Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Апгрейд Пейна ...
Написал: Sasai-Kudosai
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 28
Тема: Обсуждение ман...
Написал: Kakashe_Hatake
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 5613
Тема: Спойлеры One P...
Написал: Rikudo_SenninLOL
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 5617
Статистика

В деревне: 329
Учеников: 314
Шиноби: 15

TapaKaHaTop, Savilla, Infouser, greenwood, K@IN, FreakyCat, qwa, Uzumaki_Mars, KuzanShternritterEspada, SantaGauss, Koori_chan, GiornoGiovanna1, kostapai, Savemysoulbaka, KycT56

Два мира. Арка 3. Глава 4

— Мистер Тсукури.

— Да не трогал я ваши яды, мм… — сонно пробормотал Дейдара, не открывая глаз.

Со всех сторон раздался громкий смех. Это насторожило парня и заставило поднять голову — и тут он с удивлением обнаружил, что находится в классе заклинаний, а профессор Флитвик, невысокий добродушный мастер Чар, стоит прямо перед его партой и с лёгкой улыбкой смотрит на нерадивого ученика.

— Мистер Тсукури, будьте так любезны, вернитесь к нам хотя бы на эти последние десять минут занятия, — произнёс Флитвик без особого недовольства.

— Прошу прощения, профессор, — сказал Дейдара, чувствуя себя в определённой мере виноватым.

— Что, отходняк после вчерашнего? — когда Флитвик отошёл, наклонившись вперёд, негромко спросил сидевший сзади Джордж.

— Не, я уже отошёл, — отозвался Дейдара, подавляя зевок.

Джордж усмехнулся.

— Ты, кстати, чем занимался вчера, когда все разошлись, а? — поинтересовался он. — Тебя, вроде, полночи в спальне не было.

— А тебе скажи, — хмыкнул Дейдара, проводя рукой по собранным в высокий хвост волосам. — И вообще, слабо было разбудить меня, мм?

— Ты так мило спал, — проворковал Фред, тоже придвигаясь ближе. — Как ангелок.

— Да иди ты! — отмахнулся Дейдара и принялся делать вид, что внимательно слушает Флитвика.

Вскоре прозвенел звонок, и гриффиндорские семикурсники поспешили в подземелья.

— Ты что, обиделся? — догнав подрывника, притворно взволнованно спросил Фред.

Не удостоив его ответа, Дейдара демонстративно отвернулся.

— Ну не злись, спящий красавец, — усмехнулся Джордж, положив руку ему на плечо.

— Ладно уж, — милостиво кивнул Дейдара и перевёл тему. — Вы уже решили что-нибудь насчёт ваших Забастовочных Завтраков?

— Ну, после того, что вчера устроила Гермиона, в гостиной их испытывать нельзя, — отозвался Фред. — Наверное, придётся искать какой-нибудь тихий угол в школе.

— Скорей бы уже разобраться с дозировкой!.. — мечтательно протянул Джордж. — Тогда можно будет начинать продажу.

— Про что Гермиона непременно, как грозилась, напишет вашей матери, мм.

— Мы что-нибудь придумаем, — пообещал Фред. — Народ ждёт их выхода, а становиться между школьниками и возможностью просачковать уроки… брр, страшно даже представить!

Дейдара понимающе усмехнулся. Забастовочные Завтраки — одно из изобретений близнецов — были конфетами с цветовой кодировкой. Съедая одну половину, человек заболевал, но не всерьёз, а так, чтобы можно было выйти из класса, после чего он должен был съесть другую половину — и недуга как не бывало. Ещё на каникулах Дейдара помогал приятелям тестировать Кровопролитные конфеты, от которых кровь идёт носом, и не мог не признать, что, доведённые до ума, они, как и Обморочные орешки, и Блевальные батончики, и Лихорадочные леденцы, будут пользоваться среди школьников большим спросом.

— Ты не знаешь, сегодня у нас Снегг или Акасуна? — спросил у него Ли, когда троица подошла к сокурсникам, толпившимся под дверями класса зельеварения.

— Без понятия, — покачал головой Дейдара, и сам всерьёз обеспокоенный данным вопросом. — Но у пятикурсников вчера был Снегг, мм.

— Что значит, что вам вполне может «повезти», — заметил Фред. — Хотя, не знаю, кого из них я хотел бы видеть меньше…

Парни засмеялись, но тут дверь кабинета с тихим скрипом отворилась, и молчание мгновенно воцарилось в рядах гриффиндорцев.

— Вперёд, — Фред хлопнул Дейдару по плечу. — А мы, пожалуй, пойдём, у нас с Джорджем форточка.

В Хогвартсе на старших курсах каждый конкретный предмет изучали лишь те, кто набрал по нему проходные баллы на СОВ; близнецы по зельеварению получили оценки весьма так себе и обучение по данному направлению не продолжали.

— Бросаете нас, — прошептала Анджелина Джонсон, капитан факультетской сборной по квиддичу, с опаской поглядывая на дверь. — А нам сидеть там полтора часа…

— Ладно, была не была, — проговорил Дейдара и первым засунул нос в аудиторию. Там было темно, холодно и противно, и подрывнику сразу же вспомнилось полузаброшенное убежище Орочимару, которое они с напарником пару лет назад обыскивали по приказу Лидера.

Кстати о напарнике.

— Можно заходить, — с лёгкой насмешкой в голосе произнёс Сасори, глядя на нерешительно замерших на пороге студентов. — Я не кусаюсь.

«Нет, Сасори-но-Данна, вы жалитесь», — подумал Дейдара, но озвучивать замечание напарнику не стал ни вслух, ни мысленно. Вместо этого он прошёл в класс и направился было к очень приглянувшемуся ему столу в дальнем углу, но планы его расстроил крайне красноречивый взгляд Сасори, указывавший на первую парту. Дейдара незаметно для рассаживавшихся соучеников (теперь помимо гриффиндорцев подошли и ребята с других факультетов) состроил молящую рожицу, однако Сасори остался к просьбе глух. Про себя ругая вредного кукольника, который сто процентов не собирался упускать столь прекрасный случай поизмываться над ним, Дейдара сел на указанное место.

— Позвольте для начала представиться, — начал Сасори, когда юные зельевары со всех четырёх факультетов заняли места. — Моё имя Сасори Акасуна. Профессор Акасуна, как принято обращаться к преподавателям в вашей школе, — он остановился возле учительского стола и присел на его край. — Пожалуй, я сразу отвечу на вопросы, которые волнуют вас больше всего. Да, требования у меня высокие, и задавать я буду много. Я не из тех преподавателей, кого любят студенты, во многом из-за того, что я, как вы выражаетесь, могу «зверствовать». В то же время любимчиков у меня нет и быть не может. Выслуживаться и подлизываться бесполезно. Среди факультетов предпочтений не делаю. Чтобы не иметь проблем со мной, достаточно исправно посещать занятия, выполнять домашние задания и умудряться варить заданные на уроке зелья хотя бы процентов на восемьдесят похоже на то, что описано в учебнике. Ну, вроде бы всё, или вас, возможно, интересует что-то ещё?

Семикурсники притихли; похоже, ни один преподаватель прежде не выдавал им такую раскладку, да ещё и на первом же занятии. Тут подняла руку подруга Анджелины, и Сасори повернулся к ней.

— Ваше имя, будьте добры.

— Алисия Спиннет.

— Прошу вас, мисс Спиннет.

— Скажите, профессор, вы планируете придерживаться стандартных учебных планов нашего Министерства?

— Не полностью, — отозвался Сасори. — Ревнителем программы у вас остаётся профессор Снегг. Мой же курс во многом выходит за рамки учебника, так как рассчитан он на то, что все в этом классе заинтересованы в предмете зельеварения, раз уж продолжают его изучение и на седьмом курсе, — он выдержал паузу, а затем кивнул поднявшему руку Ли.

— Ли Джордан. А что конкретно мы будем проходить сверх программы, сэр?

— Акцент будет сделан на ядах и противоядиях, мистер Джордан. Согласитесь, эти области наиболее захватывающие и волнующие, но вместе с тем и наименее полно рассмотренные в учебнике.

Некоторые ребята восторженно заахали, в то время как Дейдара едва удержался от того, чтобы закатить глаза. Сасори обвёл аудиторию внимательным взглядом.

— Есть ещё вопросы?

Какая-то слизеринка подняла руку.

— Профессор, а сколько вам лет?

Большинство девчонок в классе тут же захихикало. Дейдара уставился на свой котёл, очень стараясь не улыбаться. Сасори, впрочем, и бровью не повёл.

— В два раза больше, чем вам, — спокойно произнёс он. — Что ж, раз пошли глупые вопросы, по учебному процессу вам, как видно, всё понятно. В таком случае, приступим к нашему сегодняшнему занятию. Так как я до сих пор не знаю группу и способности каждого из вас, начнём, пожалуй, с небольшой проверки, — при слове «проверка» школьники беспокойно зашевелились. — Эйфорийный эликсир — одно из зелий, которые вы изучали в прошлом году. Ваше задание состоит в том, чтобы приготовить его до окончания пары.

На этом месте всех охватила паника. Вспомнить состав и способ приготовления эликсира, выученного аж в прошлом году, казалось задачей поистине непосильной.

— Это пройденная тема, — Сасори позволил себе ироничную улыбку, видя смятение учеников, — поэтому вы должны помнить, как он готовится. Впрочем, сегодня первое занятие года, так что, в порядке исключения… — он взмахнул волшебной палочкой, и на доске возник рецепт зелья. — Однако учтите на будущее, что подобные проверки пройденных вами уже на этом курсе (причём не только со мной, но и с профессором Снеггом) тем я могу устроить в любой момент, и тогда уже готовить вы будете по памяти. А сейчас можете приступать.

Пробежав глазами по рецепту, Дейдара пробрался к шкафу с ингредиентами, возле которого столпились остальные студенты, вполголоса перешёптывавшиеся.

— Ну что?..

— Как он тебе?..

— Да он покруче Снегга будет…

— Что пожёстче так уж точно…

— Надо будет учить…

— Интересно, а что если запороть летучку?..

— Ему тридцать четыре, так получается?..

— Да он же ровесник Снегга!..

— Никогда бы не сказала!..

«Данна, вы произвели фурор, — объявил напарнику Дейдара, возвращаясь на своё место. — В сегодняшних сплетнях потесните с первого места Узумаки с Поттером, да».

Сасори мысленно фыркнул.

«Не думал, что в них ещё осталось место после вчерашнего вашего шабаша, — насмешливо откликнулся он. — Ты лучше работай, не отвлекайся; не думай, что тебе будут поблажки, раз ты мой напарник».

«И в мыслях не было», — честно признался Дейдара и принялся за дело.

Теперь-то парень понял, как же всё-таки хорошо, что его напарник в их родном мире специализируется на ядах и тому подобных вещах. Порой во время отдыха на базе в перерывах между миссиями Дейдара от нечего делать заваливался в мастерскую к кукловоду, где тот в это время работал; они могли подолгу просто сидеть в молчании, Сасори переоснащал свои марионетки или работал над ядами, а Дейдара лепил что-нибудь из глины или рисовал, украдкой наблюдая за тем, что делает товарищ. За время таких посиделок он в общих чертах уяснил, как обрабатывать различные ингредиенты и готовить снадобья, поэтому сейчас смело бросился в бой, намереваясь не ударить в грязь лицом и не дать Сасори возможности поиздеваться над ним — Дейдара подозревал, что его вчерашнее необдуманное замечание про заскоки напарником ещё не забыто.

— Всё, стоп,— сказал Сасори час спустя. — Время вышло. Отойдите от котлов, а я пройду и посмотрю, что у вас получилось.

Дейдара стёр рукавом мантии пот со лба и отбросил назад длинную чёлку. Результатом своих трудов он был если не горд, то, во всяком случае, удовлетворён — его зелье, хоть и не ярко-жёлтое, как говорилось в инструкции, имело приятный лимонный оттенок и было однозначно не хуже, чем у соседей.

К его разочарованию, Сасори решил начать осмотр с другого ряда. Подходя к очередному котлу, кукольник заглядывал в него, принюхивался, а затем выносил свой вердикт:

— Без нареканий… Почти, мистер Джордан, почти… Хорошо… Мисс Спиннет, если добавите ещё пару капель настоя полыни, будет идеально… Нет, так не пойдёт, — покачал он головой, остановившись возле котла одного из слизеринцев.

— Почему? — набычился парень.

— Видите ли, мистер…

— Уоррингтон.

— Так вот, мистер Уоррингтон, ваше зелье не проходит хотя бы потому, что цвета оно никак не жёлтого, и не салатового, что я бы тоже, пусть и с натяжкой, но принял, и даже не оранжевого. Оно — и ваш сосед не даст мне соврать — голубое.

За спиной Сасори гриффиндорцы довольно заулыбались — обычно на зельеварении доставалось только им. Обойдя весь класс (забраковав при этом эликсиры Кеннета Таулера из Гриффиндора, ещё одного слизеринца и парочки девушек-пуффендуек), кукольник подошёл, наконец, к напарнику.

— Что ж, — произнёс он, задумчиво зачерпнув зелье длинной ложкой и медленно вылив его обратно в котёл, — оно лучше, чем можно было бы ожидать.

— Ну, я старался, мм, — отозвался Дейдара.

— Заметно, — с минимальным неудовольствием сказал Сасори и вернулся к своему столу. — Для тех, кто справился сегодня с заданием, домашней работой будет эссе о побочных эффектах Эйфорийного эликсира. Провалившихся жду в субботу в полдень в этом кабинете на отработку, будете пытаться сварить его ещё раз. На этом всё.

Семикурсники стали собирать вещи и покидать класс, вполголоса обсуждая урок.

— Поздравляю, Сасори-но-Данна, — сказал Дейдара, когда напарники остались в аудитории вдвоём.

— С чем же? — равнодушно поинтересовался он, снова усаживаясь на край стола.

— С дебютом, мм.

— Тогда тебя можно поздравить с тем, что ты не испортил своё первое зелье, — заметил Сасори. — Кстати, как тебе это удалось?

— Ну, наверное, это вы на меня хорошо влияете.

— Я же сказал в начале занятия: подлизываться бесполезно.

— Попытаться стоило, — пожал плечами Дейдара. — Тем более, я же это не ради оценки делаю, да.

— И ради чего же тогда? — с притворным непониманием уточнил Сасори.

— Мне показалось, вы на меня вчера обиделись, хм…

— И?

— И я хотел… — Дейдара замялся, но всё-таки закончил: — Хотел сказать, что ляпнул тогда, не подумав, да… Нет, у вас, конечно, заскоки бывают, — поспешил добавить он, пока напарник не принял его слова за полноценное извинение, — но мне не стоило говорить это при всех.

Неожиданно Сасори, внимательно наблюдавший за ним, улыбнулся.

— Ладно, забыли, — сказал он, вполне дружелюбно кивая удивлённому его реакцией напарнику.


— Что-то тебя весь день видно не было, — сказал Наруто, когда Дейдара подсел к ним с Хинатой в Общей гостиной Гриффиндора после ужина; обложившись учебниками, коноховцы разгребались с домашними заданиями.

— А ты соскучился, да? — съязвил подрывник, выуживая из сумки свои вчерашние наброски сочинения по трансфигурации.

Наруто картинно изобразил рвотный позыв. Закатив глаза, Дейдара с ногами забрался на подоконник и принялся раскладывать вокруг себя книги.

— Над чем работаете, мм? — поинтересовался он, чтобы поддержать беседу.

— Во, гляди, — Наруто с неожиданной охотой протянул ему рисунок чего-то, напоминавшего ветку, но только без листьев, зато с руками, ногами и лицом.

— И что за оно?

— Лукотрус, — почти с гордостью объявил Наруто. — На уходе за магическими существами сегодня разбирали, даттебаё.

Порассматривав немного рисунок, Дейдара заглянул в книгу, из которой парень его копировал.

— Ты, главное, подписать не забудь, — сказал он, возвращая набросок автору, — а то препод, боюсь, зверька не признает, мм.

— Нашёлся тут критик, — проворчал Наруто, разглаживая лист на столе. — Сам бы попробовал его нарисовать.

— А что, давай, — неожиданно для самого себя согласился Дейдара.

Наруто недоверчиво посмотрел на него.

— Ты что, серьёзно, даттебаё?

— Ага, — с энтузиазмом кивнул Дейдара, забирая у него книгу и извлекая из сумки чистый лист пергамента. — Не боись, будет у тебя не лукотрус, а загляденье, да.

— Ты хорошо рисуешь?

— Ну, неплохо.

— Дейдара очень хорошо рисует, — подала голос, отрываясь от сочинения, Хината. Во время летних миссий он порой от скуки принимался делать наброски окружавших ландшафтов, и девушке они очень нравились.

— Спасибо, — улыбнулся ей подрывник. — Если хочешь, давай и тебе лукотруса нарисую.

— Буду очень признательна, — сказала Хината с явным облегчением. — Только вот у тебя ведь и свои задания есть…

— Всё нормально, справлюсь, — заверил Дейдара и принялся за рисунок.

— Я слышал, у твоего курса сегодня зелья Сасори вёл, — сказал Наруто, задумчиво наблюдая за движением карандаша.

— И что говорят об этом школьные сплетни, мм?

— Что «это жесть», «на занятиях будет тяжело», «препод суровый, но от него достаётся и слизеринцам тоже».

— Ну, собственно, всё это правда, — кивнул Дейдара. — У вас уже была трансфигурация с Итачи?

— Ага, — отозвался Наруто, доставая из стопки учебников книгу по истории магии и со вздохом открывая её.

— Итачи-сан хороший преподаватель, — произнесла Хината, откладывая законченное сочинение в сторону. — Он хорошо объяснял и совершенно не злился, если у нас что-то не выходило, а, наоборот, помогал советом. Очень жаль, что он… — она осеклась, словно чуть не сказала лишнего, и отвернулась.

Дейдара оторвался от своего занятия.

— Что он — что? — спросил он, пристально глядя на девушку.

— Акацук, — ответил за подругу Наруто.

— Почему, мм?

— Да потому что лучше было бы, если бы он остался шиноби Конохи, даттебаё! — с удивительным жаром откликнулся парень.

Дейдара ничего не сказал. Он вновь склонился над рисунком, и длинная чёлка скрыла его лицо от взглядов Хинаты и Наруто. «Если бы Итачи остался шиноби Конохи… — подумал он. — Да уж, тогда бы всё было совсем по-другому».

Постепенно Общая гостиная стала пустеть. Дорисовав лукотрусов, Дейдара занялся и своими домашними заданиями, но вскоре понял, как ему лень, и решил пойти по простому пути; покинув на время Наруто и Хинату, он подсел к корпевшим над своими сочинениями Анджелине и Алисии и в итоге уговорил их дать списать.

— Это первый и последний раз, — пригрозила Алисия, отдавая парню свою только что законченную работу по заклинаниям.

— Ну разумеется, — очаровательно улыбнулся ей подрывник, в своих мыслях довольно потирая руки.

— Расскажи какой-нибудь свой сон, — потребовал Наруто, когда Дейдара вернулся к их столу.

— На кой тебе? — не понял он.

— Прорицания, — Наруто помахал перед ним тетрадкой. — Месячный дневник снов.

— А я-то тут при чём, мм?

— Мне его как-то заполнять нужно, а я сны почти не запоминаю даттебаё.

— А придумать не вариант?

— Придумать? — Наруто пару секунд похлопал глазами, а затем радостно воскликнул: — Слушай, а точно! — он схватил перо и обмакнул его в чернила. — Давай, первое слово, которое пришло на ум.

— Лисёнок, — ехидно проговорил Дейдара.

Парень цыкнул, но записал.

— Хината?

— Да? — девушка подняла голову от очередной работы.

— Скажи любое слово, даттебаё.

— Я… я не знаю, Наруто-кун…

— Пусть будет «Наруто-кун», — с умным видом рассудил Дейдара.

— Эм, ну ладно, — Наруто вновь сделал пометку в своём дневнике.

Дейдара коварно оскалился.

— Знаю ещё три слова, мм, — он наклонился к джинчурики и тихо сказал, глядя ему в глаза: — Побит, захвачен, запечатан.

— Иди нахрен! — разозлился Наруто и попробовал ударить подрывника, но тот проворно увернулся.

— Наруто-кун, Дейдара, пожалуйста, перестаньте, — обеспокоенно попросила Хината. От одного взгляда на неё драться как-то сразу расхотелось, и парни вернулись каждый к своей домашке.

Вновь взявшись за перо, Дейдара вдруг подумал, как всё это странно должно выглядеть со стороны: он, нукенин Акацуки, прилежно списывает работу по заклинаниям, а незадолго до того закончил рисовать какую-то магическую тварь для джинчурики Кьюби и коноховской куноичи. Что бы сказали товарищи, если бы увидели его сейчас? Перед мысленным взором тут же возник Хидан, как всегда отвратительно скалящийся, не способный удержаться от тупой подколки: «О, Дейдара-чан, да ты прям отличница, Джашин тебя дери! Слышь, а кукольник тебя на приватные дополнительные оставляет? Нет? А, понял: тебе его предмет не нравится! Сто пудово, Дей-чан, тебе больше по вкусу работать с палочкой у Итачи!..» Да, Хидан бы непременно сказал что-нибудь в этом духе. Дейдара тихо заскрежетал зубами.

— Ладно, сойдёт, — пробормотал Наруто, чуть отодвигая от себя тетрадку, чтобы со стороны взглянуть на своё произведение. — Прошлой ночью мне снилась лиса, грызшая бамбук, а я гонялся за ней с палкой, даттебаё.

Дейдара хотел уже было съязвить, но в последний момент передумал.

— Интересно, что, по мнению прорицателей, это может означать, мм.

Наруто подозрительно покосился на подрывника, явно стараясь определить, не насмехается ли он, но в конце концов решил, что ничего обидного не прозвучало, и кивнул.

— Вот в понедельник и узнаю, даттебаё, — сообщил он, вставая. — Ладно, с меня на сегодня хватит. Я спать.

— Я, наверное, тоже пойду, — сказала Хината, когда Наруто удалился. Отложив в сторону учебники, она ненадолго откинулась на спинку кресла и потёрла глаза.

— Ты бы поменьше напрягалась, — заметил Дейдара. — Только второй день учёбы, а ты уже из-за книжек не вылазишь.

— Но нам надо учиться, — возразила она.

Дейдара демонстративно фыркнул. Пожав плечами, Хината поднялась с места и стала убирать свои вещи в сумку.

— Какие у тебя планы на ночь, мм? — спросил Дейдара, когда она уже собралась уйти.

Хината вмиг смутилась.

— Говори потише! — шёпотом взмолилась она, быстро оглядевшись по сторонам, чтобы убедиться, что никто их не слышит.

— С чего бы это? — хитро усмехнулся Дейдара; он подцепил пальцем лямку сумки девушки, которую та уже закинула на плечо, и потянул её на себя, заставляя Хинату наклониться к нему. — Как насчёт повторить вчерашнее, мм?

— Я… я не знаю… — пробормотала она, заливаясь краской, но, встретившись с ним взглядом, сдалась. — Х-хорошо.

— Отлично, — кивнул Дейдара, отпуская её. — Тогда в два.

— В два, — чуть слышно повторила Хината и поспешила скрыться в спальне.

Когда Дейдара проснулся, было темно; целый день лил дождь, но теперь стука капель по крыше слышно не было, и это радовало. Выбравшись из-под одеяла, Дейдара прислушался, убедился, что его соседи крепко спят, быстро оделся и, открыв окно, выскользнул наружу, в ночную промозглую сырость.

Как он и предполагал, ливень стих, но стены и крыши замка всё ещё были мокрыми, когда Дейдара пробирался по ним. Не более пяти минут понадобилось парню, чтобы добраться до небольшой ровной площадки кровли в средней части замка. Остановившись на краю парапета, он посмотрел вниз, на залитый светом пробившейся сквозь тучи луны внутренний двор, пустой и тёмный, как и большая часть Хогвартса ночью. Некоторое время подрывник провёл в одиночестве, но затем он услышал движение, и секунду спустя на крышу запрыгнула Хината.

— Иди сюда, — Дейдара поманил девушку к себе, и та, приблизившись, остановилась рядом с ним. — Смотри, — он обвёл рукой окружавшие их стены и башни Хогвартса и начинавшиеся за ними просторы. — Ночь, луна, мы вдвоём на крыше, и весь мир у наших ног… Кто-то бы сказал, что это очень романтично, мм.

Хината смутилась и отвела взгляд.

— Давай просто поскорее начнём, — проговорила она.

— Как скажешь, — пожал плечами Дейдара и отразил её первый удар.

Резко отскочив в сторону, Хината приняла боевую стойку своего клана. Скользнув быстрым взглядом по этой отточенной, доведённой до автоматизма позе, Дейдара напал сам, нанося удары то с одной, то с другой стороны, но Хината отбивалась от его несильных атак безо всякого труда и вскоре перешла в наступление, стараясь оттеснить противника к стене, загнать его в угол. Но Дейдара разгадал её намерение и прежде, чем отступать стало бы некуда, перепрыгнул на другую крышу и занял удобную позицию, а когда куноичи догнала его и замахнулась для нового удара, ловко перехватил её руку и оттолкнул Хинату в сторону. Каким-то чудом она сохранила равновесие и, когда Дейдара напал, была снова готова к бою.

Теперь они уже не смогли бы сказать, чьей именно идеей было заниматься тайдзюцу. Она родилась как-то сама собой, и шиноби ещё со времени летних совместных миссий стали иногда, втайне ото всех, тренироваться вместе. Никогда не отличавшийся любовью к ближнему бою Дейдара был искренне убеждён, что лучшего спарринг-партнёра ему не найти — специализацией клана Хьюга было как раз тайдзюцу, и техникой Лёгкого Касания Хината владела весьма хорошо. К тому же, с её стороны можно было не ожидать потом язвительных замечаний и подколок.

Так, перепрыгивая с крыши на крышу, то тесня противника, то отступая, шиноби сражались довольно долго, не обращая внимания на осенний холод ночи и вскоре начавшуюся мелкую морось. Остановились они лишь когда небо разразилось полноценным дождём, быстро намочившим одежду.

— Давай закончим, мм, — предложил Дейдара, отбрасывая с лица промокшую чёлку.

— Да, — согласилась Хината; дыхание её сбилось, но выглядела куноичи довольной.

Оценивающе взглянув на неё, нукенин достал из кармана толстовки кусочек уже пропитанной чакрой глины, быстро слепил птичку и, сложив печати, увеличил её. Шиноби запрыгнули на птицу, и она, взмыв вверх, перенесла их на площадку Астрономический башни — самой высокой из башен Хогвартса. Там, под крышей, среди телескопов, недавние противники устроились на отдых, переводя дыхание.

— Ну и погодка, — протянул Дейдара, вглядываясь в пелену дождя. — Какая тренировка, тут даже просто на улицу выходить не хочется, мм.

— Действительно, — Хината зябко поёжилась и спрятала кисти рук в длинных рукавах свитера. — А у нас после обеда занятия по уходу за магическими существами на улице…

— Да забудь ты об уроках хоть ненадолго, — проворчал Дейдара, недовольно косясь на неё.

— Прости.

— И хватит уже за всё извиняться, мм.

— Про… Хорошо, Дейдара.

Он кивнул и вновь перевёл взгляд на смутно видневшиеся вдали очертания гор.

— Когда мы вечером говорили об Итачи, — произнёс он, — что ты на самом деле имела в виду, когда сказала, что тебе очень жаль?

Грустно вздохнув, Хината обняла колени и опустила на них подбородок.

— Наруто-кун рассказал нам о том, что вы с ним услышали во время каникул, — тихо призналась она. — И мне жаль, что Итачи-сан болен так сильно.

— Ты просто нечто, — усмехнулся Дейдара. — Тебе жаль Акацука, одного из самых разыскиваемых нукенинов Конохи.

— Я просто… — чувствовалось, что Хинате очень неловко, но она справилась с собой и продолжила говорить: — Просто всё время, что мы здесь, Итачи-сан ничего плохого нам не делал, даже Наруто-куну, которого, насколько я знаю, должен захватить, и как шиноби он очень талантлив… Мне кажется несправедливым, что такой человек, как он, умирает от болезни.

— Да уж, жаль.

Хината подняла на него немного удивлённый взгляд.

— Дейдара, можно личный вопрос?

— Ну давай, мм, — отозвался подрывник, заинтригованный.

— Скажи, вы с Итачи-саном помирились?

— Ну, не то чтобы мы с ним прямо так уж и ссорились, хм… — протянул Дейдара, но затем иронично добавил: — По крайней мере, он со мной.

— Но в начале лета ты даже находиться рядом с ним спокойно не мог, — не сдавалась Хината, — а сейчас…

Дейдара вздохнул.

— Всё очень сложно, — честно сказал он. — Уж прости, рассказать не могу.

Некоторое время они сидели в молчании.

— Раз на то пошло, у меня есть к тебе просьба, мм.

— Какая?

— Устрой мне встречу с Сакурой.

— Встречу? — удивилась Хината.

— Мне нужно поговорить с ней, — сказал Дейдара серьёзно. — Если я сам попрошу об этом, она наверняка пошлёт меня куда подальше, а вот тебе не откажет.

— Хорошо, я попрошу её, — кивнула девушка, всё ещё озадаченно глядя на него.

— Не подумай, ничего такого, — хмыкнул Дейдара. — На самом деле я хочу поговорить со всеми вами троими.

— Тогда, может быть, завтра после уроков? — предложила Хината. — В библиотеке.

— Да, это подойдёт, мм, — Дейдара встал и потянулся. — Надо, наверное, возвращаться, рассвет скоро.

— Действительно, — согласилась Хината и вслед за ним запрыгнула на спину глиняной птицы.

Весь следующий день Дейдара только и думал, что о предстоявшем вечером разговоре. В обед Хината сообщила ему, что договорилась с Сакурой, и всё занятие по защите от Тёмных искусств парень старался заставить молчать свою гордость, продолжавшую яро противиться задуманному им. Однако Дейдара понимал, что сделать это надо, поэтому, дождавшись, когда коноховцы закончат ужинать и выйдут из Большого зала, покинул весёлую компанию близнецов и Ли и последовал за ребятами.

Он нашёл их в самом дальнем углу библиотеки; расположившись за небольшим столом, шиноби обложились учебниками и старательно делали вид, что занимаются, однако Дейдара видел, с каким нетерпением они ждут его.

— Что за секретность? — первым делом спросила, стоило ему подойти, Сакура; выглядела она уставшей, явно проводила за учёбой времени даже больше, чем Хината. — Если это касается нашей миссии…

— Не касается, мм, — покачал головой Дейдара, усаживаясь напротив неё. — Сразу хочу вам сказать: то, что я делаю сейчас, происходит за спинами моих товарищей. Думаю, вы понимаете, что только крайняя необходимость могла заставить меня пойти на такое, потому что в случае раскрытия этого секрета последствия для меня будут весьма неприятными.

— В чём дело, даттебаё? — нахмурившись, спросил Наруто.

Дейдара серьёзно посмотрел на него.

— В Итачи.

— А что с ним? — осведомилась Сакура с таким невинным видом, словно была совсем не при делах, и это разозлило парня.

— Да ничего страшного, — с издёвкой отозвался он. — Ну, кроме того малюсенького факта, что он умирает, о чём вы, по-моему, и сами знаете.

— Знаем, — прохладно подтвердила Сакура. — Но я по-прежнему не понимаю, при чём здесь мы.

Взяв себя в руки, Дейдара сделал глубокий вдох и, задавив остатки гордости, сказал:

— Мне нужна ваша помощь.

На миг ему показалось, что Хината одобрительно улыбнулась. Наруто удивлённо вскинул брови. Сакура прищурилась.

— Помощь какого рода тебе нужна?

— Угадай с трёх раз, — буркнул Дейдара, с каждой минутой всё больше понимая, почему его напарник так эту девчонку недолюбливает. — Итачи спасать надо, да.

— А я думал, что твой напарник его лечит, — заметил Наруто, задумчиво почёсывая затылок.

— Сасори-но-Данна не медик, — покачал головой Дейдара. — Его препараты поддерживают Итачи, но полностью вылечить не могут.

— И ты хочешь, чтобы этим занялась я? — прямо спросила Сакура.

— Да.

Она хмыкнула.

— Знаешь, в такие моменты обычно спрашивают: «А какая мне от этого выгода?»

— Как насчёт возможности вернуться домой, мм? — Дейдара подался чуть вперёд, понизил голос, стараясь говорить как можно убедительней. — Итачи — наш ключ к той пространственной технике, мы все так считаем. Так что было бы не очень умно позволить нашему ключику загнуться, да.

— Но в таком случае больше выиграют Акацуки, — резко возразила Сакура. — А давать вам преимущество я не собираюсь.

— Сакура-чан, — Наруто сконфузился, словно слова подруги его сильно смущали, — мы же уже…

— Я вот чего не понимаю, — перебила его Сакура, пристально глядя на подрывника. — Когда мы только попали сюда, было видно, что ты Итачи люто ненавидишь, а сейчас из кожи вон лезешь, только бы ему помочь. Что изменилось?

— Я не собираюсь перед тобой отчитываться, — процедил Дейдара. — Есть причины, но тебя они не касаются, мм.

— А может, это уловка? — продолжала наседать Сакура, тоже наклоняясь вперёд. — Может, ты просто пытаешься втереться к нам в доверие, выведать все наши секреты, чтобы потом вместе с напарником напасть на нас и захватить Наруто?..

— Сакура, — негромко вмешалась Хината, до того молча слушавшая разговор. — Я знаю, почему Дейдара старается помочь Итачи-сану.

Товарищи в удивлении уставились на неё.

— Знаешь? — переспросил Наруто, удивлённо хлопая глазами. — Откуда, даттебаё?

— Я сам ей рассказал, — ответил Дейдара по возможности спокойно, стараясь ничем не выдать того, что сам шокирован заступничеством Хинаты не меньше, чем коноховцы.

Недоверчиво взглянув на него, Сакура повернулась к подруге.

— Ну и почему же? — осведомилась она.

— Прости, — проговорила Хината, — я не могу сказать: я пообещала.

— Пообещала нукенину?

— Да, — кивнула Хината, и в её голосе засквозил неожиданный вызов. — Я понимаю, Сакура, что тебе нелегко доверять Акацукам, но я… мне тоже сначала было страшно и трудно, но я решила для себя, что, пока мы здесь, для меня не будет разницы, нукенины они или нет.

— Чтобы выжить — сплотитесь, — повторил Наруто глубоко запавшие ему в душу слова Распределяющей шляпы. — Я согласен с Хинатой, даттебаё, — объявил он, поворачиваясь к подруге. — Мы все — шиноби и должны помогать друг другу. К тому же Итачи, он…

— Он не Саске, Наруто, — тихо сказала Сакура.

— Знаю, — медленно кивнул он, — но я всё равно думаю, что надо ему помочь.

Сакура тяжело вздохнула — и Дейдара вдруг понял, откуда её столь ярое сопротивление. «Да она же влюблена в младшего Учиху! — подумал он. — Она ненавидит Итачи за то, что он с братом сделал, и уверена, что только из-за него Саске из Конохи ушёл!»

— Раз всё так плохо, — тихо произнесла Сакура, — почему бы ему самому не обратиться ко мне за помощью?

— Шутишь, что ли? — фыркнул Дейдара. — Да для Учих о помощи попросить кого-то — смертельный номер.

— Но Сасори попросил, — заметил Наруто.

— От крайней нужды.

— Ну и как вы предлагаете мне лечить его, если он сам этого не хочет? — осведомилась Сакура.

— Ты, главное, разберись, чем он болен, мм, — сказал Дейдара. — В крайнем случае, скрутим его и будем лечить в принудительном порядке.

— Шикарный план, — съязвила она. — Скрутить Учиху Итачи — это, конечно, плёвое дело.

— Но нас же четверо, — пожал плечами Дейдара. — Нас ведь четверо, да? — спохватившись, уточнил он.

— Я с вами, даттебаё, — заявил Наруто со всей серьёзностью, на которую был способен.

— Я тоже, — сказала Хината.

— Тогда хорошо, — кивнула Сакура и заговорила деловым тоном: — Для начала, мне понадобятся все записи Сасори относительно того, как, чем и как долго он лечил Итачи.

— Вот эти? — Дейдара достал из сумки, стоявшей у его ног, пачку фотографий и передал их куноичи.

Было видно, что Сакура удивлена, но она всё равно приняла снимки и стала их просматривать.

— Что там? — спросил Наруто, заглядывая через плечо подруги.

— Это как раз то, что нужно, — проговорила Сакура, подняв взгляд на подрывника. — Откуда они у тебя? Сасори всегда так хорошо всё прячет…

— Ну, я слишком долго пробыл его напарником, чтобы не знать, где и что в его вещах искать, мм, — отозвался Дейдара, довольный собой. — Я ещё летом отснял их, предполагал, что рано или поздно пригодятся. Всё-таки Сасори-но-Данна сам говорил мне не ввязываться в игру, не имея на руках козырных карт.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 97 | Добавлено: 2016-10-30
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]