Боруто 1 сезон 242 серия
27 марта 2022 года
Манга Боруто 69
20 апреля 2022 года
Блич 367
2021 год
Манга Блич 686
Финальная глава
Хвост Феи 328
Финальная серия
Манга Хвост Феи: 100 летний квест
23 апреля 2022 года.
Ван Пис 1014
27 марта 2022 года
Манга Ван Пис 1044
25 марта 2022 года
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыл пароль |

НАША РЕКЛАМА
На форуме
Тема: Спойлеры One P...
Написал: -Daiguren_Hyourinmaru-
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 5618
Тема: Апгрейд Пейна ...
Написал: Sasai-Kudosai
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 28
Тема: Обсуждение ман...
Написал: Kakashe_Hatake
Дата: 2024-02-28
Ответов в теме: 5613
Статистика

В деревне: 310
Учеников: 300
Шиноби: 10

Darkel, Infouser, Evgen66, -Daiguren_Hyourinmaru-, lew21, K_A_Z_E_K_A_G_E, Splin, Star4e, Ulquiorra004, Histleк

Два мира. Арка 4. Глава 19

Когда известие дошло до него, Шикамару сразу же бросился в госпиталь. Там, остановив в коридоре одного из медиков, он узнал шокирующие результаты обмена пленными в Долине Завершения.

Пятеро АНБУ убиты.

Акимичи Чоджи и Хатаке Какаши тяжело ранены.

Яманака Иноичи и Ино в реанимации.

Сарутоби Асума убит.

- Нет… - пробормотал Шикамару; парень попятился, привалился спиной к стене.

- К сожалению, всё именно так, - ирьёнин с сочувствием посмотрел на молодого шиноби и, не зная, что ещё добавить, быстро ушёл по своим делам.

Нара же остался стоять в коридоре, словно громом поражённый. Его трясло, а перед глазами всё плыло. Мимо сновали люди, кажется, говорили что-то – но он не видел и не слышал ничего. Он просто пытался осознать произошедшее.

Сенсей мёртв. Ино в реанимации. Чоджи ранен.

«Почему? - билась мысль в мозгу парня. - Почему наша команда?..»

Нет, он не желал бы этого ужаса никому из своих товарищей… Но всё равно, почему жизнь шиноби так несправедлива и жестока?..

- Шикамару, - резкий оклик заставил его вздрогнуть и поднять голову на подошедшего отца. - Что ты здесь делаешь?

- Я… - голос дрогнул и на миг сорвался, - услышал…

- У тебя есть работа, - оборвал его Шикаку. - Займись ею.

Юный Нара сглотнул и мелко кивнул, постарался взять себя в руки. Отец прав: шиноби не должен терять голову и забывать о миссии – но как же это тяжело.

- Куренай-сенсей, - негромко произнёс он. - Я должен сказать ей.

- Я сам скажу Куренай, - решительно ответил советник Хокаге. - Иди.

На негнущихся ногах, на полнейшем автопилоте Шикамару вышел из госпиталя; по улицам деревни он брёл не спеша, засунув руки в карманы штанов и ссутулив плечи. Умом чунин понимал, зачем отец пытался отстранить его от происходящего, однако легче от этого не становилось.

«Я должен был быть там с ними, - раз за разом всплывала мысль в мозгу Шикамару. - Я бы придумал что-нибудь…»

Белый снег пушистыми хлопьями падал на плечи Нары всю дорогу до штаба АНБУ – пришлось как следует отряхиваться на крыльце, чтобы не нести воду внутрь. В самом здании было как всегда тихо, но атмосфера заметно изменилась, сделалась совсем уж мрачной и гнетущей. В холле и прилегающих коридорах было совершенно безлюдно, но на нижних этажах – Нара был уверен – уже шла подготовка команд к отправлению по следам врагов.

Медленно поднявшись наверх, Шикамару вошёл в их с Неджи кабинет, где и обнаружил товарища, сидящего на подушках перед доской для шоги.

- Привет, - проговорил Нара чуть хриплым голосом.

Хьюга поднял от доски голову, и взгляды молодых шиноби встретились.

- Мне жаль, - тихо сказал джонин, - твою команду.

На какой-то миг Шикамару застыл, а затем мелко кивнул и, давя чувства, сел напротив товарища.

- Узнал что-нибудь? - спросил чунин, чтобы перевести тему. Сейчас лучше всего будет сконцентрироваться на работе.

- Ничего принципиально нового, - ответил Неджи, вновь перенося внимание на доску. - Как мы уже поняли раньше, эта фигура, по-видимому, является частью какой-то настольной игры сродни шоги, но «включается» лишь когда партия началась; «включение» проявляется в том, что фигура начинает двигаться, но не сходя со своего поля, и произносить некие фразы на неизвестном языке, который наверняка является тем же самым, на котором написана книга, - Хьюга замолчал и пристально посмотрел на Нару, отрешённо глядевшего на фигуры. - Шикамару?

- Да? - юноша встрепенулся, постарался вновь сосредоточиться на деле, не думать о раненных друзьях и погибшем учителе.

- Иди домой, - просто сказал Неджи, убирая фигуры для шоги с доски, и, поднявшись, аккуратно положил рыцаря в коробку, стоявшую под его колонкой в таблице, расчерченной на стене. - Сейчас нет никакого проку тебе сидеть здесь.

- Мне нужно отвлечься, - покачал головой Шикамару. - Давай ещё подумаем…

- Нет, - Хьюга шагнул ближе и протянул товарищу руку. - Лучше прогуляемся.

Молча приняв его помощь, Нара встал, и шиноби покинули свой кабинет, а затем и штаб спецотряда. Когда они проходили холл, его также пересекал большой отряд АНБУ – наверняка это и были те, кого Хокаге решила пустить по следу Акацуки.

«Моё место – в той команде, - подумал Шикамару, провожая ниндзя взглядом и, нахмурившись, мысленно добавил: - Я должен сделать всё возможное, чтобы поймать этих уродов».

Но вслух парень не сказал ничего и вместе с Неджи пошёл дальше по заснеженным улицам. Он не спрашивал о цели пути, просто шёл, ведомый другом, – и на каждом углу видел воспоминания.

Вот перекрёсток, на котором когда-то давно трио «Ино-Шика-Чо» ждало сенсея, чтобы отправиться на первое своё задание.

Вот закусочная барбекю, где десятая команда часто обедала после миссий.

Вот магазин, куда Шикамару и Чоджи нередко заходили, чтобы Акимичи купил свои любимые чипсы.

Вот цветочная лавка клана Яманака, где Ино порой подрабатывала и откуда наблюдала за проходившими мимо или заглядывавшими внутрь людьми, чтобы потом поделиться с друзьями последними новостями Конохи.

А там, наверху, крыша, где Шикамару любил полежать летом под солнцем, куда к нему порой приходил Асума, и они подолгу разговаривали…

Нара и не заметил, как они покинули шумный центр и оказались на окраинах, направляясь не иначе как к поместью клана Хьюга. Однако цель прогулки была ему безразлична, поэтому Шикамару вновь ничего не стал спрашивать и вслед за джонином пересёк внутренний двор. По энгаве, опоясывавшей большую часть дома, товарищи добрались до одного из залов в самом сердце усадьбы и остановились перед дверями.

- Ханаби, - позвал Хьюга.

Створки разъехались, явив парням младшую сестру Хинаты, несмотря на холод на улице облачённую в весьма лёгкое кимоно.

- Неджи-ниисан, что-то случилось? - спросила девочка, внимательно глядя то на кузена, то на Нару.

- В это время ты всегда проводишь чайную церемонию, - ответил Неджи. - Можем мы поприсутствовать?

Ханаби вновь обвела проницательным взглядом молодых шиноби, особо долго задержавшись на мрачном Шикамару.

- Конечно, - кивнула она и чуть посторонилась, пропуская гостей внутрь зала.

Посреди помещения стоял невысокий столик, на котором девочка уже начала до их прихода выстраивать посуду. Закрыв за юношами дверь, Ханаби подошла к столику, изящно опустилась на татами и достала из ларца три светлые, расписанные цветами и птицами чашки.

Стоило Шикамару войти в дом, из кухни выглянула его мать. Дождавшись, когда парень разуется, Ёшино подалась вперёд и крепко обняла сына. Минуту они постояли так, а затем женщина отстранилась – чунин отметил её покрасневшие глаза – и спросила:

- Ты будешь ужинать?

- Нет, мам, спасибо, - отозвался парень, стараясь, чтобы голос его звучал ровно. - Я к себе.

- Хорошо, - Ёшино через силу улыбнулась и погладила сына по плечу, после чего вернулась на кухню, а Шикамару удалился к себе в комнату на верхнем этаже дома и, плотно прикрыв дверь, улёгся на кровать и уставился в потолок.

Мысль о том, что Асумы больше нет, не укладывалась в его мозгу. Всё время с тех пор, как их троица выпустилась из Академии, Сарутоби был рядом, помогал советом или делом, действительно понимал своих учеников и заботился о них так, словно они были его собственными детьми.

Дети… Шикамару тяжело вздохнул и закрыл глаза. А ведь совсем недавно, всего каких-то пару недель назад Асума, смущаясь, сказал ему по секрету, что у них с Куренай будет ребёнок…

«Бедная женщина, - подумал чунин. - Она не заслужила такого».

Но если подумать – кто заслужил? Кому можно пожелать, чтобы возлюбленный умер, не дождавшись появления на свет своего ребёнка? Никому, из друзей уж точно. А Акацуки – не люди, им до подобных переживаний дела нет.

«Все они – свора бешеных псов, - Шикамару стиснул кулаки, нахмурился, представляя себе нукенинов этой организации. - Маньяки и убийцы. Даже самая страшная пытка из арсенала Ибики не будет для них достаточной карой».

Внизу хлопнула входная дверь – это вернулся отец. Какое-то время было тихо, а затем до парня стали доноситься приглушённые рыдания; видимо, Ёшино всё же не выдержала тяжести новостей. На лестнице раздались шаги, за которыми последовал короткий стук в дверь комнаты. С трудом заставив себя подняться, юный Нара отворил дверь, давая дорогу отцу.

По лицу Шикаку сразу стало понятно: случилось что-то ещё.

- Что? - только и смог спросить Шикамару.

- Иноичи, - глухо отозвался советник Хокаге. - Он очнулся, но Цунаде-сама говорит, что вряд ли он снова сможет ходить.

- Мне жаль, - проговорил парень; он знал, как много значит для его отца Яманака. - А про Ино что-нибудь известно?

- Она всё ещё в реанимации, - сказал Шикаку. - В очень тяжёлом состоянии.

- Но есть надежда?

- Пока да, но ирьёнины считают, что если она не придёт в себя в ближайшие дни, то не очнётся уже никогда.

Опустив взгляд, парень вновь сжал кулаки.

- Ясно, - выдавил из себя он.

«Шиноби не плачут… Шиноби не плачут…» - повторял себе Шикамару, но на глаза стали наворачиваться непрошенные слёзы.

Утро было холодным и хмурым. Шикамару тихо выскользнул из дома ещё до того, как проснулись родители: он не хотел сейчас сталкиваться с ними, видеть заплаканную мать и мрачного и собранного отца. Сейчас ему нужно было дружеское плечо, на которое можно было бы опереться, чтобы не кануть в бездну отчаяния. Но Чоджи сам ранен и нуждается в помощи, а Ино вообще неизвестно, придёт ли в себя… Почему-то в этот момент на ум пришла Темари, великолепно умевшая разогнать тучи на душе острым словцом или неожиданным выпадом. Однако куноичи была теперь дома в Суне, за много километров от Конохи, и придёт в Скрытый Лист она в следующий раз явно нескоро. Так что сейчас чунину остаётся лишь одиночество.

Большую часть времени до открытия госпиталя для посещения Нара провёл в парке, где со скамьи отстранённо наблюдал за редкими прохожими. Многие из них были так беззаботны, даже не зная, какое фиаско потерпела Коноха в целом и Хокаге в частности в Долине Завершения пару дней назад, как не знали и того, что шестерым шиноби эта ошибка руководства стоила жизни.

«Пятая не виновата, - тут же мысленно одёргивал себя Шикамару. - Виноваты Акацуки».

Когда время приблизилось к девяти, чунин покинул парк и довольно быстро добрался до расположенного неподалёку госпиталя. Упросить дежурного ирьёнина пропустить его для Нары не составило труда, и вскоре он уже был на пороге палаты Чоджи. От вида лучшего друга – похудевшего, всего в бинтах – у парня ёкнуло сердце.

- Шикамару, - Акимичи попробовал улыбнуться, хотя вышло у него нечто, больше напоминавшее болезненную гримасу. - Ужасно выглядишь.

- Ты не лучше, - отозвался Нара, переставляя стул ближе к кровати и усаживаясь на него. После практически бессонной ночи он и в самом деле наверняка выглядел не лучшим образом, но чунину было плевать на это. - Как себя чувствуешь?

- Нормально, - Чоджи посерьёзнел. - Скажи, а то, что говорили про Асуму-сенсея?..

Шикамару не смог сказать это вслух, только молча кивнул. Акимичи совсем спал с лица, побледнел; глаза доброго парня заметно увлажнились.

Долго сидеть у друга Нара не стал: Чоджи нужен был отдых – и, простившись с ним и пожелав скорейшего выздоровления, пообещав навещать почаще, подошёл к дверям соседней палаты.

- Я не верю, - голос Какаши был приглушён, но узнаваем и довольно отчётлив. - Он не мог так поступить.

- Мы говорим о главе Акацуки, - заметила Шизуне.

- Мы говорим о человеке, таком же бесхитростном и прямолинейном, как Наруто, - парировал Хатаке. - Я общался с ним достаточно для того, чтобы понять: он сам ни за что не пошёл бы на подобное.

- Однако при этом он не постеснялся закрыть участки твоей памяти перед тем, как вернуть нам, - это уже произнесла до того молчавшая Пятая.

- На его месте я бы тоже удалил из головы противника воспоминания, которые могли бы выдать мою личность и местоположение базы.

Хокаге тяжело вздохнула.

- В любом случае, - сказала она, - как стало ясно после предварительного сканирования, полностью оценить работу, которую Акацуки провели в твоём сознании, сможет только менталист высочайшего уровня. Но Иноичи и самому досталось, а обращаться в Корень или к кому-то ещё я не хочу. Так что поправляйся, Какаши, а за это время, я надеюсь…

Дальше слушать Нара не стал и поспешил перейти в другой коридор.

Почему Хатаке защищает главу Акацуки? Вывод напрашивался и в самом деле лишь один: память Копирующего Ниндзя как следует подправили. Но зачем это было нукенинам? Не проще ли было сразу убить Какаши, а не вести его на место встречи, если они всё равно планировали засаду?..

Возле палаты Ино на скамеечке спала мать девушки.

«Вот, пожалуй, тот человек, кому тяжелее, чем Куренай, - подумал Шикамару, тихо проходя мимо госпожи Яманака, чтобы не потревожить её беспокойный сон. - В одно время в больнице оказалась вся её семья, а дочь непонятно, очнётся ли вообще…»

Чуть поколебавшись, чунин всё же заглянул в палату. Подключённая к многочисленным аппаратам, Ино лежала на кровати, и её грудь вздымалась от дыхания совсем чуть-чуть. От прежнего роскошного белого хвоста не осталось практически ничего, и неаккуратно обрезанные пряди как попало лежали на подушке. Лицо девушки было всё в ссадинах и синяках, словно её долго и с силой били по голове – удручающее зрелище.

- Как она?

Тихий, заданный почти шёпотом вопрос заставил Нару резко обернуться. За спиной молодого шиноби стоял Сай с обычным однообразным выражением на лице.

- Плохо, - так же тихо ответил Шикамару; он был удивлён видеть здесь члена Корня и не смог не спросить: - Почему ты здесь?

- Ино всегда была добра ко мне, - произнёс Сай. - Однажды она сказала, что я – её друг. А друзья должны навещать друг друга в больнице и поддерживать в тяжёлые моменты.

- Да, точно, - проговорил Нара и, не удержавшись, вновь покосился на лежащую на кровати девушку.

Неожиданно замявшись, АНБУ достал из-за спины небольшой букет ирисов и показал его чунину, словно спрашивая совета.

- Там на тумбочке есть ваза, - просто сказал Шикамару и, кивнув Саю, ушёл, не в силах больше находиться рядом с подругой, которой никак не может помочь.

К вечеру снег, наконец, перестал, но сделалось холоднее. Собравшиеся на кладбище шиноби мёрзли, однако не позволяли себе жаловаться, даже шелохнуться, отдавая дань уважения погибшим в Долине Завершения товарищам. Когда завершилась основная церемония, люди из спецотряда, стоявшие отдельно от прочих, направились туда, где упокоили их братьев по оружию, а Шикамару и многие другие подошли к свежей могиле Сарутоби Асумы.

Старший брат погибшего, Сарутоби Кеншин, нынешний глава клана, стоял с каменным лицом, пряча за маской свои чувства; его сын Конохамару, напротив, плакал, даже не пытаясь остановиться. Было здесь и много джонинов – сослуживцев Асумы, даже монах Чирику, прибывший из Храма Огня специально на похороны. Учеников Асумы Шикамару представлял в одиночестве; Чоджи тоже хотел прийти, но врачи ему категорически запретили.

Всех собравшихся, многие из которых даже не были лично знакомы друг с другом, объединяло общее горе, создавая некую печальную связь, позволявшую понять стоявших рядом без слов.

А затем вперёд вышла Куренай. Хотя они с Сарутоби и не афишировали свои отношения, многие в Конохе знали об их романе – правда, пока мало кто был в курсе, что Юхи носит под сердцем его ребёнка. Женщина держалась с достоинством, а руки её почти не дрожали, когда она возлагала букет на могилу возлюбленного; она держалась, как истинная куноичи, хотя, как понял Шикамару из случайно услышанного разговора родителей, сразу после сообщения у неё была жуткая истерика.

Возложение цветов прошло в гробовом молчании, после чего все стали медленно расходиться. Отрицательно покачав головой на призывный взгляд матери, Шикамару подошёл к Куренай, оставшейся стоять возле могилы.

- Куренай-сенсей.

- Шикамару, - ровно произнесла женщина, поворачиваясь к нему. - Как ты? Я слышала, Ино и Чоджи всё ещё в больнице.

- Да, - подтвердил Нара.

- Асума очень любил вас троих, - в голосе Юхи сквозила такая печаль, что слышать его становилось невыносимо.

- Он был странным учителем, - честно сказал Шикамару, глядя на надгробный камень. - Учил нас и действительно важным вещам, и полной ерунде. Но при этом благодаря ему я понял, как важно быть хорошим примером для молодёжи, - чунин усмехнулся. - Теперь очередь нашего поколения становиться примерами. И я клянусь, что когда ваш ребёнок родится, я защищу его, во что бы то ни стало.

Выслушав его, Куренай чуть склонила голову.

- Рассчитываю на тебя.

Кивнув ей, Нара развернулся и шагнул было прочь.

- Ещё одна вещь, Шикамару, - он обернулся и встретился взглядом с куноичи. - Пообещай мне, что не станешь совершать никакие глупости.

- Разумеется, - ответил парень и направился к выходу с кладбища.

Время давно уже перевалило за полночь, и в поместье клана все спали. Этим и воспользовался Шикамару, выскользнув из дома через окно своей спальни и по крышам перебравшись в сад, а оттуда побежав в сторону небольших ворот на западе деревни. За спиной чунина был рюкзак с припасами и снаряжением, на поясе – подсумки с мелким оружием.

Тихо подобравшись к посту, Нара затаился; ему нужно было поймать момент, когда часовой отвлечётся, чтобы пробраться мимо него и покинуть Коноху.

- Ты совершаешь глупость.

Чунин нахмурился и повернулся к стоявшему позади него шиноби.

- А я так не думаю.

- Тогда как иначе можно назвать твоё желание идти на охоту на Акацуки в одиночку? - осведомился Неджи, вскинув бровь.

- Возмездием, - процедил Шикамару.

- Мне казалось, что в нашем поколении Саске – одинокий мститель, - с вялым сарказмом заметил Хьюга.

- Пойми, я не могу оставить это просто так, - серьёзно сказал Нара. - Если не сделаю это сейчас, буду жалеть до конца жизни.

- Одному тебе их не одолеть, - упрямо повторил джонин.

Шикамару с надеждой посмотрел на него.

- И ты пришёл, чтобы предложить мне свою помощь?

- Нет, чтобы остановить. Хокаге-сама уже отправила на поиски врагов своих лучших АНБУ.

- Как-то в прошлые рейды они немного успеха добились.

- Считаешь, что ты, чунин, к тому же эмоционально заинтересованный, справишься лучше группы из спецотряда, собранной из специалистов по выслеживанию?

На это Наре было нечего ответить. Он прекрасно понимал, что Хьюга прав – но и отступить так просто не мог.

Молчание затянулось.

- И что теперь? - спросил Шикамару. - Потащишь меня обратно силой?

- Да, если будешь упорствовать, - флегматично подтвердил Неджи. - Однако я уверен, что разум в тебе возобладает. Как ни печально, Асуме-сану ты уже ничем не сможешь помочь; но вот Чоджи и Ино нужна твоя поддержка, как нужен твой блестящий ум тем нашим товарищам, которые всё ещё находятся в неком параллельном мире вместе с нукенинами Акацуки, четвёркой прежних Хокаге и Учихой Мадарой. Так что делай выбор: теоретическая возможность мести или друзья, - закончив монолог, Хьюга развернулся и размеренным шагом направился прочь.

Постояв некоторое время, Шикамару последовал за ним.
Категория: Драма/Ангст | @Nathan92 | Просмотров: 108 | Добавлено: 2016-10-31
Комментариев нет :(
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]