Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Наруто vs Саск...
Написал: Эспада
Дата: 2024-05-19
Ответов в теме: 10
Тема: Сильнейший улу...
Написал: Four-to-Eight
Дата: 2024-05-19
Ответов в теме: 9
Тема: Обсуждение ман...
Написал: goodday
Дата: 2024-05-19
Ответов в теме: 6213
Статистика

В деревне: 247
Учеников: 237
Шиноби: 10

Star4e, Saspect, god_death, deadman, Kinzi_Ninomiya, MuLLlyTka, StillWater, Relizz, Ablay, Akira_arai

Два мира. Арка 3. Глава 3. Часть 1

Наруто проснулся рано, ещё затемно. Поворочавшись немного, прислушиваясь к сонному дыханию соседей, он всё-таки сел на кровати и раздвинул полог, понимая, что ему уже не заснуть. Взяв со стула свою школьную форму (строгие чёрные брюки, белую рубашку и чёрную мантию, на которую за ночь кто-то нашил эмблему Гриффиндора), Наруто быстро оделся и даже пару раз провёл расчёской по волосам, но больше для галочки, так как прекрасно знал, что вечный шухер на голове не исправить никакими средствами.

Чуть поколебавшись, Наруто потянулся к висевшей на спинке стула длинной полоске ало-золотой ткани; ещё на площади Гриммо его просвещали, что эта штука называется «галстук» и что носится она на шее. Шиноби она, однако, больше напоминала удавку, и относился он к данному предмету гардероба с определённой опаской, но всё равно решил попытать счастья и принялся за дело. Минуту спустя петля была завязана; хотя высота узла в галстуке не регулировалась совершенно, Наруто всё равно счёл первую попытку вполне сносной и, довольный собой, выскользнул из комнаты.

В Общей гостиной, разумеется, в такое время не было ни души. Пройдя через неё, Наруто толкнул портрет, загораживавший выход, и выбрался в коридор.

— Куда в такую рань? — сонным голосом осведомилась изображённая на картине женщина — Полная Дама, как называли её гриффиндорцы.

— А, ну это… — протянул Наруто, смущённо почёсывая затылок, испытывая страшную неловкость оттого, что отчитывается перед портретом. — Прогуляться, даттебаё!

— Ну иди, иди, — кивнула Дама, вновь закрыла глаза и склонила голову на грудь.

Наруто не заставил просить себя дважды и быстро зашагал по коридору. Дойдя до развилки, он не задумываясь повернул налево, прошёл немного, спустился на этаж ниже по лестнице, снова прошёл, завернул за какой-то угол, а потом совершенно перестал следить за дорогой, предоставляя ногам нести его, куда вздумается.

Как ни старался Наруто не думать о плохом, мрачные мысли так и лезли в голову. Накануне вечером он стал свидетелем довольно неприятной сцены: когда они с Роном вошли в спальню пятикурсников, застали Симуса и Гарри орущими друг на друга. Дин и ещё один мальчик, Невилл Долгопупс, пытались разнять их, но потребовалось вмешательство старосты, чтобы угомонить спорщиков.

Не то чтобы Наруто не ожидал этого (он сам видел статьи в «Ежедневном пророке», написанные по заказу Министерства, выставлявшие Гарри лгуном, а Альбуса — выжившим из ума стариком), но всё-таки столкнуться с расколом в рядах студентов в первый же свой день в школе было удовольствием, мягко говоря, ниже среднего. Парню отчаянно хотелось поведать всем правду, убедить сомневающихся, что Волан-де-Морт действительно вернулся, однако он знал, что не может это сделать, не нарушая данного Сакуре обещания не конфликтовать с Амбридж — министерской ставленницей.

В задумчивости Наруто проблуждал по школе часов до восьми утра. К этому времени замок постепенно начал просыпаться, и группы школьников потянулись на завтрак. Незаметно пристроившись за одной из таких группок, Наруто в скором времени без приключений добрался до Большого зала. Было всё ещё довольно рано, и немногие студенты спустились на завтрак, но Сакура и Хината уже сидели вместе за гриффиндорским столом и о чём-то вполголоса разговаривали. Подойдя ближе, Наруто забеспокоился: вид у Хинаты был откровенно печальный, а у Сакуры — взволнованный.

— Привет, — поздоровался он, усаживаясь напротив подруг. — Что случилось?

— Хинате вчера довелось выслушать не слишком приятные вещи, — отозвалась Сакура.

Наруто нахмурился.

— Тебя кто-то обижал, Хината?

— Нет, — покачала головой она. — Я вчера случайно услышала разговор соседок по комнате… — она вздохнула и опустила глаза.

— В общем, они считают, что Гарри и Альбус-сан врут, — закончила за неё Сакура.

— Симус, наш одноклассник, тоже не верит, — сказал Наруто. — Они с Гарри чуть не подрались из-за этого, даттебаё.

Сакура обвела взглядом зал.

— Похоже, почти вся школа придерживается позиции Министерства.

— И это крайне скверно для нас, мм, — заметил Дейдара, устраиваясь рядом с Наруто. — Проблематично защищать людей от того, во что они не верят.

— Это да, — согласился Наруто.

— Что будем делать? — спросила Сакура.

— Ну, генплана пока нет, — пожал плечами Дейдара, накладывая себе овсянку. — Но Сасори-но-Данна очень настоятельно просил не предпринимать никаких поспешных действий.

— Ты уже сегодня говорил с ним? — удивилась Сакура, покосившись на преподавательский стол; нукенинов там не было.

— Перекинулся парой слов, мм, — отозвался Дейдара. — Он сказал, что нужно сначала как следует изучить школу и найти слабые места в защите.

— Это само собой, — согласилась она. — Ну тогда…

— Сакура! — к шиноби подошла, дружелюбно улыбаясь, староста Когтеврана, провожавшая Харуно в гостиную накануне. — Там профессор Флитвик раздаёт расписания.

— Уже иду, — Сакура встала со скамейки. — Кстати, ребята, это Падма Патил.

— Очень приятно, даттебаё.

— Взаимно, — снова улыбнулась Падма. — Между прочим, на Гриффиндоре учится моя сестра-близнец, Парвати.

— Да, я уже с ней познакомилась, — сказала Хината.

— Думаю, вы поладите, — уверенно заявила Падма. — Ты только поосторожнее с её подругой, Лавандой — она жуткая сплетница… Ладно, нам пора.

— Потом ещё увидимся, — махнув товарищам напоследок, Сакура удалилась.

— Эх… — протянул Наруто, принимаясь за яичницу с беконом. — Как же жаль, что Сакура-чан не с нами.

— Лично меня всё устраивает, — хмыкнул Дейдара. — А ты, — он повернулся ко всё ещё грустной Хинате и, напустив на себя строгий вид, указал на неё ложкой, — прекращай уже каждую мелочь принимать близко к сердцу. Ну думают люди плохо о Гарри Поттере, тебе-то что с того, мм?

Хината смутилась.

— Просто…

— Знаю я твоё «просто», — перебил её Дейдара. — Не забывай, что в наш контракт входит только защита Хогвартса, а не разгребание его внутренних проблем, мм.

— Мы не можем наплевать на это, даттебаё! — горячо возразил Наруто, но потом добавил уже тише: — Но кое в чём он прав, Хината: не давай этому так задевать тебя.

— Постараюсь, — кивнула Хината, цвет лица которой очень подходил сейчас под гриффиндорскую эмблему со львом.

— Доброе утро, — раздался у Наруто за спиной голос Минервы (профессора МакГонагалл, надо привыкать).

— Доброе! — заулыбался парень, оборачиваясь к ней.

Декан обвела его критическим взглядом.

— Вам стоило бы попросить кого-нибудь нормально завязать вам галстук, мистер Узумаки, — заметила она, а затем протянула каждому шиноби по листу пергамента. — Это ваши расписания на неделю. Я сделала для вас краткие пометки, где находится тот или иной кабинет, но лучше всё же первое время ходите на занятия вместе с однокурсниками.

— Не волнуйтесь, профессор, не потеряемся, мм, — довольно-таки беспечно отозвался Дейдара.

— А я волнуюсь, мистер Тсукури, — сказала профессор МакГонагалл. — Лично за вами, между прочим, меня попросили следить особенно пристально.

— Даже не буду спрашивать, кто, — буркнул подрывник.

Она чуть приметно улыбнулась.

— Так вы меня поняли?

— Понял, да.

— Хорошо. И кстати, снимите перчатки, они в школьную форму не входят.

— Снимите перчатки, — передразнил её Дейдара, когда Минерва отошла. — Правильно, лучше пускай первогодки при виде моих рук в обморок грохаются, мм.

— Но она же не знает, — покачала головой Хината. — Ты бы придумал причину, почему тебе надо обязательно их носить…

Пока они обсуждали перчатки подрывника, Наруто опустил взгляд на расписание.

— У нас сегодня первая история магии, — проговорил он, нервно сглотнув.

— А, это та, которую призрак ведёт? — оживился Дейдара, тоже заглядывая в его лист пергамента. — Так, потом пара зелий, а после обеда прорицания и сдвоенная защита от Тёмных искусств… Шикарный у вас первый день, мм.

— Только у меня вместо прорицания изучение древних рун, — негромко сказала Хината, просматривая своё расписание. Прорицания и руны, как и нумерология, и уход за магическими существами, и изучение маглов, были в Хогвартсе курсами по выбору. Когда летом была озвучена необходимость принять решение относительно посещения этих предметов, Наруто, чтобы не мучиться, просто записался туда же, куда уже ходили Рон и Гарри. — А что у тебя, Дейдара?

— У меня сейчас травология, за ней сдвоенные заклинания, хм… а потом трансфигурация, — протянул подрывник, не выглядевший особо счастливым. — Дебютное выступление профессора Учихи.

— Хотел бы посмотреть, — ухмыльнулся Наруто.

— Это уж всяко лучше, чем зелья, да, — уверенно заявил Дейдара и поднялся. — Сасори-но-Данна не упустит шанс поиздеваться.

— Пусть только попробует, даттебаё!

— А он не попробует, он сделает, — фыркнул Дейдара, закидывая на плечо сумку. — Уж поверь моему опыту.

Когда он ушёл, Хината достала из своей сумки какую-то книжку и аккуратно убрала в неё расписание. Наблюдая за подругой, Наруто вдруг понял, что, задумавшись, забыл сделать с утра.

— Блин! — воскликнул он, так резко вскочив со скамейки, что Хината вздрогнула. — Я сумку забыл взять… Так, Хината, встретимся на уроке, — и он пулей вылетел из зала, провожаемый удивлёнными взглядами школьников.

До портрета Полной Дамы он добрался без происшествий.

— Пароль?

— Э-э… — протянул Наруто. Накануне Гермиона называла специальные слова для входа в башню, но он, глазея по сторонам, умудрился пропустить их мимо ушей. «Надо бы повнимательнее в следующий раз, — мысленно сказал он себе. — Мы же на миссии, в конце концов».

— Без пароля нельзя, — строго сказала Дама.

— Что, вообще никак? — жалобно спросил Наруто — вдруг прокатит?

— Вообще никак.

Насупившись, парень развернулся и потопал прочь, ругая дотошный портрет и собственную невнимательность. Повернув за угол, он вдруг увидел открытое окно — и расплылся в хитрой улыбке.

Если бы кому-нибудь из студентов или преподавателей пришло в голову в этот час поразглядывать из окна башню Гриффиндора, они бы стали свидетелями весьма странной картины: под проливным дождём прямо по вертикальной стене бежал, ничуть, похоже, не смущённый тем, что движется по оси, строго перпендикулярной земле, один из иностранных студентов.

Добравшись до окна своей спальни, Наруто извлёк из прикреплённого к предплечью чехла, надёжно скрытого широкими рукавами мантии, кунай и осторожно просунул лезвие в щель между ставнями. Поводив им немного вверх-вниз, Наруто поддел крючок и в следующую секунду уже забрался через открытое окно в комнату; довольно ухмыльнувшись, парень принялся собирать необходимые для уроков вещи в сумку. Это маленькое приключение с утра пораньше значительно подняло настроение, и он всё ещё улыбался, когда входил четверть часа спустя в кабинет истории магии. Когда Наруто сел рядом, Хината удивлённо посмотрела на его мокрую мантию, но ничего не сказала.

Как и предупреждал накануне Рон, история магии оказалась самым скучным уроком на свете. Профессор Бинс, выплыв прямо из доски, тут же начал что-то бубнить о войнах с великанами; его голос усыплял настолько, что буквально десять минут спустя весь класс (кроме, разумеется, Гермионы) уже не слушал преподавателя, а занимался кто чем хотел. Наруто видел, как на задней парте Гарри и Рон во что-то играют на клочке пергамента под периодическими испепеляющими взглядами Гермионы. Красивая смуглая девушка — близнец Падмы Патил (её зовут Парвати, кажется), о чём-то негромко говорила со светловолосой соседкой, и обе то и дело принимались хихикать. Симус направил в окно взгляд то ли философски-задумчивый, то ли отстранённо-пофигистический, а сидевший рядом с ним Дин листал учебник по зельеварению, без особого, впрочем, интереса. Сам Наруто, поначалу с опаской поглядывавший на просвечивавшего насквозь профессора, вскоре уже забил на него и, положив на парту голову, предавался воспоминаниям о беспечных деньках зелёной юности, прошедших в стенах коноховской Академии шиноби.

Звонок, возвещавший конец занятия, заставил всех вздохнуть с несказанным облегчением. Дав классу домашнее задание (письменную работу в полтора фута длиной о войнах с великанами), профессор Бинс неспешно уплыл обратно в доску, и школьники поспешили прочь из аудитории.

— Кошмар, даттебаё… — простонал Наруто, выходя в коридор. — Даже в Академии занятия были веселее, правда, Хината?

Ответа неожиданно не последовало, и он, обернувшись и покрутив по сторонам головой, заметил Хинату чуть поодаль в обществе Парвати и её светловолосой подруги — наверняка той самой Лаванды, о которой предупреждала Падма. Взяв Хинату под руки, девушки уже увлекали её по направлению к ведущей вниз лестнице, попутно о чём-то расспрашивая. Провожая взглядом подругу, Наруто на миг почувствовал себя брошенным, но тут его окликнул Дин, и вскоре уже парни направились в подземелья на урок зельеварения.

Почему-то с самой первой встречи с Северусом Снеггом, состоявшейся в больничном крыле Хогвартса уже, казалось, целую вечность назад, Наруто почувствовал, что с этим человеком у него дружбы не выйдет. Создавалось впечатление, что Северусу противно всё живое, а любой хоть чуточку шумный студент (особенно если на его мантии вышит золотой лев) вызывает у него сильнейшую неприязнь. Сам же предмет, поначалу вызывавший у Наруто определённый интерес из-за поистине невероятных свойств некоторых волшебных снадобий, резко ему разонравился после того, как Сакура углубилась в его изучение вместе с Сасори.

Вместе с другими гриффиндорцами Наруто шагнул в тёмный, холодный подземный кабинет и огляделся по сторонам; вдоль стен тянулись полки с расставленными на них флаконами и склянками, в дальнем углу виднелся большой шкаф, возле парт были установлены котлы. Атмосфера здесь царила, мягко говоря, негостеприимная, и Наруто подумалось, что для полноты картины не хватает только какой-нибудь затаившейся в углу твари, следящей за ними и готовящейся их сожрать.

Не успел Наруто занять место, в класс стали заходить другие студенты.

— Слизеринцы, — шепнул ему Дин, неприязненно косясь на ребят с серебристыми змеями на изумрудном фоне. — Снегг их декан и вечно их выгораживает, а нам зато достаётся по полной…

— Эй, новенький, — к их столу подошёл в сопровождении двух своих телохранителей Драко Малфой. — Я смотрю, ты всё-таки пренебрёг моим советом и решил якшаться со всяким сбродом.

— Отвали, Малфой, — угрожающе проговорил Симус, явно ещё не до конца остывший после вчерашней ссоры с Гарри.

— Я, кажется, не с тобой разговариваю, Финниган, — деланно лениво протянул Драко. — И вообще, ты бы повежливее, а то ведь и после уроков могу тебя оставить…

— Иди отсюда, даттебаё! — вскинулся Наруто; этот зазнайка с каждой минутой не нравился ему всё больше и больше.

Чувствуя закипающий гнев джинчурики, Кьюби в его подсознании тут же оживился.

«Я могу помочь тебе поставить пацана на место, — вкрадчиво проговорил он. — Одного хвоста вполне хватит…»

«Закройся», — буркнул Наруто.

Драко скользнул по шиноби презрительным взглядом и отошёл к своему месту. Обернувшись, Наруто увидел, что Хината, сидевшая между Парвати и Лавандой, не сводит с него беспокойного взгляда, и, хотя и немного через силу, успокаивающе улыбнулся подруге.

— Ты уже знаешь Малфоя? — удивлённо поинтересовался Дин, пока Симус сверлил недовольным взглядом белобрысый затылок Драко.

— В поезде познакомились, — отозвался Наруто. — Он всё рассказывал, что дружить надо только с чистокровками.

— Ничего нового, — фыркнул Симус. — Малфой всегда был…

Закончить ему не позволило появление профессора зелий.

— Успокаиваемся, — холодно произнёс Северус, закрывая за собой дверь. К своему немалому удовольствию, Сасори рядом с ним Наруто не увидел.

Быстро подойдя к столу, Снегг оглядел неподвижно замерший в безмолвии класс и продолжил:

— Прежде чем начать сегодняшний урок, я бы счёл уместным напомнить, что в июне вы будете держать серьёзный экзамен, который покажет, насколько вы усвоили науку изготовления и использования волшебных зелий. Хотя изрядную часть из вас, несомненно, составляют кретины, я всё же надеюсь, что вы худо-бедно заработаете за СОВ хотя бы «удовлетворительно». Иначе вам придётся столкнуться с моим… неудовольствием.

«Взгляд у него почти как у кукольника, даттебаё», — подумал Наруто, чувствуя, как по спине пробежали мурашки.

— По окончании пятого курса многие из вас, разумеется, перестанут у меня учиться, — говорил Северус. — По программе, нацеленной на подготовку к выпускным экзаменам, в моём классе будут заниматься только лучшие из лучших, остальным же придётся со мной распрощаться… Однако до приятной минуты расставания как-никак ещё год, причём год весьма непростой — не только из-за сложности зелий, изготовление которых вам предстоит освоить, но и потому что у вашего курса вести буду не только я, но и профессор Акасуна.

После этих слов школьники стали обмениваться удивлённым взглядами, не решаясь, впрочем, переговариваться.

— В вашей группе он будет вести занятия по четвергам, — продолжал тем временем Северус. — Сразу хочу предостеречь тех, кто уже успел обрадоваться, решив, что вам повезло: требования у профессора Акасуны не ниже моих. Кроме того, посещение его занятий обязательно для всех, ровно как и выполнение данных им заданий. Очень надеюсь, — он взглянул на Невилла, который тут же опустил глаза и заёрзал на стуле, — что вы не опозоритесь перед иностранным преподавателем, в противном случае последствия для вас будут весьма неприятные…

Он позволил своему голосу сойти на нет, но весь класс и так понял, что на занятиях у нового профессора стоит очень стараться, хотя бы чтобы не иметь проблем со старым.

— Итак,— Северус извлёк волшебную палочку, — теперь перейдём непосредственно к сегодняшнему занятию. Мы будем готовить зелье, которое часто входит в экзаменационные задания для пятикурсников. Это — Умиротворяющий бальзам, он помогает бороться с тревогой и снимать беспокойство. Ингредиенты и способ приготовления, — он взмахнул волшебной палочкой, — написаны на доске. Всё, что вам необходимо, находится в шкафу. В вашем распоряжении полтора часа. Приступайте.

Оставшееся до конца пары время Северус кружил по классу подобно хищной птице, выискивая себе жертву среди учеников. Впрочем, как и говорил Дин, влетало только гриффиндорцам; все ошибки и недочёты в работах слизеринцев, которых тоже было будь здоров сколько (чего стоит хотя бы варево одного из прихвостней Малфоя, Гойла, кажется, у которого из котла валили целые снопы ярких искр), напрочь их деканом игнорировались. Но всё же больше всех попало Невиллу — рассеянному и неуверенному в себе парню, до смерти боявшемуся профессора, — и Гарри, хотя никакой объективной причины для ненависти к нему со стороны Северуса Наруто в упор не видел.

Впрочем, он подозревал, что вскоре и сам войдёт в список наименее любимых студентов зельевара — его Умиротворяющий бальзам, вопреки инструкции, источал не серебристый, а сизовато-синий пар и пах свежевыпотрошенной рыбой. Хотя, конечно, стоило бы сделать скидку на то, что Наруто в принципе варил зелье впервые в жизни. И Северус, похоже, сделал; проходя мимо котла парня, он только тихо пренебрежительно фыркнул, но выговаривать не стал, а просто прошёл дальше, в конец аудитории, где с видимым наслаждением накинулся на Гарри.

Вволю поглумившись над ним, Северус с плохо скрываемым удовольствием уничтожил зелье парня и приказал остальным студентам сдать то, что у них получилось, на проверку. Наполняя ёмкость своим варевом (уже успевшим принять консистенцию желе), Наруто украдкой поглядывал через класс на Гарри; тот, кипя от гнева, запихивал свои вещи в сумку и вылетел из подземелья, едва прозвенел звонок.

— Жёстко он с ним, — проговорил Наруто.

— Снегг всегда так, — отозвался проходивший мимо Рон. — Ещё с первого курса.

— Тяжело ему, даттебаё.

— Нужно поскорее догнать Гарри, — с беспокойством сказала Гермиона. — Идём, Рон.

— Угу, — Рон быстро поставил на учительский стол колбу со своим зельем и поспешил за подругой. Наруто видел, каким насмешливым взглядом Северус проводил их, и непроизвольно крепче сжал длинную ложку.

— Наруто-кун, — позвала его Хината. — С тобой всё в порядке?

— Ну да, — быстро сказал он. — А что?

— Ты погнул ложку.

Опустив глаза на предмет в своей руке, Наруто с удивлением обнаружил, что и в самом деле сильно согнул металлическую ручку.

— Ой, я и не заметил, — он поспешно привёл ложку в нормальное состояние и, сдав свою работу на проверку, вышел из класса.

До Большого зала шиноби не проронили ни слова. Наруто злился на себя за то, что сам, вопреки собственным сегодняшним советам, так близко принимал происходящее с Гарри. Хината то и дело с беспокойством косилась на друга, а Кьюби тихо фыркал в ответ на самобичевание своего джинчурики.

У ведущих в зал дверей коноховцы заметили в толпе спешащих на обед школьников знакомые силуэты. Итачи и Сасори, отойдя чуть в сторону, разговаривали, причём если Учиха был как всегда серьёзен и спокоен, то кукловод выглядел весьма довольным чем-то. В его растрёпанных волосах блестели капли дождя, а мантия была насквозь мокрая — похоже, Сасори только что вернулся с улицы, где лило вовсю. Проходившие мимо студентки, особенно со старших курсов, кто в украдку, а кто в открытую, разглядывали беседующих нукенинов, причём некоторые при этом принимались переговариваться и хихикать.

— Чего все так пялятся на них, даттебаё? — подивился Наруто.

Хината почему-то смутилась.

— Ну… — пробормотала она и замолчала, но всё-таки под пристальным взглядом друга вынуждена была продолжить: — Некоторые девушки считают их… весьма привлекательными…

Наруто хмыкнул. Вдруг из зала на всех парах вылетел, на ходу закидывая на плечо сумку, Гарри. Пронесясь мимо Наруто и Хинаты и даже, похоже, не заметив их, парень чуть ли не побежал вверх по широкой мраморной лестнице, ведущей из холла на верхние этажи, перепрыгивая через две ступеньки.

— Похоже, у Рона и Гермионы не получилось его успокоить, — заметила Хината, провожая Гарри задумчивым взглядом.

Решение созрело у Наруто мгновенно.

— Пойду-ка я догоню его, — сказал он и тут же сорвался с места.

— А как же обед? — крикнула ему вслед Хината.

— Я не голодный! — обернувшись, бросил Наруто, взбегая вверх по лестнице.

Он шёл за Гарри до Северной башни, ничем не выдавая своего присутствия. Поднявшись по винтовой лестнице до самого верха, он оказался на площадке, где в одиночестве сидел Гарри. Не говоря ни слова, Наруто сел рядом с ним и прислонился спиной к стене.

— Ну что?

— В смысле: что? — проговорил Гарри, покосившись на него.

— Чего грустный такой? — Наруто повернул голову и в упор посмотрел на него.

— Ничего, — Гарри, наоборот, отвёл взгляд, а затем вздохнул. — Полшколы считает меня глупым врунишкой, охочим до славы. Снегг придирается, но в этом ничего нового. Да и Рон с Гермионой достали, всё время ругаются, по любому поводу.

— Но нельзя же из-за этого так психовать, даттебаё.

— Я не психую!.. — вскинулся Гарри, но тут же осёкся, видя, что противоречит собственным словам. — Ты не понимаешь, — буркнул он и отвернулся.

— Думаешь? — Наруто невесело усмехнулся. — Ну-ну…

Остаток перерыва они просидели в молчании. Разглядывая люк в потолке, на котором была приделана табличка: «Сивилла Трелони, профессор прорицания», Наруто думал о том, что ситуация, в которую теперь попал Гарри, отчасти напоминает его собственное детство, когда все в деревне остерегались его из-за запечатанного в нём Лиса и шептались у него за спиной.

«С этим надо что-то делать, — мысленно сказал себе Наруто. — Надо придумать, как помочь Гарри».

«Пустая трата сил и времени, — рыкнул в ответ Девятихвостый, мнения которого никто не спрашивал. — Хватит уже делать проблемы других своими».

«Эй, Кьюби, ты что, переживаешь за меня?» — съехидничал парень.

«Не говори ерунды, — фыркнул он. — Эх, хотел бы я себе джинчурики поумнее. Ты же — дурак, каких мало».

«Да иди ты», — сварливо отозвался Наруто, и бидзю, к его удивлению, замолчал.

Тут дверца люка над головами гриффиндорцев открылась, и из неё спустилась верёвочная лесенка, по которой Гарри поспешил забраться в класс. Немного помедлив, Наруто присоединился к нему.

Комната, в которую он попал, была по меньшей мере странной. В красноватом полумраке поблёскивали расставленные на опоясывавших круглые стены полках сферы с клубящимся внутри них белёсым туманом. Рядом с ними выстроились целые чайные сервизы, как попало валялись запыленные птичьи перья, огарки свечей, пухлые колоды потрёпанных карт и прочая ерунда, использовавшаяся для гаданий. Шторы на окнах были плотно задёрнуты, многочисленные лампы задрапированы тёмно-красным шёлком, а от камина исходил жар и незнакомый Наруто тяжёлый, дурманящий аромат. Пробравшись через хаотично заставленное небольшими круглыми столиками, разномастными креслами и пуфами пространство, Наруто занял место в дальнем конце класса и стал ждать однокурсников, которые появились буквально несколько минут спустя.

— Здравствуйте, — негромко сказала профессор Трелони, выплыв откуда-то из тёмного угла. — Добро пожаловать в новом учебном году на урок прорицаний. Все каникулы я, конечно, внимательно следила за вашими судьбами, и мне приятно видеть, что вы благополучно вернулись в Хогвартс — о чём я, разумеется, знала заранее, ровно как и о появлении в ваших рядах нового студента, — она повернулась к Наруто и уставилась на него сквозь стёкла своих огромных очков. — Скажите, молодой человек, доводилось ли вам в вашей старой школе сталкиваться с благородным искусством прорицания?

— Э-э… нет, — проговорил Наруто, почесав затылок.

— Что ж, тогда вдвойне приятно, что вы обратились к нему, прибыв в Хогвартс, — профессор Трелони кивнула ему и стала говорить теперь всему классу: — На столах перед вами лежат экземпляры «Оракула снов» Иниго Имаго. Толкование сновидений — важнейший способ заглянуть в будущее, и вполне вероятно, что ваше владение этим разделом ясновидения будет проверено на экзаменах по СОВ. Хотя, конечно же, я не считаю, что экзаменационные успехи или неудачи играют какую-либо роль — для тех, у кого есть Зрячее Око, оценки и аттестаты значат очень мало…

Глядя на неё, Наруто всё пытался определить, говорит она серьёзно или же просто делает вид. А профессор Трелони тем временем продолжала вещать потусторонним голосом:

— Откройте, пожалуйста, предисловие и прочтите, что Имаго пишет об искусстве толкования сновидений. Затем разбейтесь на пары и, пользуясь «Оракулом снов», попробуйте истолковать самые последние сновидения друг друга. Приступайте.

В общем, прорицание прошло для Наруто просто мимо. Когда все худо-бедно дочитали предисловие, оказалось, что непосредственно на толкование снов осталось от силы минут десять. Наруто работал в паре с Симусом, и тот принялся было описывать только что придуманный сон про матч по квиддичу, но, поняв, что Наруто не совсем понимает, что такое квиддич, стал горячо и в красках рассказывать об этом виде магического спорта. Они так увлеклись обсуждением, что чуть не прозевали конец занятия; когда же учительница возвестила, что домашним заданием будет месяц вести дневник сновидений, по классу прокатился тихий обречённый стон.

— Да они все просто с цепи сорвались! — громко возмущался Симус, когда гриффиндорцы спускались из Северной башни. — Нам уже задали две письменные работы и этот дурацкий дневник, а ещё понедельник не кончился!

— Но у нас ведь в этом году СОВ, — пожал плечами Невилл. — Наверное, все профессора теперь будут много задавать.

— Да уж, наверное, — согласился Наруто, про себя думая, что интересно было бы узнать, как прошёл первый урок семикурсников у Итачи.

Когда гриффиндорцы вошли в класс защиты от Тёмных искусств, профессор Амбридж уже ждала их, сидя за учительским столом. На ней была та же, что и на пиру прошлым вечером, пушистая розовая кофточка, а макушку увенчивал чёрный бархатный бант. Почему-то Наруто при взгляде на неё вспомнилась Гамакири, одна из жаб с горы Мьёбоку, которую Джирайя пару раз при нём призывал.

— Здравствуйте! — сказала профессор, когда все ученики заняли места.

Несколько человек пробормотали что-то в ответ, но это явно не устроило преподавательницу.

— Стоп-стоп-стоп, — покачала она головой. — Ну нет, друзья мои, это никуда не годится. Я бы просила вас отвечать так: «Здравствуйте, профессор Амбридж». Ещё раз, пожалуйста. Здравствуйте, учащиеся!

— Здравствуйте, профессор Амбридж!

— Вот и хорошо, — сладким голосом, от которого Наруто передёрнуло, пропела она. — Ведь совсем не трудно, правда? Волшебные палочки уберём, перья вынем.

Услышав это, многие обменялись угрюмыми взглядами. «Ничего интересного не будет», — с неудовольствием заключил Наруто и запихнул палочку в сумку.

Профессор Амбридж тем временем постучала волшебной палочкой по классной доске, где тут же возникли слова: «Защита от Тёмных искусств. Возвращение к основополагающим принципам».

— Отмечу для начала, что до сих пор ваше обучение этому предмету было довольно-таки отрывочным и фрагментарным. Не правда ли? — сказала Амбридж, повернувшись к классу лицом и сложив руки на животе. — Постоянно менялись учителя, и не все они считали нужным следовать какой-либо одобренной Министерством программе…

На этом месте мозг Наруто отключился. Дождь на улице вдруг несказанно заинтересовал парня, и от созерцания стремительно проносящихся за окном капель он оторвался только когда понял, что профессор Амбридж замолчала, а все студенты с прилежным видом уткнулись носами в учебники. Стараясь подавить желание зевнуть, Наруто последовал их примеру, хотя вскоре понял, что «Теорию защитной магии» читать даже скучнее, чем предисловие к «Оракулу снов» (кто бы мог подумать, что такое вообще возможно!). Несколько минут позалипав в страницу, он стал от нечего делать глазеть по сторонам — и тут заметил, что Гермиона не читает, как можно было бы от неё ожидать, а молча тянет вверх руку, пытаясь привлечь внимание профессора. Та, однако, смотрела в другую сторону с упорством, не оставлявшим сомнений, что она просто не хочет замечать студентку.

Впрочем, вскоре уже половина класса, уставшая от чтения нуднейшей главы, смотрела на Гермиону, и тогда Амбридж решила, что продолжать игнорировать её дальше было бы глупо.

— Вы хотите задать вопрос по поводу главы, милая моя? — спросила она Гермиону так, словно только что заметила её.

— Вопрос, но не по поводу главы.

— Видите ли, сейчас мы читаем. Все прочие неясности мы можем разрешить с вами в конце урока.

Но Гермиона не сдалась и решила идти до конца.

— Мне неясны цели вашего курса.

Профессор Амбридж вскинула брови.

— Ваше имя, будьте добры.

— Гермиона Грейнджер.

— Видите ли, мисс Грейнджер, цели курса, как мне кажется, должны быть совершенно понятны, если прочесть их внимательно, — нарочито ласковым голосом сказала Амбридж.

— Мне они непонятны, — отрезала Гермиона. — Там ничего не говорится об использовании защитных заклинаний.

Последовала короткая пауза. Наруто, пропустивший появление на доске записи с целями курса, теперь перечитывал их вместе с большей частью класса. «И точно, нет».

— Об использовании защитных заклинаний? — повторила Амбридж с мелким смешком. — Что-то я не могу представить себе ситуацию в этом классе, мисс Грейнджер, когда вам понадобилось бы прибегнуть к защитному заклинанию. Или вы думаете, что во время урока на вас кто-то может напасть?

— Мы что, не будем применять магию? — удивился Рон.

— На моих уроках желающие что-либо сказать поднимают руку, мистер…

— Уизли, — сказал Рон, выбрасывая руку в воздух.

Амбридж, чуть расширив улыбку, повернулась к нему спиной — и тут же Гарри, Гермиона и Наруто тоже вскинули руки. Скользнув взглядом по Гарри и Гермионе, профессор обратилась к Наруто:

— Что вам неясно, мистер Узумаки?

— Какой тогда смысл в защите от Тёмных искусств, если не применять заклинания? — поинтересовался он. Класс согласно зашумел.

— Полагаю, — ответила Амбридж со всё той же раздражающе-сладкой улыбкой, — в наших с вами школах занятия строятся несколько по разным принципам. Данная учебная программа была разработана нашим Министерством магии и направлена на то, чтобы учащиеся узнавали о защитных заклинаниях безопасным образом, безо всякого риска…

— А действительно, какой от этого толк? — громко спросил Гарри. — Если на нас нападут, то…

— Руку, мистер Поттер!

Гарри демонстративно выбросил вверх кулак. И опять Амбридж мгновенно отвернулась от него, но тут поднялось ещё несколько рук.

— Ваше имя, будьте добры, — обратилась она к Дину.

— Дин Томас.

— Итак, мистер Томас?

— Я согласен с Гарри, — заявил он. — Если на нас нападут, без риска не обойдётся.

— Я вынуждена повторить, — от её улыбки Наруто становилось уже тошно. — Вы что, ожидаете нападения во время моего урока?

— Нет, но…

— Я бы не хотела подвергать критике порядки, установленные в этой школе, — перебила его Амбридж, — но вы в этом классе испытали воздействие весьма безответственных волшебников, поистине безответственных. Не говоря уже о чрезвычайно опасных полукровках.

— Если вы о профессоре Люпине, — возмутился Дин, — то он был самым лучшим…

— Руку, мистер Томас! Разрешите продолжить. Вас познакомили с заклинаниями, которые слишком сложны для вашей возрастной группы и потенциально представляют смертельную опасность. Вас запугали, внушая, будто вам следует со дня на день ждать нападения Тёмных сил. Насколько я знаю, мой предшественник не только произносил перед вами запрещённые заклятия, но и применял их к вам.

— Он оказался сумасшедшим, разве не так? — горячо возразил Дин. — И даже от него мы массу всего узнали.

— Ваша рука не поднята, мистер Томас! — профессор Амбридж сорвалась на противный визг. — По мнению Министерства, теоретических знаний будет более чем достаточно для сдачи вами экзамена, на что, в конечном счете, и должно быть нацелено школьное обучение…

— А мне всегда казалось, что учатся для того, чтобы уметь применять что-то в реальной жизни, даттебаё, — заявил Наруто, оставляя без внимания Хинату, предупреждающе дёрнувшую его за рукав.

— Мистер Узумаки, мы с вами в школе, здесь не реальный мир, — отозвалась Амбридж.

— Значит, нас не будут готовить к тому, что нас ожидает вне школы? — вклинился Гарри.

— Ничего страшного вас там не ожидает, мистер Поттер.

— Да неужели?

— Кто, скажите на милость, будет нападать на вас и на таких же детей, как вы?

— М-м-м, дайте сообразить, — протянул Гарри издевательски-задумчивым тоном. — Может быть… лорд Волан-де-Морт?

У Рона перехватило дыхание. Лаванда вскрикнула. Невилл съехал вбок со своей табуретки. Амбридж, однако, и бровью не повела; она взглянула на Гарри с мрачным удовольствием.

— Минус десять очков Гриффиндору, мистер Поттер.

Класс замер.

— Теперь я хотела бы сказать кое-что прямо и откровенно, — профессор встала и подалась вперед, опёршись на стол короткопалыми ладонями. — Вам внушали, будто некий Тёмный волшебник возродился из мёртвых…

— Он не был мёртвым, — сердито возразил Гарри. — Но что возродился — это правда!

— Мистер Поттер, вы уже отобрали у вашего факультета десять очков, не вредите теперь самому себе, — произнесла профессор Амбридж единым духом, не глядя на него. — Повторяю: вам было сказано, что некий Тёмный волшебник опять гуляет на свободе. Это ложь.

— Нет, это НЕ ЛОЖЬ! — крикнул Гарри. — Я видел его, я дрался с ним!

— Вы будете наказаны, мистер Поттер! — торжествующе воскликнула Амбридж; создавалось впечатление, что этого момента она ждала. — Завтра после уроков, в пять часов, в моем кабинете. Говорю вам всем ещё раз: это ложь. Министерство магии ручается, что никто вам не угрожает. Если вы всё же чем-то обеспокоены, не стесняйтесь, приходите ко мне во внеурочное время, а если кто-то тревожит вас россказнями о возродившихся Тёмных магах, я хотела бы об этом услышать. Я здесь для того, чтобы помогать вам. Я ваш друг. А теперь будьте добры, продолжите чтение. Страница пятая, «Основы для начинающих».

Профессор Амбридж села за свой стол — Гарри, наоборот, встал. Все глаза были устремлены на него; у Симуса, ещё вчера на него оравшего, лицо было наполовину испуганное, наполовину восторженное.

— Значит, по-вашему, Седрик Диггори умер сам в июне, никто его не убивал? — спросил Гарри, и голос его ощутимо дрожал.

По аудитории прокатился общий судорожный вдох. Все перевели напряжённые взгляды с одноклассника на Амбридж, которая подняла глаза и уставилась на него уже без следа фальшивой улыбки на лице.

— Смерть Седрика Диггори была результатом несчастного случая, — холодно проговорила она.

— Это было убийство, — резко возразил Гарри. — Его убил Волан-де-Морт, и вы об этом знаете.

Несколько бесконечно долгих мгновений Амбридж молчала; всем казалось, что она вот-вот сорвётся на крик, но вместо этого она промолвила своим мягчайшим, сладчайшим голоском:

— Подойдите-ка сюда, мой милый мистер Поттер.

Отшвырнув ногой стул, Гарри прошёл к учительскому столу. Все затаили дыхание. Амбридж тем временем вынула из сумки маленький свиток розового пергамента, обмакнула перо в чернильницу и принялась писать записку. Закончив, она скатала пергамент и волшебной палочкой без шва запечатала свиток.

— Отнесите профессору МакГонагалл, — сказала Амбридж, протягивая парню записку.

Гарри взял у неё пергамент и, не сказав ни слова, вышел из класса, хлопнув дверью.

— А я ему верю, — посреди общей тишины серьёзно сказал Наруто.

Теперь Амбридж повернулась к нему — и её некрасивое жабье лицо на миг исказила ярость. Впрочем, она быстро справилась с собой и снова принялась что-то писать, потом поманила Наруто к себе и вручила ему другую записку.

— Профессору Учихе, — чуть слышно проговорила она.

Наруто пожал плечами и, прихватив свою сумку, удалился, не так громко, однако, как Гарри. Он успел поймать укоризненный и обеспокоенный взгляд Хинаты, одобрительный — Рона, удивлённый — Симуса, а затем дверь закрылась, и он оказался один в коридоре.

«Молодец, — не преминул прокомментировать ситуацию Кьюби. — А ведь знаешь, что с ней нельзя конфликтовать».

«Вот только ты не начинай», — буркнул Наруто, уже и сам понявший, что натворил. К несчастью, понял парень это, как обычно с ним бывало, слишком поздно — пути назад уже не было. Теперь оставалось только идти к Итачи. «Кстати, а где его кабинет?» — подумал Наруто, вдруг сообразив, что понятия не имеет, где в огромном замке искать Учиху.

Кьюби пренебрежительно фыркнул. Проигнорировав его, парень пошёл, куда глаза глядят, полностью положившись на интуицию. И она его, надо сказать, не подвела — прослонявшись по этажу минут пять, Наруто наткнулся на Дейдару; он с ногами забрался на широкий каменный подоконник незастеклённого окна и задумчиво глядел на дождь.

— Эй, Дейдара! — окликнул его Наруто, подходя ближе.

— О, получается, я теперь уже «Дейдара», а не «придурок, который всё взрывает»? — язвительно осведомился подрывник, повернувшись к нему.

— Могу и к старому варианту вернуться, если он тебя больше устраивал, даттебаё, — проворчал Наруто.

Дейдара вздохнул.

— Ладно, проехали, — произнёс он уже совсем другим тоном. — Ты что хотел, мм?

— Ты знаешь, где у Итачи кабинет?

— А тебе зачем?

— Амбридж послала, — Наруто помахал перед ним свитком розового пергамента.

Дейдара хитро усмехнулся.

— Что, уже накосячил, да?

— Чего сразу накосячил, даттебаё?! — по привычке вскинулся было Наруто, но затем кивнул. — Но вообще да.

— Быстро ты.

Наруто скорчил недовольную мину.

— Ну так что, знаешь?

— Подожди-ка, — Дейдара прикрыл глаза и с полминуты молчал. — Пошли, — сказал он, наконец, проворно соскакивая с подоконника.

— И ты со мной?

— Ну да, — отозвался он, пожимая плечами. — Всё равно делать нечего, занятия на сегодня закончились. Да и интересно, как там Итачи устроился, мм.

Идя вместе с Дейдарой по коридорам замка, Наруто чувствовал странное в такой ситуации спокойствие. Пожалуй, всё дело в том, что он был уверен: то, что он сделал, было правильно. Именно поэтому настроение Наруто быстро улучшалось, и даже шедший рядом Акацук не вызывал у него неприязни или желания начать ругаться.

— Кстати, как прошла трансфигурация? — поинтересовался Наруто.

— Весьма так неплохо, да, — отозвался Дейдара, поворачивая за угол. — Итачи, надо признать, держался молодцом. А как у вас с зельями?

— Более-менее. Северус придирается очень сильно ко всем гриффиндорцам, а Гарри так вообще ненавидит, даттебаё.

— А что Сасори-но-Данна, мм?

— Его не было; у нас он будет вести занятия по четвергам.

— О-о… — протянул Дейдара, но ничего больше добавлять не стал.

Вскоре они вышли в то крыло замка, где располагалась башня Гриффиндора; сквозь окна расположенных здесь комнат (при лучшей погоде, разумеется) был хорошо виден Запретный лес и горы, в плотном кольце которых располагалась школа.

— Так, по-моему, здесь, — остановившись, пробормотал Дейдара и постучал.

Некоторое время всё было тихо, но затем дверь открылась, и на пороге возник Итачи.

— Дейдара? Наруто-кун? — похоже, лицезрение парней вместе ввело его на миг в некоторое замешательство. — Что вам нужно?

— Лично мне просто интересно, как профессура живёт, мм, — заявил Дейдара и, плечом потеснив товарища с прохода, скользнул в комнату.

Проводив его взглядом, Итачи повернулся к Наруто.

— Меня к тебе послали, даттебаё.

Итачи вопросительно вскинул бровь.

— И кто же?

Без лишних слов Наруто протянул ему свиток розового пергамента. Чуть приметно нахмурившись, Итачи взял его и, жестом пригласив парня следовать за собой, вернулся в комнату. Это оказался довольно просторный кабинет с мебелью из тёмно-коричневого дерева. На письменном столе поверх нескольких листов пергамента лежала раскрытая книга; судя по всему, до прихода гостей Итачи по обыкновению читал. Неспешно приблизившись к столу, он захлопнул объёмный фолиант, на поверку оказавшийся трактатом о видах языковых чар, отложил его в сторону и, всё ещё держа в руках розовый свиток, повернулся к подрывнику.

— Дейдара, у тебя есть какое-то конкретное дело ко мне?

— Не-а, — отозвался он, удобно устроившийся в мягком кресле с тёмно-красной обивкой, стоявшем перед камином.

— Тогда не мог бы ты зайти в другое время?

Дейдара усмехнулся и встал.

— Ну разумеется… профессор, — сказал он с лёгким насмешливым поклоном.

Когда он ушёл, Итачи волшебной палочкой распечатал свиток и принялся за чтение. Дойдя до конца, он поднял взгляд на Наруто и молча протянул записку Амбридж ему. Немного удивлённый, Наруто принял пергамент и стал читать:

Дорогой профессор Учиха!

С прискорбием сообщаю вам, что ваш студент, мистер Узумаки, на сегодняшнем занятии по защите от Тёмных искусств нарушал дисциплину, в том числе позволил себе несколько недопустимых высказываний относительно мнимого возвращения некого Тёмного волшебника. По всей видимости, мистер Узумаки подвергся неблаготворному влиянию со стороны некоторых своих одноклассников, поэтому очень прошу вас, профессор, провести с вашими студентами разъяснительную беседу, дабы в дальнейшем они не попадались на россказни смутьянов.

С наилучшими пожеланиями,

профессор Долорес Амбридж

P.S. На этот раз, из уважения к вам, я закрою глаза на произошедшее, однако если подобное повторится вновь, боюсь, я буду вынуждена назначить наказание.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 101 | Добавлено: 2016-10-30
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]