось ничего иного, кроме как досушить волосы, закутаться в плащ и, прихватив с собой все посылки, вновь выйти на улицу в объятия холодного ветра и мороза. До дома Харуно было ближе, чем до штаба АНБУ, поэтому Ино сперва направилась туда; на стук в дверь открыла как всегда сосредоточенная мама Сакуры.

— Здравствуйте, Мебуки-сан, — вежливо поклонилась куноичи.

— Ох, Ино-чан, — женщина казалась удивлённой. — Давно тебя не видела. Что-то случилось?

— Нет, что вы, — поспешила успокоить её Ино и протянула корзину. — Моя мама просила вам передать.

— Спасибо, — Мебуки-сан приняла посылку, но тут же погрустнела. — Скажи, а насчёт Сакуры?..

— Всё ещё ничего, — грустно покачала головой Ино. — Простите.

— Понятно, — Мебуки-сан совсем расстроилась. — Ну ладно… Спасибо, Ино-чан. Передавай от меня благодарность маме.

— Обязательно, — кивнула та.

Не глядя на неё, женщина вернулась в дом и закрыла дверь. Ещё около минуты Ино постояла в растерянности на пороге, после чего побрела дальше.

От воспоминаний о Сакуре ком подступил к горлу. Они ведь дружили с Академии, потом враждовали из-за Саске, потом соперничали, стараясь превзойти друг друга во всём, и от этого становясь сильнее… А теперь её нет. По крайней мере — если прав Шикамару — в их мире.

Конечно, шиноби нередко погибали на заданиях. Но смерть и похороны хотя бы ставили точку — грустную, да, тяжёлую, бесспорно, но окончательную. А это исчезновение… Не знать, где твой ребёнок, что с ним, жив ли он вообще — это так жестоко по отношению к бедной Мебуки-сан. Худшее то, что Ино даже не могла подбодрить её, хоть немного успокоить, сказав, что Сакура, а с ней и Наруто, и Хината, находятся сейчас в каком-то другом мире и что они вполне могут быть живы и здоровы — информацию об инциденте Пятая запретила распространять даже среди шиноби, а гражданским её сообщать нельзя уж тем более. Вот и выходило, что родители Сакуры продолжали мучиться неизвестностью, в то время как в клане Хьюга, для которого сделали исключение, царила атмосфера пусть робкой, но надежды на возвращение Хинаты домой.

«Несправедливо, — подумала Ино, неспешно шагая по заснеженным улицам. — Разве оттого, что господин и госпожа Харуно гражданские, они меньше любят свою дочь, меньше волнуются за неё?»

Штаб АНБУ вырос перед ней, мрачный и тёмный, ещё сильнее вгонявший в тоску. «Где-то там работают сейчас Шикамару и Неджи, — вспомнила девушка. — Если получится, надо будет зайти к ним».

Поднявшись по ступенькам, Ино толкнула одну из створок массивных дверей. Та открылась совершенно бесшумно, пропуская куноичи в просторный зал. Уверенно и привычно Ино пересекла его и направилась по одному из начинавшихся дальше коридоров вглубь здания. По пути ей не встретилось ни единой живой души, но девушка прекрасно знала, что за ней пристально следят внимательные глаза членов спецотряда; в этом месте у каждого посетителя был свой предел допуска, и не знай её тут все, ни за что бы не пропустили так далеко. Впрочем, стоило Ино подойти к лестнице, ведущей на нижний уровень, откуда-то из тени возник шиноби в маске.

— Добрый день, — вежливо, хотя и прохладно, поздоровался он. — Ты принесла что-то для Иноичи-сана?

— Да, — кивнула Ино, демонстрируя коробку с едой.

— Дай это мне, — произнёс АНБУ, делая шаг вперёд, — я передам.

— В этом нет необходимости.

— Отец, — Ино украдкой улыбнулась поднявшемуся по лестнице к ним отцу.

— Привет, Ино, — Иноичи подмигнул дочери и повернулся к АНБУ. — Всё в порядке.

— Как скажете, — ровно отозвался шиноби и вновь скользнул во мрак.

— Рад тебя видеть, — Иноичи взял коробку и заглянул под крышку. — Мой обед, да?

— Мама сказала, ты забыл.

— Совсем голова дырявая стала. Ни о чём думать не могу, кроме работы.

— Что, всё никак не расколете? — сочувственно спросила Ино.

— Ибики уже на стенку лезет, — горько усмехнулся отец. — Боль этого Хидана не берёт, психологические пытки тоже — голова у него слишком для них пустая, — да и мне всё никак не удаётся пробить барьеры, которые кто-то установил в его мозгу.

— Просто не верится, ведь уже третий месяц пошёл… Никто ещё не мог продержаться в вашем отделе допросов так долго.

Иноичи внимательно посмотрел на дочь.

— Хочешь посмотреть?

— А можно? — осторожно спросила она.

Вместо ответа отец махнул рукой, призывая следовать за ним, и стал спускаться вниз. Миновав пять лестничных площадок, шиноби остановились на самой нижней, перед единственной выходившей на неё прочной металлической дверью. Коснувшись рукой её гладкой поверхности, Иноичи пропустил чакру через металл — и дверь неспешно открылась. «Удобная система», — подумала девушка, следом за отцом шагая внутрь. Некоторое время они шли по длинному коридору с низким потолком и тянувшимися по его центру лампами, пока проход не расширился, окончившись тупиком, где была ещё одна дверь, по бокам от которой стояли двое АНБУ в полной амуниции и масках. Ино стало немного жутко, когда обе маски как по команде медленно повернулись к ней.

— Она не имеет допуска, — негромко произнёс один из стражей.

— Моя дочь — одна из тех, кто захватил Хидана, — серьёзно произнёс Иноичи. — Она имеет право присутствовать.

АНБУ не ответили ничего, но беспрепятственно пропустили обоих Яманака в небольшую переднюю, где на крючках висели плащи работавших в допросной шиноби. Когда стражи остались позади, Ино, не сдержавшись, довольно улыбнулась. Была ли она папиной дочкой? О да, на все сто процентов.

— Предупреждаю сразу, — негромко произнёс отец, — в своей речи он очень несдержан и наверняка попытается наговорить тебе гадостей.

— Ничего, переживу, — хмыкнула Ино, сняв верхнюю одежду и аккуратно повесив.

Ещё раз оценивающе взглянув на неё, Иноичи коротко кивнул и открыл последнюю дверь. Едва была убрана звуконепроницаемая заслонка, на Ино обрушился поток брани.

— Ох, как же ж, блять, прекрасна эта бо-о-оль! — орал до омерзения знакомый голос. — Эй, мудила, а ну-ка засунь эту херовину поглубже!..

— Поначалу он всё грозил, что нас покарает какой-то Джашин-сама, — вполголоса пояснил Иноичи. — Теперь кричит это, чтобы позлить Ибики.

Видимо, прикованный к дальней стене нукенин всё-таки услышал его слова — он повернулся ко входу.

— А, Мозгоёб вернулся! — Хидан оскалился; раньше, как помнила Ино, его улыбка была ровной и белоснежной, теперь же части зубов не хватало. — Слышь, дружище, ты чё, всё-таки привёл мне тёлку?

— Что она здесь делает? — железным тоном осведомился Морино Ибики, не обращая на пленника ни малейшего внимания.

— Я считаю, Ино имеет право присутствовать на его допросе, — совершенно спокойно ответил Иноичи.

Ибики нахмурился, но сказал только:

— Под твою ответственность.

— Само собой.

— Ай! — вдруг вскрикнул Хидан, и коноховцы повернулись к нему. — Очко, бля, у тебя откуда руки растут?! Ты чё, даже с четырьмя глазами вену найти не можешь?!

— А ты не дёргайся, тогда, может, и попаду, — флегматично отозвался джонин в прямоугольных очках с толстыми стёклами, вставлявший в руку пленника крупную иглу катетера.

— Всё-таки решил попробовать яд? — будничным тоном поинтересовался Иноичи.

— Медики прислали, — пожал плечами Ибики. — Не отправлять же обратно, ребята старались.

— Да перестань, — пренебрежительно проговорил Хидан. — Херня наверняка эта ваша бадяга. Вот я как-то раз к кукольнику — Джашин его дери! — в мастерскую залез и о какую-то блядскую иглу поцарапался — вот тогда да, был пиздец целую неделю, пока этот сучёныш лекарство мне дать не изволил.

— Очень трогательная история, Хидан, — процедил Ибики, — но мы всё-таки нашу «бадягу» попробуем.

— Погодь, — малиновые глаза нукенина обратились к Ино. — Тут ко мне пришли, так что пойди пока погуляй, я не знаю, проветрись.

— Давай попробуем, Ибики, — очень тихо сказал Иноичи.

Немного помолчав, Ибики мрачно кивнул и вместе с Иноичи отошёл к стоявшему возле двери столу. Джонин в очках и его товарищ, беспрестанно шмыгавший носом, и вовсе покинули допросную — время было как раз обеденное. Проводив их недобрым взглядом, Хидан вновь повернулся к Ино.

— А ну подойди-ка поближе. Не бойся ты, не укушу.

— Я и не боюсь, — резко сказала Ино и, приблизившись, остановилась в паре шагов от нукенина.

Несколько секунд Хидан пристально смотрел на неё, после чего выдал:

— Бля, да вы с Дейдарой просто хреновы близняшки! Хотя нет, — чуть подумав, добавил он, — Дей-чан у нас плоскодонка, а у тебя прям даже и грудь есть. Какой размер? Четвёртый?

— Не твоего ума дело! — огрызнулась Ино, начиная понимать, отчего так невесел в последние недели отец.

— Ага, значит третий! — победно крикнул Хидан, довольный своей странной логикой. — Да не сцы, это моё любимое число; даже на кольце стоит, видала? — он оттопырил указательный палец на левой руке, который обхватывало белое кольцо с оранжевым полем и иероглифом «Три». — Чё, удивляешься, как это его у меня его ещё не отобрали? Так эти ваши криворучки его снять не могут! Уже даже палец мне отпилить пытались — вот уроды, да? — а колечко чакру выпускает, которая ножики любые ломает.

«Худший из всех возможных типов допрашиваемых, — подумалось Ино, — говорит много, но только не по делу».

— А скажи, — перебила она его с лёгким ехидством, — тебе не обидно, что напарник тебя бросил и даже не попытался у нас отбить?

Хидан демонстративно фыркнул.

— О чём ты, детка? Обиды и прочее сентиментальное говно — это для слабаков вроде вас. Клал я на этого мудака Какудзу!

— Я слышала, — произнесла Ино самым невинным тоном, — в других ваших командах напарники ведут себя по отношению друг к другу более дружелюбно. Что, они тоже слабаки?

— Слышь, курица, ты меня на понт не бери! — разозлился Хидан и подался вперёд, насколько позволяли цепи. — Все они — долбанные еретики, которых покарает Джашин-сама!

— Ну не знаю, — протянула Ино в притворной задумчивости, на всякий случай всё же шагнув чуть назад. — Они все такие сильные… Как по мне, скорее уж кто-нибудь из них покарает твоего божка.

Зарычав, словно дикий зверь, Хидан рванул цепи с такой силой, что со стены посыпалась штукатурка. Привлечённые шумом, Иноичи и Ибики быстро оставили свои дела и подошли ближе.

— Джашин-сама непобедим! — орал Хидан; его малиновые глаза горели безумным, фанатичным огнём, а в уголках губ выступила пена. — Он накажет тебя, драная сука! Накажет моими руками! Я вырву твой херов язык и засуну тебе!..

Дальнейшие его словоизлияния были прерваны мощным ударом Иноичи. Голова нукенина резко мотнулась в сторону; сплюнув кровь, Хидан злобно покосился на джонина.

— Не смей так разговаривать с моей дочерью, — процедил он.

— Дочерью, значит, — Хидан скривился, потом нагло усмехнулся. — Э, Мозгоёб, так ты всё-таки не педик?

— Уведи её, — распорядился Ибики, закатывая рукава. — Этот говорун мне надоел.


— Ты как, в порядке?

Металлическая дверь нижнего яруса закрылась за ними, и Яманака стали подниматься по лестнице.

— Д-да, — чуть запнувшись, ответила Ино. Даже теперь, когда Хидан остался далеко позади, от одного только воспоминания о его искажённом от ненависти лице её начинала бить дрожь. — Я просто… просто не ожидала, что он настолько разозлится.

— Значит, ты пыталась намеренно спровоцировать его.

— Как ты меня учил.

Отец грустно улыбнулся.

— Это хорошая методика, дочка, но на таких, как он, весьма опасно её применять. Мы с Ибики неоднократно пробовали, но получили только больше матов и ненависти.

— Ужасно, — покачала головой Ино, кутаясь в плащ. — Как можно быть таким грубым животным?!

— Все Акацуки — дикие звери, — негромко сказал Иноичи, — только другие лучше это скрывают.

Сердце девушки всё ещё учащённо билось, когда она стучала в дверь кабинета на одном из верхних этажей.

— Ино? — открывший Неджи был явно удивлён. — Что ты здесь делаешь?

— Я приходила к отцу, заодно решила заглянуть к вам, — отозвалась она, входя в небольшое помещение. Растянувшийся на разложенных на полу подушках Шикамару при виде подруги приподнялся на локтях.

— Что случилось? — прямо спросил он, как всегда уловив её состояние.

— Я была в допросной, — ответила Ино, садясь рядом с ним.

— Тебя пустили туда? — Неджи присел на край стола, где громоздились кипы документов и стояли коробки для улик.

— Отец разрешил.

— И как там? — Неджи был явно заинтересован. — Есть подвижки?

— Никаких, — Ино вздохнула и, подтянув к груди колени, опустила на них подбородок. — Этот Хидан, он просто… — она не закончила.

— Ты с ним говорила? — тихо спросил Шикамару.

Ино кивнула.

— Он просто ужасен. Такая ненависть абсолютно ко всем вокруг… Ладно к нам, мы его в плен взяли, но он ведь и о своих товарищах жуткие гадости говорит. Особенно, похоже, он ненавидит своего напарника и этого подрывника, Дейдару.

— Что он о нём говорит? — спросил Неджи; этот Акацук был одним из пропавших, а потому живо интересовал аналитическую команду.

— Называет его «Дей-чан», — Ино фыркнула, — и заявляет, что мы близняшки.

Шикамару и Неджи переглянулись; обернувшись, Хьюга достал из стопки одну из папок и протянул её девушке. Открыв папку, Ино принялась разглядывать фотографии молодого нукенина. «А он довольно симпатичный, — подумалось Ино. — К тому же явно ненамного старше нас».

— Ничего мы с ним не похожи, — заявила она, пролистывая собранное АНБУ личное дело подрывника. — Ну да, у него тоже светлые волосы, но оттенок-то совершенно другой!..

— Со слов Иноичи-сана я понял, — Неджи предпочёл прервать поток возмущения девушки, — что у этого Хидана в принципе прослеживается какое-то странное предубеждение: он считает, что длинные волосы — атрибут женщин, а также мужчин, скажем так, с не совсем традиционными наклонностями.

— Как-то это глупо, — Ино скользнула взглядом по каштановым волосам Неджи, спускавшимся ниже середины спины. — Хотя теперь понятно, почему он называл моего отца тем словом, — тише добавила она.

— Интересно, — проговорил Шикамару, как-то выпавший из разговора, — на Учиху Итачи он тоже осмеливается так нападать?

— Учиха Итачи? — удивлённо переспросила Ино. — Почему ты вспомнил о нём?

— Да так, — отозвался Шикамару тем самым своим особым загадочно-задумчивым тоном, означавшим, что он поглощён какой-то мыслью. — У Итачи тоже длинные волосы.

— Правда? — поразилась Ино. Она никогда не видела старшего из братьев Учих, но почему-то всегда представляла его копией Саске, только более взрослым, с более резкими чертами и жёстким блеском в тёмных глазах.

Неджи подал ей другую папку, оказавшуюся личным делом Итачи. «Они действительно так похожи, — подумала Ино, с интересом рассматривая фотографии темноволосого Акацука. — Чувствуется, что братья».

— Что скажешь? — полюбопытствовал Шикамару.

— Они с Саске похожи, — отозвалась Ино; она не очень хотела говорить об Учихах и не понимала, почему эта тема так волнует её друга. — А как дела тут у вас?

— Без принципиальных изменений, — сказал Неджи, внимательно глядя на Шикамару, явно стараясь понять, о чём тот думает. — Мы ещё ждём из Института изучения ниндзюцу результаты исследований одной из найденных нами улик, но уже сейчас можно утверждать, что пропало вновь шестеро шиноби, и что среди них точно были Учиха Саске и Митараши Анко.

Это стало для Ино новостью.

— Саске и Анко-сан тоже?!

— Да, — подтвердил Неджи. — Однако на данный момент больше ничего сказать мы не можем.

Ино лукаво улыбнулась.

— Вообще или мне?

— Ты и без того знаешь слишком много, — прохладно произнёс Неджи. — Наша с Шикамару работа засекречена, и тебе и остальным повезло, что Цунаде-сама позволила сообщать вам хотя бы даже часть информации.

— Конечно-конечно, — поспешно замахала руками Ино; она, разумеется, слышала, что Неджи дотошный, но не думала, что настолько.

— Как бы то ни было, — протянул Шикамару, вновь разваливаясь на подушках, — в ближайшее время всё должно проясниться.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 98 | Добавлено: 2016-10-31
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]