Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Наруто vs Саск...
Написал: Fell
Дата: 2024-05-19
Ответов в теме: 9
Тема: Сильнейший улу...
Написал: Four-to-Eight
Дата: 2024-05-19
Ответов в теме: 9
Тема: Обсуждение ман...
Написал: goodday
Дата: 2024-05-19
Ответов в теме: 6213
Статистика

В деревне: 389
Учеников: 370
Шиноби: 19

Shuric, K_A_Z_E_K_A_G_E, DNAngel, TapaKaHaTop, astra123, ItachiZt, ADEPTYS, КSENOFONT, impishMD, Narutonate, VoV94, [Нарик], alexunder, alexanders, Stadiya, Shusui_Uchiha, Crynoob, f0x1k, Mozzg

Два мира. Арка 2. Глава 2. Часть 1

Следующие дни в штабе Ордена Феникса царило оживление. Многие входившие в организацию маги, услышав о нападении, приходили на площадь Гриммо, надеясь узнать подробности произошедшего и услышать распоряжения Дамблдора.

В ночь после происшествия, закончив с делами в Министерстве магии, Альбус прибыл в дом Блэков; таким разгневанным, как в тот раз, Дейдара никогда его прежде не видел, да и, откровенно сказать, больше не хотел видеть — от старика, казалось, исходили потоки магии, способные разнести всё вокруг. По счастью, Альбус свою энергию контролировал, поэтому обошлось без инцидентов.

За прошедшие дни члены Ордена уже неоднократно порывались плюнуть на придуманный им план и, не дожидаясь условленного дня, поскорее вытащить Гарри из дома дяди и тёти. Особенно настойчив был Сириус, крёстный отец мальчика, однако его всё-таки насилу удержали, не без определённой помощи со стороны Итачи, надо сказать; Дейдара в который раз убедился, что он превосходно умеет уговаривать людей, даже не используя Шаринган. Сам Дейдара тоже был бы не прочь начать действовать поскорее, но всё-таки держал свои мысли при себе.

Так прошло три дня. На четвёртый же напряжение достигло своего апогея — именно он был выбран днём проведения спасательной операции. В обед в подвальной кухне дома собралось много людей, в той или иной мере задействованных в плане.

— Значит так, — говорил Аластор, внимательно глядя на всех по очереди. — В основном отряде будем я, Люпин, Бруствер, Тонкс, Дож, Дингл, Вэнс, Подмор и Джонс. В запасном…

— Стоп, я что-то не понял, — перебил его Дейдара. — А мы?

— Вы остаётесь.

— Почему это нам нельзя участвовать в операции, мм?! — грозно осведомился Дейдара, уперев руки в бока. — Как караулить пацана — так, значит, мы с Хинатой, а как перевозить его!..

— Чёрт, Тсукури, напряги мозги, — проворчал Аластор, недовольно поглядывая на него своими разномастными глазами. — Твой полётный агрегат слишком заметен.

Дейдара аж задохнулся от возмущения.

— Это тебе не агрегат! Это Искусство, да!.. И вообще, по-твоему, летающая метла — это нормально, а птица в небе — заметно?!

— Эта птица размером с небольшого дракона, — рыкнул Грозный Глаз, нетерпеливо постукивая тростью по полу. — И вообще, почему мы спорим? Я сказал: нет!

— Как будто мне интересно твоё мнение!

— Проще будет разрешить, — флегматично заметил Сасори, не глядя на напарника. Большую часть последних дней он проводил за опытами с рукой дементора и не посещал собрания, только нынешнее. — Всё равно ведь увяжется.

— Вот и увяжусь! — заявил Дейдара, с вызовом глядя на Аластора.

— Дело принципа, да? — понимающе усмехнулся Сириус, которому Альбус лично запретил участвовать в операции. — Любишь доводить дела до конца?

— Да, — быстро кивнул Дейдара. На самом же деле он в глубине души надеялся, что опять столкнётся с теми существами — и уж на этот раз не проиграет им и своим воспоминаниям.

— Прошу, позвольте нам поучаствовать, — негромко сказала Хината. — С помощью Бьякугана я замечу любую опасность — у моих глаз радиус обзора около десяти километров.

Было видно, что Грюму очень не хочется уступать подрывнику, но перспектива заполучить в команду Хинату с её додзюцу была чересчур заманчива.

— Ладно, что с вами поделать, — махнул рукой Аластор. — Но только чтоб никакие маглы вас не заметили, ясно?

— Полмесяца не замечали, а тут вдруг заметят, мм, — с сарказмом фыркнул Дейдара. Получив то, что хотел, он, невероятно довольный, пропустил большую часть дальнейших обсуждений мимо ушей, отдаваясь приятным размышлениям о том, стоит ему в случае повторного боя с дементорами сразу переходить к любимому дракону С2 или же всё-таки начать с чего попроще.

Когда собрание закончилось, Сасори отвёл напарника в сторону.

— Я знаю, о чём ты думаешь, Дейдара, — сказал он таким тоном, что парень и в самом деле поверил, что кукольник знает его мысли. — Если наткнёшься на них, не спеши взрывать — мне нужны новые образцы для исследований.

— И что с того? — ворчливо поинтересовался Дейдара, вырывая локоть из цепких пальцев напарника. — Вам надо — вы и ловите, да.

— А если я попрошу?

Вот теперь стало интересно.

— Я весь внимание, Данна.

Сасори скривился, словно собирался сделать нечто весьма неприятное, а затем глубоко вздохнул и негромко произнёс:

— Пожалуйста, Дейдара, если во время миссии представится возможность, добудь мне образцы тканей тех существ.

— А что взамен, мм? — уже почти не скрывая ехидства в голосе, спросил парень.

— Как обычно, — отозвался Сасори.

Дейдара прищурился.

— Сколько?

— Пять.

— Пятьдесят.

— Совсем обнаглел? — недовольно проговорил Сасори. — Десять.

— Ничего не обнаглел, Данна, я же не сказал сто, — усмехнулся Дейдара. — Сорок.

— Губу закатай, а то она вон уже по полу волочится, — фыркнул кукловод. — Пятнадцать.

— Да ладно вам, Сасори-но-Данна, с вас не убудет! Тридцать пять.

— Двадцать.

— Да за двадцать сами идите своих дементоров ловить, мм!.. Тридцать.

— Всё, Дейдара, двадцать пять — это моё последнее слово.

Парень на миг задумался, а затем кивнул.

— Ладно, уболтали. Согласен на двадцать… шесть, да! — в последний момент поправился он, всё же не желая окончательно уступать напарнику.

Сасори очень выразительно закатил глаза.

— Ладно, считай, что один тебе бонусом, — протянул он. — Но материал должен стоить того.

— Спокойно, Данна, всё будет! — победно улыбнулся Дейдара.

— Вот, возьми, — Сасори протянул ему небольшой флакончик, наполненный какой-то настораживающей серовато-синей жидкостью. — Это пока пробная версия, но определённый эффект должен быть.

— Эй, я вообще-то не подписывался вашу гадость тестировать! — возмутился Дейдара. — Тридцать!

— Договор уже заключён, так что уймись, — с насмешливой полуулыбкой сказал Сасори. — Если будешь хорошо себя вести и сделаешь всё, как надо, подумаю о выдаче премии.

— Ненавижу вас, Сасори-но-Данна, — буркнул Дейдара, но всё-таки спрятал флакон в карман.

— Взаимно, — отозвался тот и отошёл к Итачи.

Когда мягкие сумерки опустились на Лондон, волшебники Ордена Феникса, напряжённо озираясь по сторонам, вышли из дома на площадь; все они несли в руках мётлы разной степени потрёпанности, что очень забавляло Дейдару.

— И как только на этой палке можно летать, мм? — фыркнул он, наблюдая за тем, как маги седлают своих «деревянных коней». — Неудобно же.

— Зато быстро, — проворчал Аластор, косясь на парня своим магическим глазом. — И уж точно незаметнее, чем эти твои…

— Ля-ля-ля, — скучающим тоном протянул Дейдара, стараясь не заводиться и не поддаваться желанию продемонстрировать, чего стоят его творения в бою. — Зато на метле твоей девушек не покатаешь, а на моей птице можно. Правда, Хината?

— Д-да, — кивнула она, отводя взгляд. Теперь Хината, конечно, стала смущаться и краснеть значительно меньше, чем в то время, когда они только познакомились, однако, по мнению Дейдары, она по-прежнему была чересчур уж пугливой и скромной.

— Кто о чём, — буркнул Грозный Глаз.

— Ладно, полетели, что ли, пока вы не поругались, — сказала Тонкс, с улыбкой слушавшая перепалку.

По команде они поднялись в воздух. Когда птица выровняла полёт, держась выше стремительно несущейся над полями группы волшебников на мётлах, Дейдара уселся, скрестив ноги, и при помощи оптического прибора на глазу, то приближая, то удаляя землю под ними, стал осматриваться. В отличие от совы, на этой птичке — более компактной и узкой, четырёхкрылой, предназначенной для быстрого полёта, — места было не то чтобы очень много, поэтому шиноби приходилось сидеть близко друг к другу. На Дейдару вдруг напало желание поэкспериментировать — и он, отодвинувшись чуть назад, прижался спиной к спине Хинаты. Полностью поглощённая проверкой окрестностей на предмет потенциальных угроз, она вздрогнула от неожиданного прикосновения, заставив парня тихо усмехнуться.

О том, что случилось четыре дня назад во время полёта из Литтл-Уингинга, они по немому уговору не вспоминали, и Дейдара был девушке за это весьма признателен. Он не имел привычки анализировать свои действия, да и раскаяние посещало его, мягко говоря, нечасто, но в этот раз он испытывал нечто, похожее на чувство вины, вспоминая, как сталкивал девушку с птицы. Конечно, он прекрасно знал в тот момент, что успеет поймать её, но всё же, всё же… Хината всегда была по-своему добра к нему, общалась с ним не как с нукенином, а как с товарищем, пусть даже и временным, а он за это отплатил ей такой монетой. Хотя, с другой стороны, потом он доверил этой девчонке своё самое неприятное воспоминание, обнажил перед ней душу, можно сказать, так что она должна ещё быть благодарна ему, да!

Волшебники под ними пошли на снижение, и Дейдара тоже направил птицу к земле, но чуть дальше, намереваясь посадить её в поле, как делал всегда. Спрыгнув на землю, он дождался, когда Хината присоединится к нему, и развеял птицу. Быстро пройдя по полю, шиноби вошли в городок и уверенно направились к хорошо знакомому им дому номер четыре по Тисовой улице, за которым они так часто в последнее время наблюдали.

Как оказалось, маги оставили для них незапертой входную дверь. В доме было темно, только на кухне, где и собрались все, горел свет.

— Сколько народу за тобой пожаловало, Гарри! Есть чему удивляться, да? — услышал Дейдара голос Римуса.

— Чем больше, тем лучше, — мрачно проговорил Аластор. — Мы твоя охрана, Поттер.

— И мы тоже, мм, — подал голос Дейдара. Как это обычно бывало, волшебники заметили шиноби лишь когда он заговорил; некоторые от неожиданности даже вздрогнули.

— Вы… — протянул Гарри Поттер, обводя взглядом подрывника. Конечно, на фоне высокого и крепкого Кингсли и даже того же Грюма, имевшего очень внушительный вид за счёт густой седой гривы и многочисленных шрамов на лице, Дейдара по меркам этой реальности навряд ли мог показаться тем, кто способен защитить.

— Здравствуй, Гарри, — улыбнулась ему Хината. Парень с некоторой опаской присмотрелся к её глазам, но тут же расслабился, не увидев в них Бьякугана.

— Кажется, мы в прошлый раз не представились, — заметил подрывник. — Дейдара Тсукури. А это Хината Хьюга.

— Очень приятно, — пробормотал Гарри, которого явно беспокоили молодость и необычные для Британии имена «охранников». — Послушайте… — он опять повернулся к Римусу. — Что происходит? Никто ничего мне не говорит. Что известно про Волан…

— Тсс! Тсс! — зашикали на него сразу несколько чародеев и чародеек.

— Молчи! — рявкнул Аластор.

— Почему?

— Мы не обсуждаем ничего здесь, слишком опасно, — сказал Грюм, глядя на Гарри своим обычным глазом; волшебным же он почему-то смотрел на потолок. — Тьфу ты, — буркнул он. — С тех пор, как им пользовался этот гад, всё время заклинивает.

Не обращая внимания на мгновенно скривившихся спутников, он с неприятным хлюпаньем выдернул глаз.

— Грозный Глаз, ты ведь понимаешь, как это противно, правда? — непринужденно поинтересовалась Тонкс.

— Гарри, будь добр, принеси мне стакан воды, — игнорируя девушку, попросил Аластор.

Пока Гарри вынимал из посудомоечной машины чистый стакан и наливал в него воду, Дейдара выскользнул из кухни в гостиную. Его вовсе не занимал Гарри Поттер, местная знаменитость, много лет назад остановивший Тёмного Лорда. Парень был его заданием, однако разводить сопливого восторга, как это делали многие волшебники, вокруг его так называемого подвига Дейдара совершенно не собирался.

Мальчик, Который Выжил… Что за бред. Ну, подумаешь, не смог какой-то там злодей младенца убить. На взгляд Дейдары, это скорее повод сомневаться в компетентности убийцы, чем возводить в ранг героя его жертву.

Свою известность Гарри получил только за то, что просто не умер. Нет, конечно, Сириус рассказывал, что мальчишка в одиннадцать лет помешал Волан-де-Морту захватить какую-то штуку под названием философский камень, в двенадцать победил здоровенную змею, убивающую взглядом, и ещё что-то там совершил… Но всё же, неужели этого достаточно в этом месте, чтобы стать героем? «В нашем мире это была бы миссия хорошо если ранга В, — думал Дейдара. — Генина, конечно, за такие достижения похвалили бы, а учитель проставился и накормил учеников обедом. Хотя, я в свои двенадцать лет получил бы за такое от старика Ооноки максимум фразочку вроде «Как и ожидалось от моего ученика», быстро перетекающую в очередную промывку мозгов, что не надо в ходе выполнения миссии разносить местность на километр вокруг… У нас герои — это такие люди, как Сенджу Хаширама, объединивший люто ненавидевшие друг друга на протяжении многих поколений кланы Страны Огня и создавший первое Скрытое Селение. Тут даже я не буду спорить, действительно герой, да. И Третий Казекаге был героем, хм… пока Сасори-но-Данна из него марионетку не сделал. И Четвёртый Хокаге, и Второй Цучикаге, да и старик Ооноки тоже, хотя я его и терпеть не могу. Вот если бы кто-нибудь сумел завалить нашего Лидера — точно стал героем, ведь это действительно был бы подвиг, а не то что там не позволил бесплотному духу заграбастать какой-то камень, мм…»

— Дейдара?

— Что, уже пора? — он повернулся к Хинате, отгоняя бесполезные рассуждения, навеянные скукой.

— Пока нет, — покачала она головой, подходя ближе. — Что-то случилось?

— Всё хорошо, — с вызовом заявил подрывник. — С чего это ты спрашиваешь, мм?

— Просто… просто мне показалось… — пролепетала Хината, опуская взгляд. — Прости.

— Блин, кончай уже извиняться, — раздражённо цыкнул Дейдара.

Хината ещё ниже склонила голову и вся как-то сжалась. Видимо, она вспомнила, во что вылился прошлый раз, когда она решилась задать ему личный вопрос, и теперь боялась его гнева, отчего Дейдаре вновь захотелось поэкспериментировать.

— И вообще, — сказал он уже спокойнее, подходя к девушке, — если говоришь с человеком, смотри ему в глаза.

Не решившись спорить, Хината робко подняла на него взгляд.

— Уже лучше, — одобрительно кивнул Дейдара. — Так, а теперь ещё выпрямься и повтори свой вопрос, но только уверенно и настойчиво, и тогда я тебе отвечу.

Хината, хотя и была удивлена его поведением, видимо, действительно хотела, чтобы подрывник ей честно ответил, поэтому постаралась сделать так, как он сказал.

— Что случилось, Дейдара?

В своих мыслях он довольно улыбнулся — всё-таки в этой девчонке больше сил, чем кажется на первый взгляд.

— Меня бесит то, что я спасовал перед дементорами в прошлый раз, — признался он. — И я знаю, что не успокоюсь, пока не возьму реванш, мм.

— Понятно… — Хината вновь опустила глаза; что ж, сразу ожидать от неё кардинального преображения и не стоило. — Я… я буду их искать на обратном пути, — вдруг пообещала она, — и если увижу, обязательно скажу!

— Ага, спасибо, — кивнул Дейдара и, пройдя мимо неё, вернулся на кухню. Туда же в скором времени пришла и Хината, а чуть позже — Гарри и Тонкс, ходившие наверх собирать вещи парня.

Пока Грозный Глаз накладывал на Гарри какие-то замысловатые маскировочные чары, Дейдара с удовольствием думал о том, как удачно вместе с ними в этом мире застряла обладательница Бьякугана. А ещё лучше было то, что ему удалось наладить с девушкой контакт, что потенциально означало возможность использовать её глаза для своих целей. Чёрт, всё-таки прав был Итачи, когда говорил о перспективах!..

— Пошли! — закончив с Гарри, скомандовал Аластор, отпирая волшебной палочкой заднюю дверь.

Дейдара первым вышел на газон, сильно пострадавший от засухи последних дней. Пожухлая трава неприятно хрустела под ногами, и он против воли с сожалением подумал об изумрудно-зелёных, мягких, как дорогой шёлк, бесконечных лугах Страны Травы, где они с напарником периодически бывали по заданиям Акацуки.

— Сегодня ясная ночь, мм, — заметил Дейдара, подняв взгляд к небу.

— Плохо, — проворчал Аластор, озирая небо волшебным глазом. — Кой-какая облачность нам бы не помешала… Так, слушай меня, — рявкнул он, обращаясь к Гарри. — Полетим сомкнутой группой. Тонкс перед тобой, держись за ней вплотную. Люпин прикроет тебя снизу, я сзади. Тсукури и Хьюга сверху. Остальные вокруг нас. Строй не нарушать ни под каким видом, понял меня? Если кого-нибудь из нас убьют…

— Такое может случиться? — с тревогой спросил Гарри, но Грюм точно не слышал.

— …то другие летят дальше, не задерживаются, не ломают строя. Если погибнут все, кроме тебя, Гарри, в игру вступит вспомогательный отряд. Он пока выжидает. Продолжай двигаться на восток, и они возьмут тебя под защиту.

— Не слишком ты радостные речи ведёшь, Грозный Глаз, — заметила Тонкс, закрепляя чемодан Гарри и клетку с его совой ремнями, свисавшими с её метлы.

— Я просто рассказываю парню план, — прорычал Аластор. — Наша задача — доставить его в штаб-квартиру невредимым, и если это будет стоить нам жизни…

— Это никому не будет стоить жизни, — успокаивающе пробасил Кингсли.

— Не дрейфь, парень, прорвёмся! — усмехнулся Дейдара и, подбросив в воздух новую фигурку четырёхкрылой птицы, увеличил её. Гарри смотрел на это действо с явным непониманием и удивлением, особенно когда оба шиноби запрыгнули на спину птицы, и та круто взяла с места вверх. Волшебники, впрочем, тоже не заставили себя ждать, и вскоре группа направила мётлы в сторону Лондона.

Так как руководил операцией Грозный Глаз, летели они не по прямой, а то и дело меняя направления, избегая городов и автомагистралей, тянувшихся внизу нескончаемыми паутинами и лентами света. Впрочем, когда Аластор на полном серьёзе предложил сделать петлю, чтобы посмотреть, нет ли за ними хвоста, маги не выдержали.

— Ты в своём уме, Грозный Глаз?! — заорала Тонкс, летевшая перед Гарри. — Мы уже к метлам примёрзли! Всё время с курса сходить — за неделю не доберёмся! И ведь почти уже на месте!

Птица парила на несколько метров выше волшебных мётел, но острый слух позволил Дейдаре расслышать слова. Тонкс была права: впереди и в самом деле раскинулось огромнейшее скопление огней, бывшее столицей здешних владений. На миг нахмурившись, Дейдара бросил взгляд на Хинату. Девушка и в самом деле очень старалась, исследуя Бьякуганом окрестности, но, похоже, нигде не видела противников, что вовсе не радовало подрывника, у которого уже начинали чесаться руки.

— Эй, Грюм! — крикнул он, заставляя птицу спуститься чуть ниже к магам. — Летите на базу, а мы сделаем ещё круг, посмотрим, всё ли в порядке!

— Добро, — отозвался тот, и по команде Римуса группа начала снижение.

Хината не стала ничего спрашивать — прекрасно поняла, чего хочет её временный напарник, поэтому сосредоточилась на поиске дементоров. Птица повернула на запад и стала медленно облетать Лондон, держась окраин; сам же Дейдара следил при помощи прибора за тем, чтобы они не попали в поле зрения какого-нибудь праздного зеваки, решившего на ночь глядя попялиться в небо.

— Нашла, — сказала Хината, наконец. — Восемь километров на юго-запад.

— Сколько, мм?

— Трое.

— Отлично, — оскалился Дейдара и, взметнув полами плаща, запустил руки в сумки с глиной, висевшие у него на поясе.

Хината с некоторой опаской взглянула на парня.

— У тебя есть план? — осторожно спросила она.

— Не-а, — усмехнулся Дейдара, и птица стремительно понеслась в погоню за ничего не подозревавшими врагами.

Чёрные тени скользили по берегу реки плавно, неспешно. От могильного холода, исходившего от этих существ, воды реки замерзали, покрывались коркой свежего льда даже несмотря на то, что на дворе был ранний август. Мелкие звери, вышедшие на охоту ночью, в страхе разбегались от тварей в плащах, приносивших с собой только холод и смерть.

Дементоры резко остановились, когда Дейдара возник прямо перед ними, спрыгнув откуда-то сверху. Обведя противников взглядом, он чуть прищурился и усмехнулся, и твари, питающиеся положительными эмоциями, не могли не учуять, что парень очень доволен. Они мягко скользнули навстречу, протянули к нему руки, как вдруг Дейдара воскликнул:

— Кац!

Тонкая глиняная змея, незаметно обвившая шею одного из существ, с громким хлопком взорвалась, сжигая плоть, дробя кости. Двое других дементоров моментально разлетелись в стороны, а Дейдара стремительно запрыгнул на спину спланировавшей к нему птицы и взмыл в небо. Не в силах допустить, чтобы ужин убежал от них вот так просто, твари тоже взлетели и погнались за ним, не заметив, как из укрытия выскочила Хината, которая, подбежав к поверженному противнику, развернула на земле свиток и запечатала в нём тело и голову.

В воздухе тем временем началась самая настоящая гонка. Четырёхкрылая птица носилась по небу, закладывая немыслимые виражи, не позволяя противникам приблизиться. Дементоры летали за ней, силясь догнать, но куда им до скорости творения нукенина!.. То и дело в их сторону направлялись небольшие птички-бомбы, но твари, уже, похоже, смекнувшие, что эти белые глиняные фигурки представляют опасность, отлетали прочь прежде, чем звучал взрыв.

Даже держась на расстоянии, дементоры не оставляли попыток дотянуться до души Дейдары, выпить из него всю радость, пробудить боль и страх. Где-то на задворках сознания уже вспыхивало золотистое закатное солнце, на фоне которого высилась чёрная фигура в плаще с высоким воротником, с горящими алым огнём глазами, но Дейдара отмахивался от воспоминаний и продолжал атаковать, упорно подавляя эмоции, сознательно растворяясь в животном, не замутнённом мыслями и рассуждениями желании убивать.

Сириус как-то упомянул мимоходом, что дементоры, питающиеся высшими эмоциями, доступными только человеку, не могут ничего противопоставить примитивным звериным инстинктам. Что ж, тогда именно на инстинктах Дейдара этот бой и проведёт. Он не раз видел, как во время сражения Хидан, теряя голову, бросался на противников, точно бешеный зверь, — ни тени мысли, ни капли сознания, никакого распознавания своих и чужих. Просто голая цель — убить.

Один из дементоров всё-таки попал в зону поражения — его разорвало на мелкие куски. Последний оставшийся враг вильнул в сторону, однако не заметил тончайший сенбон, метко пущенный ему в то место, где у людей было сердце. Игла, как и ожидалось, достигла цели — и тварь, хрипло втягивая в себя воздух, стала падать, пока не повалилась кучей чёрного тряпья на землю.

Приземлившись рядом с существом, Дейдара спрыгнул с птицы и подошёл ближе. Дементор был временно обездвижен ядом Сасори, которым был щедро смазан сенбон, однако всё ещё жив, если можно сказать так, конечно, об этом существе. Тварь неподвижно лежала на сухой, пожухлой, теперь ещё и покрывшейся ледяной корочкой траве, с клокочущим хрипом втягивая в себя воздух, усиливая ментальный натиск на Дейдару — и за завесой гнева и ненависти, которой он укрылся, точно щитом, зазвучали голоса, негромкие, но уже довольно отчётливо различимые:

«Он из тех идиотов, что умирают молодыми…» — самые первые слова, сказанные Сасори о нём.

«Ты попался в иллюзию в тот самый момент, когда посмотрел в Шаринган Итачи-сана…» — Кисаме скрежещет острыми треугольными зубами, словно хочет засмеяться.

«Ты проиграл…» — спокойный низкий голос врага обволакивает, сжимает в тисках, воздействуя не хуже глаз, заставляя склониться, признать поражение…

— Чёрта с два, — процедил Дейдара. — Чёрта с два я поддамся на эту фигню ещё раз. Твоё недогендзюцу даже рядом с учиховским не лежало и не сработает на мне дважды, да!

Дейдара вовсе не был уверен, что дементор его понимает; ему просто надо было выговориться, доказать противнику, но в первую очередь себе самому, что он сильнее собственных страхов. Впрочем, Дейдара мгновенно замолчал, услышав позади себя тихие шаги. Это Хината, весь бой следившая за ним с расстояния, как и было договорено, подошла ближе, видя, что сражение окончено.

— Оно… оно ещё живо? — запнувшись, спросила она.

— Да, — отозвался Дейдара.

Дементор опять захрипел, и подрывник понял, что враг пытается воздействовать на Хинату. Отчего-то это разозлило ещё больше, и Дейдара, отобрав у девушки пустой свиток, который та крепко сжимала в подрагивающих руках, сам запечатал в нём обездвиженного дементора.

— Давай второго, — сказал Дейдара, требовательно протянув руку.

— В-вот, — Хината подала ему ещё один свиток.

Не глядя на неё, Дейдара быстро убрал оба свитка в сумку. Он прямо-таки кожей чувствовал исходивший от девушки страх и спросил, решив окончательно всё прояснить:

— Что ты видишь, когда они рядом, мм?

Хината вздрогнула и поспешно опустила глаза.

— Я?..

— Что вижу я, ты знаешь, — Дейдара постарался говорить холодно и с лёгкой угрозой, тоном, какой обычно использовал его напарник, когда хотел незамедлительно получить ответ. — Ну?

— Родных, — после паузы ответила Хината негромко, — и других близких мне людей. Они отворачиваются от меня, потому что я слабая.

Дейдара недоверчиво покосился на неё, но по выражению её лица понял, что девушка говорит правду.

«Боится своей слабости, — он усмехнулся. — Какая знакомая проблема».

— Не такая уж ты и слабая, раз первая из коноховцев решилась на сотрудничество с нами, мм, — как можно более непринуждённо заметил Дейдара.

Хината, наконец, подняла на него взгляд. Кто бы мог подумать, что в глазах, заключающих в себе силу одного из трёх легендарных додзюцу, способно отражаться столько искреннего облегчения и робкой благодарности?..

Чаще всего по отношению к нукенинам люди испытывают всего два вида чувств: страх или ненависть (ну, или оба сразу). Порой ещё к ним добавлялось презрение. Но эта девчонка не ненавидела его, не презирала, да и перестала уже бояться полноценно, хоть и продолжала опасаться в какой-то мере. Самая пугливая и робкая из тройки коноховцев, почему Хината была так уверена, что опасный террорист, по воле случая и магов ставший временным напарником, не причинит ей вреда? Вот даже сейчас, когда они одни посреди какой-то хреновой равнины, а вокруг на многие километры ни души — Дейдара мог бы, если бы захотел, сделать с девчонкой всё, что угодно. Так какого ж чёрта он просто стоит и играет с ней в гляделки?..

«Нет-нет, — мысленно фыркнул он. — Хоть я и отступник, даже у меня рука не поднимется на этот образчик невинности и доверчивости. И она, похоже, это понимает…»

От раздумий Дейдару оторвало ощущение лёгкого покалывания чужой чакры на указательном пальце правой руки, который обхватывало акацуковское кольцо. Благодаря этим кольцам, особенным у каждого из Акацук, члены организации при большом желании могли общаться между собой на расстоянии. Ещё для этого, правда, нужно было, чтобы в теле того, с кем хочешь связаться, была твоя чакра, но они с напарником порой делились друг с другом энергией, поэтому с этим пунктом проблем не было.

«Алло, я вас слушаю».

«Прекрати паясничать, — прозвучал в его голове холодный голос Сасори. — Где тебя носит?»

«Как будто вы сами не знаете, Данна! На разведке мы, ловим ваших дементоров. Вот, кстати, уже взяли двоих, мм».

«Возвращайтесь», — коротко приказал Сасори и разорвал связь.

Дейдара недовольно фыркнул — вот всегда напарник так.

— Нас уже потеряли, — сказал подрывник Хинате, которая с удивлением наблюдала за ним. — Мысленная связь, — он постучал пальцем по кольцу.

— Тогда, наверное, стоит поторопиться.

— Это да, — согласился Дейдара, прекрасно знавший, что лучше не заставлять кукловода ждать.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 131 | Добавлено: 2016-10-30
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]